Присоединяйтесь к нашим группам

Диванные шпионы США не дремлют: под прицелом Северная Корея

Диванные шпионы США не дремлют: под прицелом Северная Корея
Ким Чен Ын и его жена Ли Соль Чжу позируют для фото с офицерами северокорейской армии. Спецслужбы всего мира активно изучают такие фотоснимки с целью получения информации о вооруженных силах потенциального противника.
27 10 2015
15:11

Тим Салливан

Они одержимо мониторят  данные со спутников и сопоставляют их с уже известной информацией. Они — это исследователи, ставшие мастерами дистанционного наблюдения за КНДР.   

В засекреченном офисном здании в тени колорадских Скалистых гор мужчина с бруклинскими акцентом внимательно изучает улицы города Пхеньян (столица КНДР) на мониторе своего компьютера.

 Джозеф Бермудес всматривается в детальные спутниковые снимки на экране, показывая курсором расположение охраняемых контрольных пунктов и ограниченных для въезда обычных граждан районов, в которых живет северокорейская элита. 

Рассматривая столицу этой страны с высоты 250 миль, он останавливает свой взгляд на том, что по его мнению является личным аэропортом молодого северокорейского лидера Ким Чен Ына. Бермудес показывает два VIP-вертолета и советский биплан. 

Пропуская сельскую местность, он переходит в северной части страны, где выделяет скрытые тоннели, укрепленные военные лагеря и небольшую флотилию катеров на воздушной подушке, которые предназначены для возможного штурма берегов Южной Кореи. Этот процесс наблюдения за дорогами и объектами в поисках чего-то нового Бермудес  называет «обходом».

После хаоса и массового голода, которые прокатились Северной Кореей в середине 1990-х годов, обмен информацией с этой страной очень усложнился. Северная Корея остается закрытым от всего мира государством.

Заинтригованный таким отсутствием доступа, Бермудес присоединился к анонимной группе исследователей, которые изучают Северную Кореею издали.

Репрессивное и глубоко изолированное государство ограничивает доступ  населения к Интернету. Исключением является лишь узкий круг элит. А большинство тех, кому удалось выехать из страны, находятся под постоянным тщательным наблюдением северокорейских спецслужб.

В этой стране нет политической оппозиции, нет свободной прессы, нет свободы передвижения, но есть множество полоний для политзаключенных, в которых, по информации правозащитных организаций, удерживаются более 80 тысяч человек.

Главные новости (такие как, например, падение 23-этожного здания в Пхеньяне в прошлом году) могут официально сообщаться на протяжении нескольких дней или же вообще удерживаться в тайне. Внутренние механизмы руководства страны настолько скрыты и непонятны, что некоторые обозреватели даже сомневаются в том, что Ким Чен Ын на самом деле является главным в Северной Корее.

«Когда враги пытаются наблюдать за нашей республикой, они видят лишь туман», — сказал однажды отец Ким Чен Ына, Ким Чен Ир, который правил страной до 2011 года.

Однако северокорейские обозреватель разработали свои собственные методы.  Они сосредоточено изучают детальные спутниковые снимки и берут интервью у северокорейских беженцев, которые убежали в Китай или Южную Корею.

Они анализируют новостные репортажи в Северной Корее, а также то, о чем власть страны умалчивает. Они читают китайские журналы в поисках политической информации и прослеживают экономические изменения, наблюдая за электрическим светом в Северной Корее с космоса.  

«Когда враги пытаются наблюдать за нашей республикой, они видят лишь туман» Ким Чен Ир.

Спутниковое изображение корейского полуострова ночью показывает электрический свет в развитой Южной Корее и относительную темноту в Северной.

Они ищут информацию повсюду и часто достигают успеха, например, как в случае со случайно сфотографированным  пропагандистским плакатом, который содержа намек на возможного преемника Ким Чен Ына.

Однако большинство из разведанной ими информации редко можно связать между собой. Лишь некоторые ниточки могут открыть что-то большее и действительно важное.

 Вводящие в заблуждение спутники

На первый взгляд, спутники предоставляют соблазнительно простые ответы, рассказывает Бермудес . Как удерживаются политические заключенные? Разрабатывается ли в Пхеньяне ядерное оружие? Идет ли экспорт в Китай? Однако для поиска ответов необходимо копать значительно глубже.

