Присоединяйтесь к нашим группам

Три дня на спасение евро. Часть первая

Три дня на спасение евро. Часть первая
Находясь на грани выхода из еврозоны, у Греции оставался один последний шанс избежать катастрофы.
23 10 2015
13:55

Йан Трейнор, обозреватель «the Guardian»

Поздним вечером в пятницу 10 июля, в то время как министры финансов европейских стран паковали своим чемоданы для поездки в Брюссель на очередную встречу по вопросу долгового кризиса в Греции, в папку входящих писем очень ограниченного числа высокопоставленных официальных лиц поступило шокирующее электронное сообщение из Берлина. В начале этой недели греческому премьер-министру Алексису Ципрасу был предъявлен ультиматум со стороны его европейских коллег: подготовить новый радикальный план проведения экономический реформ и урезания расходов, либо объявить о банкротстве страны.

Ципрас подготовил новый пакет предложений, однако еще до того, как представители европейских стран встретились в Брюсселе для их обсуждения, министр финансов Германии Вольфганг Шобль нанес упреждающий удар: если греческое правительство не предпримет более радикальных реформ, говорилось в электронном письме, «Греции необходимо немедленно предложить переговоры по временному выходу Греции из еврозоны». Спекулятивные разговоры о том, что Греции придется отказаться от общей валюты, шли давно, и недовольство среди членов Евросоюза действиями Афин нарастало на протяжении шести месяцев с того дня, когда левая партия Ципраса «Syriza» пришла к власти, однако до сих пор никто не решался официально поднять вопрос о выходе страны из еврозоны.

 «Оно было предельно ясно изложено, - говорит один из получателей. – Оно было четко прописано.  Оно было жестким. Оно было жестоким». Шобль, один из наиболее влиятельных и опытных действующих политиков в Европе, нанес удар в самое уязвимое место, и тревожные звоночки прозвучали в Париже, Риме, Франкфурте и Брюсселе.

«Оно никогда не было оглашено – оно попало в руки только избранным людям, - объясняет один из участников встречи, прочитавший электронное сообщение в пятницу вечером. -  Оно диктовало жесткую позицию. Оно давало понять, что выход Греции из еврозоны является возможным вариантом. Оно означало, что в понедельник нам нужно быть к этому готовыми».

Требования Шобля задали тон непростым переговорам, проходившим в выходные дни - самые судьбоносные дни в истории единой европейской валюты, завершившиеся 17 часами напряженных консультаций, которые закончились в 8.30 утра в понедельник.  После пяти лет состояния кризиса, во время которых Грецию спасали два раза (как и еще четыре страны еврозоны), вопрос заключался в том, сможет ли Греция остаться в еврозоне или станет первой страной, которую из нее исключат. Для того, чтобы остаться и в очередной раз получить шанс на спасение, Афинам нужно было капитулировать и пойти на условия, предлагаемые Германией в отношении режима строгой экономии, основательной перестройки своей системы социального и пенсионного обеспечения и налогообложения и частичного отказа от суверенитета при принятии политических решений.

Предложение Шобля высветилось на экранах главных функционеров Европейской комиссии около шести часов вечера в пятницу. Оно выглядело как одностраничная записка (которую еврократы назвали бы «недо-документом») и было отослано одним из заместителей Шобля Томасом Штеффеном из Министерства финансов Германии. Письмо не только призывало исключить Грецию из еврозоны сроком на пять лет, но и предлагало Афинам перечислить около 50 млрд. евро (почти четверть национального совокупного дохода) в фонд, расположенный в Люксембурге и контролируемый фондом финансовой стабилизации «Европейским стабилизационным механизм». Предлагалось создать крупную организацию по выводу активов, по примеру программы Западной Германии по приватизации государственных активов Восточной Германии после падения Берлинской стены в 1989 году: постепенно активы бы распродавалась, а доходы от них уходили бы на погашение долга Греции.

«Многие люди были возмущены. Это было невероятно. Никто из присутствующих стран не пошел бы на это».

Казалось, предложение предназначалось для однозначного восприятия ухода Греции из еврозоны в качестве решенного вопроса: один из представителей страны, участвовавшей в переговорах, вспоминает, что он написал записку коллеге, в которой значилось  «60% того, что Греция вылетит» - по его словам, он впервые подумал, что это не только возможно, но и вполне вероятно.

«Многие люди были возмущены», - вспоминает один из ведущих дипломатов в Брюсселе. – Это было невероятно. Никто из присутствующих стран не пошел бы на это». Для премьер-министра Италии Маттео Ренци ультиматум Шобля стал неуместным упражнением в унижении Греции со стороны Германии. Так не должно было быть.

