Присоединяйтесь к нашим группам

Олег Буклемишев: говорить о том, что мы достигли дна кризиса – преждевременно

Олег Буклемишев: говорить о том, что мы достигли дна кризиса – преждевременно
На прошлой неделе сценарий Минэкономразвития по выходу из кризиса, основные рецепты которого основаны на снижении доходов и покупательной способности населения, вызвал настоящий переполох и целую волну комментариев (по большей части негативных) в СМИ, а также в блогосфере. Мы попросили прокомментировать эту ситуацию Олега Витальевича Буклемишева, директора Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ, который любезно согласился ответить на наши вопросы.
19 05 2016
08:46

Минэкономразвития на прошлой неделе предложило сценарий выхода из кризиса, основные рецепты которого, по мнению ряда комментаторов, направлены на дальнейшее существенное снижение реальных доходов и покупательной способности населения. Вы согласны с такой оценкой?

Я полагаю, что такая цель, как снижение доходов населения, конечно, не ставится. Проблема заключается в том, что в последние годы серьезно сократился объем инвестиций в российскую экономику. И в текущих кризисных условиях государство могло бы вести себя двумя путями: или поддерживать рост потребления населения путем увеличения доходов, или наоборот - снижать долю доходов населения и увеличивать долю предприятий, чтобы стимулировать рост инвестиций. Заявления Улюкаева говорят как раз о том, что правительство выбрало второй путь выхода из кризиса, который заключается в усилении инвестиционной компоненты и видит возможности по увеличению прибылей и, соответственно, инвестиций, за счет снижения темпов роста доходов населения.

Тем не менее, мы слышим и читаем достаточно резкие комментарии по этому поводу: так звучат голоса о том, что правительственный план предполагает увеличение числа бедных, уменьшение зарплат и прочее. Как вы считаете - это скорее эмоциональная реакция и люди просто «зацепились» за слова «снижение доходов населения», или критика содержит и рациональное зерно?

Рациональное зерно в этой критике, разумеется, есть. Кроме того, открытым остается вопрос о том, как эта политика будет воплощаться в жизнь на практике. Надо сказать, что в определенном смысле она уже реализовывается — как вы знаете, государство уже заявило о том, что не сможет индексировать доходы пенсионеров и других получателей социальных пособий в соответствии с уровнем инфляции, как заложено в законодательстве. Поэтому было принято решение индексировать эти выплаты на уровне ниже, чем фактический уровень инфляции. Что это еще, как не первые шаги государства по урезанию доходов населения под влиянием отсутствия доходов в бюджете?

Какие в этом направлении могут быть приняты еще меры?

Думаю, следующим шагом правительство ограничит индексацию роста заработной платы в бюджетном секторе.

Коснется ли это ограничение также и уровня заработной платы той части населения, которая у нас занята в частном секторе?

С одной стороны, не думаю, что государство будет как-то стимулировать предпринимателей в частном секторе снижать зарплаты своим работникам, с другой - надо ожидать того, снижение доходов коснется и этого сегмента. Это произойдет само собой в силу того, экономика страны переживает рецессию.

Получается, что пенсии и зарплаты остаются последним инвестиционным резервом в стране?

В какой-то степени, да. Несмотря на неоднократные заявления властей, что трогать пенсионные деньги больше не будут, уже в который раз накопления были изъяты на текущие расходы бюджета. На сегодняшний день можно констатировать, что с пенсионными деньгами все решено - программа накопительной пенсии фактически закрыта, и обязательные пенсионные накопления в российской экономике отсутствуют. А государству придется заново выстраивать пенсионную реформу, все элементы этой системы, включая размер выплат пенсионерам и соответствующих изъятий из доходов граждан, а также повышение пенсионного возраста. Но пока к этому правительство даже не приступило.

Министерство финансов предлагает уравнять пенсионный возраст мужчин и женщин на уровне 65 лет. Как вы относитесь к этой инициативе?

Это лишь одно из предложений из множества - идей высказывается достаточно много и все они, к сожалению, не складываются в стройную систему. Подобного рода реформы должны представлять собой не набор каких-то разрозненных действий, а являться совокупностью системно согласованных шагов, в противном случае вся сбалансированность социальной сферы будет мгновенно нарушена. Поэтому это значительно более сложная задача, нежели просто изменить один параметр, даже такой важный, как пенсионный возраст.

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что пессимистичные прогнозы по экономическому спаду в России в 2016 году неверны. Согласны ли вы с этим утверждением?