Анализ начинается с современного программного обеспечения, которое определяет сотни оттенков света, включая некоторые волны инфракрасного диапазона и обширную цветовую гамму. Специалисты объединяют изображения, чтобы увеличить четкость, а также используют программное обеспечение для уменьшения искажений картинки. Полученные данные сравниваются с другой информацией: историческими данными, дополнительными изображениями и отчетами исследований. 

Спутниковое изображение, показывающее  строительство объектов в Ядерном научно-исследовательском центре в Йонбене в 2010 году. В сентябре после недолгого перерыва северокорейские СМИ сообщили о возобновлении работы этого объекта.

Здесь очень легко можно ввести себя в заблуждение.  Бермудес открывает спутниковый снимок комплекса возле северокорейского города Чонгджин.  Если посмотреть на фото сверху, то можно увидеть лишь какие-то здание, но если изменить угол, что окажется, что это тюрьма для политических заключенных, известная как Лагерь 25.

«Если смотреть сверху, я не могу увидеть колючую проволоку. Также проблемы создают тени сторожевых вышек», — рассказывает Бермудес,  который является главным исследователем в AllSource Analysis, коммерческой  разведывательной фирме, находящейся в городе Лонгмонт, штат Клорадо.

Новый поток информации

На протяжении десятилетий было почти невозможно увидеть что-то в Северной Корее, однако, начиная с 1990-х годов, ситуация изменилась. Сейчас в стране работают иностранные предприятия, например китайские горнопромышленные компании и французские изготовители одежды. Более 27 тысяч северокорейских беженцев сейчас живут в Южной Корее, и законно путешествую за границу, в основном в Китай.

Более того, официальная информация северокорейских СМИ, которая раньше была скорее бессмысленным туманом, сейчас очень полезна для исследований.

После того, как появилось столько доступных источников информации, выросло и количество исследователей, однако не все они являются профессорами университетов, шпионами на пенсии или бывшими дипломатами.

В большинстве своем они похожи на Майкла Мэддена, бывшего преподавателя с татуировкой из «Звездных войн» на предплечье и обширными знаниями о руководстве Северной Кореи. Десять лет назад 33-летний Майкл начал заниматься этим делом и вскоре понял, что одержим им.

 Сегодня он владеет большой коллекцией секретных данных о Северной Корее, что позволило получить заслуженное уважение и авторитет среди коллег. 

Он может часами рассказывать о корейской истории, переходя от эпохи к эпохе. Он наблюдает за чиновниками через их образ в государственных СМИ. Он может, не останавливаясь, из памяти рассказать биографии десятков северокорейских чиновников.

 «Ким Чен Ын сейчас пытается уничтожить все альтернативные центры власти», — рассказывает Мэддена, описывая четыре года правления молодого лидера. «Именно это мы сейчас и наблюдаем».

Кертис Мелвин является еще одним представителем нового поколения исследователей, он бросил университет, чтобы изучать Северную Корею. Они помнит, как всего лишь несколько лет назад мог прочитать все источники информации о Северной Корее.

«Сейчас я просто завален этим», — говорит Мелвин, научный сотрудник Института США и Кореи Университета Джона Хопкинса в Вашингтоне. «Сейчас это уже не так весело, как раньше».

Спутниковое изображение, опубликованное проектом «38 север»,  запечатлело военные грузовики, бронетранспортеры, личный состав войск и лошадей, которые принимали участие в параде в честь 70-летия  Трудовой партии Кореи в Пхеньяне.

Мелвин провел много лет, изучае инфраструктуру и экономику Северной Кореи. Его база данных включает все, начиная от расположения магазинов в маленьких городках и заканчивая электросетями в индустриальных мегаполисах.

Это все очень масштабный проект, с десятками тысяч местоположений, отмеченных на спутниковых снимках. Это северокорейский пуантилизм, в котором Медвин использует незначительные детали, чтобы воссоздать полную картину.

«Я методически изучаю территорию всей страны», — рассказывает Медвин. Когда он заканчивает, в сети появляются свежие спутниковые снимки, и настает время начинать все заново. «Это никогда не закончится».


Источник: theguardian.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!