Присоединяйтесь к нашим группам

Три дня на спасение евро. Часть вторая

Три дня на спасение евро. Часть вторая
Находясь на грани выхода из еврозоны, у Греции оставался один последний шанс избежать катастрофы.
23 10 2015
14:17

Йан Трейнор, обозреватель «the Guardian».

Главной целью Меркель было разрешить все оставшиеся противоречия между европейскими руководителями и Международным валютным фондом и убедиться, что все они одинаково понимают ситуацию и видят одинаковый выход из нее. «У каждого были свои интересы, но в этом документе излагались минимальные требования для заключения соглашения с Ципрасом, - говорит один из присутствовавших на встрече. – Мы даже сформулировали основы для получения третьего транша финансовой помощи». На следующее утро Лагард позвонила Меркель, чтобы еще раз подтвердить то, что уже было согласовано, и отметила, что МВФ больше не хочет переговоров. Для греков это являлось выбором «бери или уходи». Но то, что последовало за этим, иначе как сумбуром назвать нельзя: это был безумный месяц переносящихся крайних сроков, бесконечной череды «последних шансов», нескольких ультиматумов, четырех саммитов евролидеров и четырех встреч министров финансов еврозоны в Брюсселе и Люксембурге.

После всего этого ничего не произошло, к соглашению прийти не удавалось – и в пятницу 26 июня во время ланча Ципрас тихо покинул саммит в Брюсселе, предварительно проведя личную беседу с Меркель. Не предупредив европейских коллег, он вернулся в Афины и в полночь объявил о созыве национального референдума по вопросам гипотетического соглашения по еврозоне, которое он охарактеризовал такими словами как «шантаж» и «унижение». Меркель была в состоянии шока, если верить людям, знакомым с ее мимикой. Ципрас рассчитывал на то, что референдум, назначенный на 5 июля, станет мощной демонстрацией для остальных европейских стран. Как сказал министр энергетики Греции Панагиотис Лафазанис: «Если греческий народ скажет категорическое «нет», станет невозможным для людей, находящихся у власти, проигнорировать их позицию, иначе демократии больше не существует».

Ципрас настаивал на том, что плебисцит не связан с выходом из зоны евро. Для разъяренных руководителей еврозоны дела обстояли именно так: Меркель, и даже Олланд (который больше всех относился к грекам с симпатией) заявили, что ответ «нет» будет решением покинуть еврозону. 29 июня Юнкер во время самой страстной своей пресс-конференции, озвучил свою позицию  на фоне греческого флага, что выглядело так, как если бы та Европа, которой он посвятил всю свою сознательную жизнь, перестает существовать.

Прошло 30 июня, даже некоего подобия соглашения не было выработано, что означало, что Греция не получит третий транш и находится на грани краха. На референдуме 5 июля  греческие избиратели больше прислушались к призывам Ципраса, чем к доводам европейских лидеров, и поддержали премьер-министра с 61.3% голосов, выкрикивая звучные OXI экономии и европейцам.

«Они были ошеломлены, насколько легко он выиграл референдум. Им не понравился результата, но они поняли, каким влиянием он обладает».

Голосование «нет» разрушило последние надежды на возрождение доверия между двумя сторонами, и вопрос о выходе Греции из еврозоны вышел на первый план в повестке дня. Европейский центральный банк заморозил свою поддержку в обращении наличных денежных средств греческим банкам, был введен контроль над движением капиталов. В Греции моментально почувствовали это, так как большинство банков закрылось, длинные очереди людей выстроились перед несколькими работающими банкоматами, в которых скоро не осталось ни одной банкноты на выдачу. Степень конфронтации между двумя сторонами превзошла все ожидания.

Но больше всего европейские руководители позавидовали и восхитились тому успеху, который в едином порыве подарили Ципрасу голоса его  избирателей. Мандат Ципраса, поддержанный 61.3% голосов, дал понять Меркель, что молодой премьер-министр – это сила, с которой надо считаться. «Они были ошеломлены, насколько легко он выиграл референдум, - сказал один из официальных лиц, участвовавших в переговорах. – Им не понравился результата, но они поняли, каким влиянием он обладает».

Евклид Цакалотос сменил Яниса Варуфакиса на посту министра финансов Греции за несколько дней до встречи в Брюсселе.

Все это служило малообещающим фоном для проведения очередных критических переговоров. Однако за несколько дней до того, как министры финансов планировали встретиться в субботу 11 июля, появились проблески надежды. 7 июля Варуфакис, который занимался только тем, что выводил своих коллег-министров финансов  из себя, подал в отставку. Прибывший ему на замену Евклид Цакалотос, уравновешенный человек левых убеждений, получивший образование в колледжах Святого Павла и Оксфорда, немедленно разрядило обстановку. «Новый министр финансов демонстрирует абсолютно другое отношение, - сказал один из руководителей, пообщавшись непосредственно с Цакалотосом. – Они стали смотреть на нас как на человеческие существа, а не как на бездушных роботов. Это делает жизнь гораздо легче».