Среди руководителей, банкиров и 19 министров финансов еврозоны нашелся один, кто поинтересовался, не шутит ли Шобль. Но ключевые фигуры в Европейском центральном банке, Европейской комиссии и Люксембургском стабилизационном фонде, которые участвовали в переговорах, понимали, что он предельно серьезен – тем более, что они были задолго осведомлены о планах  Шобля. Они были убеждены, что Шобль принял подобное решение в начале года, еще до того, как Ципрас был избран премьер-министром. Еврозона должна избавляться от слабых звеньев: Греция являлась обузой и должна бала покинуть ее.

В возрасте 73 лет Шобль все еще излучает властность и значительность. Христианский демократ, использующий инвалидное кресло после того, как в 1990 году на него было совершено покушение и его парализовало в нижней части тела, является политическим долгожителем в послевоенной Германии и ключевой фигурой в правительстве с 1989 года. Он проводил переговоры по воссоединению Германии, он присутствовал при рождении евро в Маастрихте. Шобль  являлся тем человеком, который течение десятилетия переделывал гениальные, но плохо сформулированные идеи канцлера Гельмута Коля  в стройные концепции и планы, продолжая делать то же самое и для его преемника. Но оба политика оказались замешанными в скандал с финансами, что повлекло за собой привлечение бывшего канцлера к уголовной ответственности и отставку Шобля с поста лидера партии в 2000 году. Воспользовавшись обстоятельствами, в качестве нового лидера партию возглавила Ангела Меркель. Шобль чувствует себя преданным Колем и не разговаривает с ним с тех пор, однако и с Ангелой Меркель  его отношения остаются довольно натянутыми. После десяти лет, в течение которых Шобль по существу был вторым человеком в правительстве Меркель, они до сих пор обращаются друг к другу с формальным Sie вместо фамильярного du, принятого в Германии.

Маневр Шобля в пятницу 10 июля был захватывающим дух, потому что нарушил негласное табу: членом в еврозоне становятся раз и навсегда, но впервые Шобль продемонстрировал то, что Германия не испытывает твердой уверенности в «вечности» евро и что она хочет вытолкнуть проблемную страну из еврозоны. Подобное откровение испугало политиков по всей Европе. Наблюдая за выдворением Греции, у кого-то, вроде Ренци, могла закрасться мысль: «А вдруг я буду следующим?».

Посреди бесконечных дискуссий в отношении того, что же делать с огромными долгами Греции, письмо Шобля безапелляционно заявляло о том, что по правилам , действующим в еврозоне, никакого списывания долгов быть не может. Однако если Греция «временно» покинет зону евро, появятся более вменяемые аргументы в пользу списания части долга. По сути, это звучало в виде предложения взятки: «Мы заплатим в случае, если вы уйдете».

Министр Финансов Германии Вольфганг Шобль на постере в Афинах, призывающего сказать «нет» на референдуме по мерам экономии в Греции

Жан-Клод Юнкер, президент Европейской Комиссии и его глава кабинета Мартин Селмейр были поражены электронным письмом Шобля и немедленно связались с двумя челнами Еврокомиссии, отвечающими за монетарную политику, Валдисом Домбровскисом из Латвии и Пьером Московиси из Франции. Юнкер также позвонил в Париж Президенту Франции Франсуа Олланду: оба были настроены решительно в плане удержания Греции в зоне евро, однако испытывали тревогу в отношении того, что если Меркель разделяет позицию Шобля в отношении изгнания греков, они будут бессильны остановить ее.  «Юнкер и Холланд согласились, что это уже слишком и не должно произойти ни при каких обстоятельствах», - говорит один из источников в Брюсселе, - но никто из них не был уверен, действует ли Шобль по собственной инициативе или за ним стоит Меркель».

Юнкер и его помощники узнали о предложении Шобля только в пятницу вечером. Остальными получателями письма стали президент Европейского Совета Дональд Туск и его главный помощник, французское руководство, глава Европейского центрального банка Марио Драги, министр финансов Нидерландов Йорен Диссельблоем (являвшийся председателем так называемой Еврогруппы, проводящей встречи 19 министров финансов по вопросу единой валюты) и Томас Вайзер, австрийский экономист и старший еврократ, возглавляющий рабочую группу сотрудников по подготовке ежемесячных встреч Еврогруппы.

Даже Меркель узнала о существовании почтовой «бомбы» Шобля за несколько часов до того, как его заместитель нажал на кнопку «Отослать». «Любая позиция всегда тщательно согласовывается с федеральным правительством, - скажет Шобль позже в интервью для документального фильма о его карьере, показанном на Немецком общественном телевидении в конце августа. «Она была изложена на одном листе бумаги, это верно.  Я согласовал его слово в слово с канцлером в пятницу, и я также проинформировал вице-канцлера по телефону. И затем мы направились в Брюссель».

Это были самые интенсивные, самые  нервные и самые горячие переговоры, которые когда-либо проводились среди лиц, официально отвечающих за европейскую экономику.