Те выводы, которые я могу сделать на основании имеющихся статистических данных, к сожалению, не дают мне оснований разделять оптимизм господина Улюкаева. Ситуация в российской экономике, скорее, свидетельствует, что утверждения, будто мы достигли дна кризиса, мягко говоря, преждевременны. Хотелось бы надеяться, что мы действительно в этом году достигнем дна и даже оттолкнемся от него, но это совершенно не равносильно тому, что экономика России готова к устойчивому динамичному росту, потому что предпосылки и источники для такого роста на текущий момент отсутствуют. Вот в чем заключается самая главная проблема. И самый главный вопрос текущего момента – это не уровень дна, а когда и при каких условиях российская экономика снова начнет устойчиво расти. Сегодня никто на этот вопрос ответить не в состоянии. Думаю, что ответ на него будет дан уже при каком-то другом правительстве.

Где же можно найти эти точки роста экономики или хотя бы источники для запуска «инвестиционного мотора», кроме как изымая доходы населения?

Все-таки об изъятии доходов речи пока не идет, разговор идет скорее о сдерживании роста социальных выплат и доходов граждан, занятых в государственном секторе. Это не в последнюю очередь связано с тем, что государство за последние годы впрыснуло в этот сектор очень много денег, что в качестве цепной реакции повлекло за собой рост заработной платы и в частном секторе. Рынок труда устроен, как сообщающиеся сосуды: изменения в одной его части всегда влияют на положение дел в другой. Поэтому в ситуации, когда государству все сложнее выполнять бюджетные обязательства, эта мера представляется совершенно ожидаемой.

Насколько обоснованы надежды правительства на замедление роста социальных выплат как потенциальное решение проблемы инвестиций, покажет время. Можно лишь констатировать, что инвестиции действительно являются сегодня центральной проблемой в российской экономике: у государства на это уже нет достаточных средств, а частные компании инвестировать боятся и не хотят этого делать.

А почему частные компании не хотят инвестировать в российскую экономику?

С этим надо очень внимательно разбираться. С моей точки зрения, все усилия государства должны быть направлены именно на выявление и устранение причин инвестиционного  кризиса  – в правительстве наконец должны найти способ побудить бизнес поверить в светлые перспективы российской экономики.

Может быть проблемы лежат в политической сфере. Люди не хотят инвестировать потому, что не уверены в том, что их собственность, их инвестиции в России надежно защищены?

В том числе.

Как вы прокомментируете назначение Алексея Кудрина на руководящую должность в Центре стратегических разработок, а также слухи о том, что Кудрин сменит Дмитрия Медведева на посту премьера?

Я не думаю, что тут могут изменить какие либо назначения или перестановки ответственных лиц на правительственных постах. Потому, что увы сегодня речь идет не о персоналиях а о том, как вообще развивается отечественная экономика. И, на мой взгляд, понимание господина Кудрина здесь не сильно отличается от понимания господина Медведева.

То есть назначение Кудрина ни на что не повлияет?

В нынешней конфигурации изменения могут носить лишь косметический характер, но они не изменят и не решат основных проблем российской экономики и не устранят негативных движущих факторов, толкающих нашу экономику вниз.

Говоря о негативных факторах, которые не дают нашей экономике выйти из затяжного пике, очень хочется задать вопрос о том, - есть ли какие-то точки роста, которые пусть не сегодня, но в среднесрочной перспективе, смогут вытянуть нас из этой ситуации?

Эти точки роста несомненно есть. В российской экономике на самом деле немало сильных сторон; кроме того, некоторые возможности, как это ни парадоксально, предоставляет нам и текущий кризис. В первую очередь, это низкий курс нашей национальной валюты, который не допускает формирования большого разрыва конкурентоспособности с нашими прямыми конкурентами за рубежом; небольшой размер государственного долга, который дает возможность частникам и государству делать заимствования, в том числе для финансирования новых проектов. Наконец, у нас много талантливых людей, грамотных предпринимателей и управленцев, которые привыкли работать в очень жестких условиях. Другое дело, как заставить все эти ресурсы работать – для этого, нужно в корне переломить негативные ожидания. А для их перелома того, что делает государство, по моему мнению, крайне недостаточно. Между тем уже настал момент, когда просто необходимы кардинальные шаги по улучшению бизнес-климата, по коренному изменению отношений между государством и бизнесом, по реальному стимулированию инвестиций со стороны частного бизнеса.







Nhan Dan,Quan Doi Nhan Dan
Вьетнамские СМИ рассказывают об отношениях с Россией и Южной Кореей, а также об участии в выставке авиационно-космической и военно- морской техники LIMA-2017 в Малайзии.
16:39 | 24.03.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!