Присоединяйтесь к нашим группам

Унылый ландшафт. Внутренние причины сдерживают рост экономики не меньше, чем внешние

Унылый ландшафт. Внутренние причины сдерживают рост экономики не меньше, чем внешние
Неизменность макроэкономического ландшафта обусловлена тем, что экономическая политика не ориентирована на достижение высоких темпов роста.
26 12 2016
08:40

Хотя динамика российского ВВП и ряда других показателей в 2016 году выглядит немного лучше, чем многие ожидали, в целом экономическая статистика довольно унылая, и это отразилось в среднесрочном макроэкономическом прогнозе правительства — мало отличающийся от нулевого рост ВВП в 2017 году. Прогнозная динамика на последующие годы выглядит ненамного лучше, тем более на фоне более высоких ожидаемых темпов роста мировой экономики.

За последние полтора года в отечественной экономике особых изменений не произошло: помесячная динамика многих макроэкономических показателей не демонстрирует явных тенденций ни к росту, ни к возобновлению спада. Падение курса рубля и его чрезмерная волатильность в конце 2014-го — начале 2015 года отчасти была обусловлена снижением цены нефти и ухудшением внешних условий в целом, поэтому основная волна спада в экономике страны пришлась на первое полугодие 2015 года. 

Адаптация к внешним шокам оказалась скоротечной, но главное отличие нынешней ситуации от предыдущего кризиса заключается в том, что экономика страны пока категорически отказывается расти темпами, которые отличались бы от масштабов так называемого статистического расхождения, хотя со второго квартала 2009 года помесячная динамика производства и вышла на траекторию роста. В силу эффекта базы в годовом выражении эта динамика на протяжении нескольких кварталов оставалась отрицательной, но траектория роста была очевидной, что и подтвердил рост ВВП на 4,5% в 2010 году. Сейчас же вряд ли кто возьмет на себя смелость утверждать, что в 2017 году можно ожидать похожих темпов роста. 

Можно посетовать на то, что цена нефти сейчас не демонстрирует такой же повышательной динамики, как во втором полугодии 2009 года. Но не следует забывать, что экономический рост в стране практически остановился в 2013 году, когда ВВП вырос всего лишь на 1,3%, несмотря на высокие цены на нефть и весьма благоприятные внешние условия. В 2014 году, когда нефть оставалась в среднем достаточно дорогой, рост ВВП составил 0,7%, внешние условия уже начали ухудшаться.

Получается, внутренняя среда, в том числе инвестиционный климат и экономическая политика, влияет на рост экономики не меньше, чем внешние факторы. Текущая статистика говорит о том, что внутренняя среда пока еще не идеальна для развития бизнеса. У экономической политики также есть недостатки, которые не удается устранить. В России экономическая политика часто представляет собой реакцию на динамично меняющиеся внешние условия, и формулирование целостной стратегии развития затруднительно. Попытки улучшения внутренних условий функционирования экономики пока не привели к существенному улучшению инвестиционного климата в силу отсутствия консенсуса по поводу того, что именно требуется улучшать. Похоже, бизнес имеет свою собственную оценку «институциональных рисков», которая не всегда совпадает с оценкой рисков представителями институтов, которые проводят экономическую политику.

Прошедший 2016 год, судя по всему, экономика закончит с небольшим минусом. А значит, совокупный рост ВВП за восемь лет составит примерно 1,6%. Это трудно назвать хорошим результатом. Получается, улучшение инвестиционного климата и повышение качества институтов, о чем говорилось много в предыдущие годы, остается актуальной темой и в обозримом будущем. 

Хронически высокая и нестабильная инфляция — еще один признак того, что экономическая политика имеет существенный потенциал для улучшения. После всплеска инфляции в 2015 году ее торможение в 2016 году было ожидаемым. В последние месяцы недельная инфляция вышла на средний уровень 0,1%. Этот уровень был типичен для России в последние годы за исключением «шоковых» периодов, как, например, в конце 2014-го — начале 2015 года, а также в последние и первые календарные месяцы года, когда инфляция традиционно повышалась. Не исключено, что в конце 2016-го — начале 2017 года уровень недельной инфляции вновь несколько повысится, что затруднит достижение в 2017 году поставленного Центробанком годового ориентира 4%. Стоит подчеркнуть, что целью должно быть не только достижение целевого уровня, но и его удержание. Было бы полезно, если бы Центробанк ставил и более амбициозные цели по инфляции.

Некоторая унылость и неизменность макроэкономического ландшафта страны обусловлена тем, что экономическая политика выглядит небесспорной, поскольку она не особо ориентирована на достижение высоких темпов экономического роста. Скорректировать соответствующим образом макроэкономическую компоненту экономической политики гораздо проще, чем решить такую экзистенциальную проблему, как реформирование институтов. 

Упомянутый выше уровень недельной инфляции 0,1% означает, что в большинстве месяцев года ее годовой уровень находится примерно на уровне 5%. По традиции одной из причин повышения инфляции в отдельные периоды является весьма неравномерное финансирование бюджетных расходов, что повышает инфляцию в зимний период, поскольку в конце каждого года бюджетные расходы существенно увеличиваются. Другая причина сохранения относительно высокой инфляции на протяжении последних 12 месяцев — отсутствие изменений в политике ЦБ: ключевая ставка на уровне 10% представляется излишне высокой. Это один из ограничителей роста экономики. 

На фоне высокой ключевой ставки объем рефинансирования банков к середине текущего года снизился до уровня 700 млрд рублей — это на порядок меньше, чем в конце 2014 года: спрос на рефинансирование упал из-за значительного дефицита бюджета, который второй год покрывается в основном за счет продажи Центробанку Резервного фонда Минфином. За десять месяцев 2016 года было профинансировано чуть более 12 трлн рублей расходов из утвержденного годового уровня в 16 трлн рублей. Дефицит за 10 месяцев составил менее 1,6 трлн рублей при среднемесячных доходах около 1,1 трлн рублей. По итогам года бюджетный дефицит должен удвоиться по сравнению с показателем за первые десять месяцев. Таким образом, инфляционный фон в ближайшие месяцы должен повыситься, в силу того что масштабное финансирование бюджетного дефицита опять будет монетизировано продажей Резервного фонда при относительно небольших объемах заимствований.


Источник: http://www.forbes.ru/





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!