Присоединяйтесь к нашим группам

Палка, палка, огуречик – вот и вышел терминатор: нужна ли гуманоидность боевым машинам?

Палка, палка, огуречик – вот и вышел терминатор: нужна ли гуманоидность боевым машинам?
В последнее время мало кого можно удивить высокотехнологичными, а часто и роботизированными машинами, предназначенными для применения в военных целях. С появлением необходимых технологий и после многократной их проверки и адаптации под нужды вооружённых сил танки, летательные и подводные аппараты и стационарные комплексы, способные принимать участие в боевых действиях, сошли со страниц фантастических романов (и, конечно же, с экранов соответствующих фильмов) и уже довольно плотно закрепились в нашей с вами реальности. Тем не менее, одна из ниш, широко представленная в литературе и кинематографе – антропоморфные (они же гуманоидные или человекоподобные) роботы – пока не находят применения в армиях самых продвинутых стран. Найдут ли?
05 01 2017
13:33

Для начала следует задаться вопросом: какие роли в настоящий момент выполняют роботизированные комплексы? Отметим, что «роботизированный» и «робот» – разные вещи: в первом случае как минимум часть управления находится в руках удалённого оператора (как минимум для отдачи приказа на открытие огня), в то время как второй случай подразумевает почти полную автономность, чего пока ни один командир в здравом уме машине не позволит. Так что же делают наземные аппараты такого типа на поле боя?  
Наиболее часто они используются для сапёрных работ и видеонаблюдения. Эти машины обычно не несут вооружения и оснащены лишь манипулятором, возможно, ковшом, и камерами. Примерами могут служить МРК-46 и МРК-61, а также их младший собрат Богомол-3, способный благодаря хитрой конструкции гусеничного шасси подниматься по лестницам. Из вооружённых моделей можно выделить компактные «Стрелок» и МРК-27-БТ с невероятно широким набором вооружения (чего стоят только реактивные огнемёты). Что касается более крупных боевых роботизированных систем, то среди них стоит выделить семейство «Платформа-М», «Волк-2» и машины потяжелее - «Соратник», уже использующийся в Сирии, и «Уран». Они несут на себе как автоматическое оружие – от пулемётов (включая крупнокалиберные) до автоматических пушек, гранатомётов, огнемётов и противотанковых ракет. Весят они уже от пяти до нескольких десятков тонн.  

А что же андроиды? Увы, проблема с поддержанием равновесия при хождении на двух ногах пока хорошо решена только природой – слишком сложно существующим прототипам постоянно выполнять множество корректирующих движений с необходимой точность. Да и распознавание и преодоление препятствий пока хромает – заставляя хромать сами опытные модели. Проблемы с компактными источниками питания и эффективной защиты всей начинки на данный момент делают невозможным серьёзное применение гуманоидных машин не то что в армии, но и где бы то ни было ещё, исключая развлекательные и демонстрационные цели. Более того, многие не без оснований утверждают, что человекоподобность боевым машинам не нужна вовсе. Мол, колёса и гусеницы устойчивее и быстрее, да и управлять ими куда проще, а привязка к форме «две руки, две ноги» и вертикальному положению корпуса – вообще вредна с точки зрения размещения оборудования и вооружения, а также заметности в боевых условиях. И они правы.  
Однако, есть области, в которых «быть человеком» куда выгоднее. В первую очередь речь идёт о ведении боевых действий в условиях, специально созданных для людей в их нынешнем виде. Речь идёт о городах, зданиях, возможно, даже о поездах и крупных кораблях. Если задачи «снести всё до фундамента» не стоит, возникают значительные сложности с передвижением гусеничной платформы по, например, типичному многоквартирному дому с кучей дверей, которые надо как-то открывать. Ещё одним примером теоретической полезности использования гуманоидных аппаратов является возможность захвата военной техники противника. Шестиколёсную тележку с огнемётами за руль вражеского транспорта (успешно зачищенного той же тележкой) уже не посадишь.  
Иными словами, ниша для антропоморфных боевых роботов ещё есть. А значит, однажды наступит то время, когда людям больше не придётся умирать на поле боя. И это хоть и мало, но радует.  

Дмитрий Потапкин, специально для Обзор.press 







Mainichi shimbun,Nikkei shimbun
Японцы продолжают обсуждать расследование дела об убийстве брата Ким Чен Ына, а также обсуждают изменения в отношениях страны с Китаем, КНДР и США.
15:33 | 27.02.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!