Ципрас кардинально изменил свою позицию по условиям третьего транша финансовой помощи. Через несколько дней после референдума, на котором греки единодушно отвергли европейские меры строжайшей экономии, Ципрас совершил разворот на 180 градусов. Для получения третьего транша он разработал пакет предложений жестких реформ, против которых совсем недавно выступал. В яростных дебатах, которые закончились голосованием за полночь в ночь на пятницу 10 июля, греческий парламент большинством голосов принял предложения Ципраса. К сожалению, эти были предложения, которые  Шобль уничтожил своей памятной запиской, отправленной всего за несколько часов до голосования греческого парламента.

Саммиты стран-членов Европейского союза проходят в Брюсселе в большом, непривлекательном розовом гранитном здании, которое выходит на четырёхполосную дорогу, постоянно заполненную автомобилями, направляющимися в центральную часть города. Это здание Юста Липсия, в котором находится штаб-квартира Европейского совета. Здесь заседают представители всех 28 стран-членов ЕС, а также здесь находится офис Дональда Туска, президента Европейского совета, который созывает и председательствует на саммитах.

Именно здесь они постоянно «строят Европу» — и не только в переносном смысле, вся штаб-квартира является постоянной строительной площадкой. Немного ниже по грязной и разбитой улице, сразу за недавно снесенным отелем Sheraton, находится  здание Lex, которое красуется своим стеклянным фасадом. Именно здесь в субботу 11 юля в 15:30  проходило заседание совета министров финансов стран еврозоны (Еврогруппа) с высшими чиновниками «тройки» кредиторов Греции:  Европейская комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд.

«Какие гарантии того, что это греческое правительство ввыполнит то, что оно обещает?»

Представители Европейской комиссии и Европейского центрального банка позитивно ответили на предложения греков: они дали министрам начальную оценку предложения Греции, которое было воспринято, как первая серьезная попытка премьер-министра Ципраса найти компромисс, и как достойная отправная точка для переговоров на выходных.

Однако, «фискальные ястребы» еврозоны так никогда и не пройдут эту точку: они написали программу, а не греки.

Это стало очевидным, когда прибыли министр финансов Германии Вольфганг Шойбле и министр финансов Нидерландов Йерун Дейсселблум. Весь оптимизм участников переговоров сразу же исчез. «Какие гарантии того, что это греческое правительство выполнит то, что оно обещает?», — сказал Дейсселблум репортерам. Шойбле был мрачный и всем своим видом излучал неуважение. На импровизированной пресс-конференции, которую репортеры устроили у входа в здание (традиция для журналистов из Брюсселя) Шойбле сказал, что «переговоры будут невероятно тяжелыми».

План Вольфганга Шойбле, с которым к тому времени уже ознакомились все участники переговоров, полностью отверг последнее предложение Ципраса. Вот что там было написано: «Эти предложения не учитывают наиболее важных реформ, небходимых для модернизации страны. Реформа рынка труда, реформа государственного сектора, приватизация, банковский сектор, структурные реформы — этого всего недостаточно. Именно поэтому данные предложения не могут стать основой для абсолютно новой трехгодовой программы».

 Самые бескомпромиссные министры финансов не захотели даже обсуждать новую помощь и предпочли перейти сразу к переговорам о том, как последующий эффект повлияет на греков. Александр Стубб и Петер Казимир, министры финансов Финляндии и Словакии, возглавили переговорный процесс о переходе к, так званому, Плану Б: исключение Греции из еврозоны. Лишь позже стало известно, что Стубб пришел на сессию с указаниями не обсуждать и не соглашаться на новый пакет финансовой помощи.

Преимущественным настроением на собрании была антигреческая агрессия, исключением стали лишь представители Франции, Италии и Кипра. Шойбле был сдержанным, но все другие были «агрессивны и неприветливы» к Греции, рассказал один из участников встречи.

В ходе встречи, которую один из ее участников назвал довольно «отважной», были моменты, когда казалось, что все уже собираются исключить Грецию.

Единственным, кто раскритиковал позицию Шойбле касательно исключения Греции из валютного союза, был  Мишель Сапен,  министр финансов Франции. Публично, Сапен позже отвергнет план Шойбле, который, по его мнению, «играет на публику».  Непублично, он заявил участникам о том, что правовых норм для выхода страны из еврозоны (временно или же навсегда) просто не существует. Выход Греции был не вариантом.  Сапен был прав, но это лишь формальный аргумент. Формально, Греция не может быть исключена из еврозоны, но ей может быть так тяжело, что у Афин просто не останется другого выхода, кроме как покинуть валютный союз.

В ходе встречи, которую один из ее участников назвал довольно «отважной», были моменты, когда казалось, что все уже собираются исключить Грецию. Шойбле был молчалив, но через несколько часов он сказал то, что шокировало всех присутствующих. Он предложил, приказать всем греческим чиновникам и официальным лицам, которые работают в европейских институтах и структурах, возвращаться домой в Афины, чтобы отстраивать свою собственную страну. Он аргументировал свое предложение тем, что именно эти люди нужны греческому государству для  изменения его печально известной неэффективной системы управления.  Когда некоторые участники раскритиковали это предложение, упорствующий Шойбле сказал: «Выходит, я здесь единственный креативный человек».