В то время, как Шобль и остальные его коллеги-министры финансов направлялись в Брюссель в субботу утром, Вайзер проводил заседание рабочей группы, но вопросы его повестки дня были полностью перекрыты предложением Шобля. Хотя предложение официально не обсуждалось, участники заседания говорили о том, что оно незримо витало в воздухе сессионного зала. Заседание прошло в молчаливой и угнетенной атмосфере. Но она была очень далека от той атмосферы бури, готовящейся разразиться позднее.

В течение трех дней, последовавших за предложением Шобля, министры финансов и главы центральных банков были заняты в непростых переговорах, продлившихся вплоть до полуночи в субботу, когда им пришлось признать свое поражение. Они возобновили свои дискуссии в воскресенье утром, после того как передали инициативу своим национальным главам правительств, чья встреча началась в 4 часа дня и длилась всю ночь, заняв в общей сложности 17 часов.

Это были самые интенсивные, самые  нервные и самые горячие переговоры, которые когда-либо проводились среди лиц, официально отвечающих за европейскую экономику – это многократно повторялось в различных интервью участниками и свидетелями переговорного марафона в Брюсселе. До последнего час никто не мог с уверенностью сказать, чем это все  закончится.

Ставки были высоки как никогда. Финансовые рынки замерли в ожидании любого сигнала, свидетельствующего о проявлении слабости, когда они открылись в понедельник утром. Изгнание Греции из еврозоны явилось бы ужасающим сигналом для более слабых стран еврозоны, предупреждением о том, что им нужно следовать инструкциям Германии в плане оздоровления бюджетов, мер строгой экономии, урезания общественных расходов, структурных реформ. Короче говоря, если они не станут более «германопослушными», они могут стать «новой Грецией».

Но и оставить Грецию в еврозоне означало столкнуться с новыми трудностями: после пяти лет, прошедших со дня выделения крупнейшей финансовой помощи в Европе, европейское общее доверие к Афинам достигло низшей точки.. В Греции ухудшившиеся условия жизни, растущая бедность, бесконечная экономия средств и урезание национальных суверенных прав страны привели к выборам первого в еврозоне правительства радикальных левых, которые обещали бросить вызов Берлину и Брюсселю, отказавшись от мер строжайшей экономии и при этом оставшись частью еврозоны.

В самом конце это завершится заключением в последнюю минуту неожиданного компромисса между Меркель и Ципрасом, после 10 часов изнурительных ночных переговоров.

Предыдущие шесть месяцев переговоров с правительством Алекса Ципраса продвигались только в одном направлении – от плохого к худшему.  Приступив к выполнению обязанностей, Ципрас проявил мало энтузиазма в плане заключения соглашения на условиях кредиторов, и с обеих сторон постепенно нарастало раздражение.

Для европейцев одним из главных препятствий стал нахальный министр финансов Греции Янис Варуфакис, чья сексапильная внешность и радикальная риторика сделала его любимцев первых страниц всех газет. Оппонентов Варуфакиса очень скоро стала раздражать его манера поведения на ежемесячных заседаниях Европейского комитета министров финансов, которую они расценивали как рисовку и самолюбование. В попытке настроить одних министров финансов против других Варуфакису удалось достичь обратного эффекта: настроить всех против себя. На одной из встреч в феврале Варуфакис и Диссельблоем даже чуть не подрались. Московиси, бывший министр финансов Франции и ныне член Еврокомиссии, был вынужден даже встать между ними во избежание драки.  «В какой-то момент между Варуфакисом и Диссельблоемом возникло физическое напряжение, - говорит Московиси в телевизионном интервью для документального фильма, показанного французским телевидением в начале этой недели. – Они обвиняли друг друга во лжи. Мне пришлось вмешаться». С этого момента в феврале Варуфакис и Диссельблоем больше не разговаривают».

К июню переговоры с командой Ципраса не только зашли в тупик, они привели к полной потере доверия сторон друг к другу. Переговоры завели в никуда. Срок существующего займа в 130 млрд. евро (второй заем для Греции) истекал 30 июня. Если греки не предпримут каких-то шагов, то их предпримут их кредиторы.

1 июня в виду быстро приближающегося крайнего срока, Меркель в обход Шобля и Диссельблоема пригласила на срочную встречу европейских лидеров в свою канцелярию в Берлине: на встречу приехали Олланд, Юнкер, а также Марио Драги и Кристин Лагард, глава Международного валютного фонда.

Мини-саммит Меркель начался поздно вечером и продлился до 2 часов утра, ее результатом стала памятная записка, в которой было изложено то, что необходимо предпринять Греции для спасения ситуации. Это было началом эндшпиля.


Источник: theguardian.com





The Sun
Фото: GETTY IMAGES Местный житель посещает мероприятие в память о жертвах депортации крымских татар в 1944 году. Спустя 60 лет после смерти советского тирана, Иосиф Сталин и его приспешники из секретной службы предстанут перед судом за организацию ГУЛАГов Более 200 000 человек были депортированы по обвинению в сотрудничестве с нацистами во время Второй мировой войны.
11:03 | 22.05.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!