Самым существенным вызовом для Шойбле стали аргументы председателя Европейского центрального банка, Марио Драги. Он настаивал на необходимости направить 25 миллиардов евро на рекапитализирование четырех основных греческих баков. Шойбле ответил, что в 2012 году в эти банки уже было вложено 37 миллиардов евро, и нет смысла повторять это снова. Если эти банки действительно нуждаются в поддержке, настаивал Шойбле, затраты на рекапитализацию должны взять на себя их собственные инвесторы, акционеры и вкладчики. Однако Драги, получив поддержку комиссии, заявил о том, что такое «вливание» запустит процесс массового вывода денег из страны, где уже были введены ограничения на вывод средств за пределы страны.

Марио Драги, который три года назад заявил, что сделает «все, что от него потребуется, чтобы сохранить еврозону», не мог допустить выход Греции, тогда как Шойбле оставался самым ярым сторонником исключения страны из валютного союза. Французы и итальянцы были удивлены тем, как серьезно настроены другие страны  в вопросе исключения Греции. Однако Дейсселблум умело отвел дискуссию от прямых рекомендаций и вместе со своей командой в тот же вечер составил резолюцию. Она была отвергнута неуступчивыми участниками переговоров, включая немцев, словаков, финнов и голландцев. 

Банк Греции в Афинах 7 июля.

В 19:00, понимая, что дискуссия никуда не приведет, Дейсселблум попросил перерыв. Представители СМИ сразу же сообщили, что переговоры министров финансов зашли в тупик. Информация об отвержении Шойблом предложения греков сразу же просочилась и была опубликована на сайте немецкой консервативной газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung. Чиновники и пресс-секретари были засыпаны вопросами об ультиматуме Германии, однако они настаивали на том, что предложения Шойбле о пятилетнем «перерыве» для Греции не обсуждалось. Свидетели переговоров министров почти впали в панику. Они просто не знали, что говорить, когда их окружила толпа репортеров.

На протяжении всего кризиса еврозоны министерство финансов в Берлине было основным источником утечки информации о планах по Греции — многие полагают, что офис Шойбле раскрыл информацию о плане Томасу Гучкеру, репортеру Frankfurter Allgemeine Zeitung, с целью повысить давление на Грецию. Гучкер отказался назвать имя того, кто раскрыл ему информацию о плане по Греции, однако три других источника, все немецкие, указали на  главу администрации Юнкера Мартина Зельмайера. Как утверждают три эти источника, Зельмайер хотел дискредитировать бескомпромиссное предложение Шойбле, объявив о нем публично.

 Когда министры финансов снова собрались в воскресенье в обед, им дали ознакомиться с документом на три страницы, который Дейсселблум со своей командой составили после того, как участники переговоров разошлись. «Дейсселблум и глава Еврогруппы Томас Визер решили вместить в этот документ все, включая то, что не было согласовано ранее», — отметил один из участников переговоров. Документ включал положения меморандума Шойбле, и два ключевых условия — пятилетний перерыв и требование, чтобы вложить государственные активы Греции в люксембургский трастовый фонд — несмотря на то, что эти вопросы не обсуждались на встрече днем ранее.  Спорные вопросы были взяты в квадратные скобки, указывая на то, что эти положения еще не согласованы. Тем не менее, их включение в документ означало, что на этом настаивал Шойбле, и что он до сих пор имеет широкую поддержку. На самом деле, в то утро, перед вылетом Меркель в Брюссель, Шойбле провел телеконференцию с ней и с вице-канцлером Германии Габриэлем Зигмаром. Министр финансов был абсолютно уверен в их поддержке идеи о временном выходе Греции из еврозоны.

В воскресенье 12 июля в 16:00 на саммит прибыли Меркель, Ципрас и другие 17 лидеров стран еврозоны, к ним также присоединились руководители Европейской  комиссии, Европейского совета, Европейского центрального банка и международного валютного фонда. Настроение у всех было отвратительным. На встрече министров финансов не удалось найти выход из тупиковой ситуации, поэтому прибывшие политики были напряженными и хмурыми.

В воскресенье утром было еще не понятно, кто прибудет на встречу. За несколько дней до этого Туск заявил, что воскресенье может быть «последним шансом», чтобы собрать представителей всех стран Европейского Союза, включая тех, которые не являются членами еврозоны, таких как Великобритания. Для Греции  это означало бы начало конца, встречу, посвященную подготовке к исключению из валютного союза. Однако субботняя встреча министров финансов была настолько неудачной и напряженной, что Туск в последнюю минуту решил собрать только лидеров стран еврозоны. Это была последняя попытка сгладить все их разногласия и придти к общему решению. Он сильно волновался. Конечно, Туск понимал, что субботние сессии были равносильны провалу, однако он решил избежать полного коллапса. В рамках той сессии также была запланирована встреча специальных представителей всех стран Европейского союза, целью которой являлось обсуждения возможных последствий выхода Греции из еврозоны. Туск принял решение отменить эту встречу.  


Источник: theguardian.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!