Присоединяйтесь к нашим группам

Прибалтийские русские – не пешки в стратегической игре

Прибалтийские русские – не пешки в стратегической игре
С того дня, как российский сапог ступил на украинскую землю, все чаще стали появляться спекуляции на тему того, что государства Балтии рискуют стать следующей целью российского милитаризма, так как Москва стремится восстановить утраченную сферу влияния над бывшими советскими республиками. Однако, предположение о том, что страны Балтии – следующая мишень, базируется на неудачном сравнении с Украиной и не учитывает ключевые различия, которые делают российское вторжение маловероятным.
28 10 2015
08:23

Роберт Персон, доцент кафедры международных отношений Военной академии США в Вест-Поинте.

Аналогия напрашивается сама собой: подобно Украине, в Эстонии и Латвии проживают значительные меньшинства этнических русских. 24% населения Эстонии составляют этнические русские, в то время как в Латвии этот показатель составляет 26% населения. Литва стоит особняком с русским населением около 6%.

Далее, многие русские, живущие в балтийских государствах, уже более 20 лет подвергаются давлению в вопросах гражданства, языка и культурной политики, что заставляет эти сообщества чувствовать себя маргиналами, выкинутыми на обочину политической и экономической жизни стран, которые они привыкли называть домом.

В то время как пожилые русские приехали в Прибалтику во время советского периода, русские молодого и среднего возраста родились в странах Балтии и никогда не жили вне их границ.   Независимо от того, как можно относиться к достаточно жесткой политике балтийских государств в вопросах пост-советского гражданства и языковых требований, нет никаких сомнений, что культурное давление будет вызывать неоднозначный резонанс в среде русского меньшинства. При таком положении вещей многие эксперты предупреждают об опасности того, что Россия может использовать прибалтийских русских для внедрения стратегии  ведения гибридной войны, точно также как она сделала это под видом протестных движений в Крыму и на Донбассе, воспользовавшись ими в качестве основы для военного вмешательства в дела Украины.

Хотя на первый взгляд подобные сравнения могут показаться похожими, они скрывают существенные различия между динамикой событий в Украине и странах Балтии – различия, которые делают интервенцию России практически невозможной.

Уроки, извлеченные из хода интервенции в Украине, свидетельствуют о том, что для ведения гибридной войны необходимы назревшие благоприятные условия в среде населения выбранной для интервенции страны. В случае с русскими в Крыму и на Донбассе это было недовольство новыми властями в Киеве, что позволило России начать вооруженное вмешательство на территории этих регионов.

Подобное недовольство и протесты явились как юридическим оправданием вмешательства России под видом спасения соотечественников, так и прикрытием для российских солдат в форме без знаков различия («маленьких зеленых человечков»), которые стали авангардом для дальнейшей интервенции. Россия имеет возможность с негодованием отрицать свое участие в боевых действий до тех пор, пока ее вооруженные силы могут не выделяться среди местных сепаратистов в Украине.

В противовес общепринятому мнению, страны Балтии и их русские  меньшинства находятся в другом положении, в отличие от русских соотечественников в Украине. Действительно, они подвергаются значительному плановому  и хорошо организованному прессингу.

Сегодня прибалтийские русские становятся все больше интегрированными в политическую, социальную и экономическую жизнь своих стран

Однако на сегодняшний день нет достоверных данных о существовании в странах Балтии  каких-либо активных сепаратистских группировок или сепаратистски настроенных групп, подобно тем, что проявили себя в Крыму накануне вмешательства России. В то время как опросы общественного мнения в Крыму показывали почти единогласную поддержку идее воссоединения с Россией, подобные раскольнические настроения отсутствуют в среде прибалтийских русских.

Интервью с русскими прибалтами свидетельствуют о том, что, несмотря на ощущение тесной  культурной, эмоциональной и духовной связи с Россией, большинство все больше оценивает преимущества жизни в прибалтийских государствах даже в условиях постоянной дискриминации и маргинализации.

Особенно это касается молодых русских, оценивших выгоды от вступления стран Балтии в Евросоюз. Безвизовое передвижение по всей территории Евросоюза (этим преимуществом могут пользоваться все русский резиденты стран Балтии, даже при отсутствии гражданства), не говоря уже о высоких стандартах жизни, пришедших в страны после вступления в Евросоюз – все эти факторы значительно влияют на решение русских оставаться частью общества прибалтийских государств.

И даже пожилое население не может пожаловаться на отсутствие преимуществ после 24 лет независимости. В то время как средняя пенсия в Нарве (Эстония) составляет 370 евро в месяц, за пограничной рекой в Ивангороде (Россия) пенсия в среднем составляет 100 евро. Все эти примеры и сравнения не могу не заставлять прибалтийский русских задумываться  над тем, станет ли их жизнь значительно лучше в составе России. 

Кроме того, несмотря на политику отторжения, проводимую в 1990-х годах, сегодняшние прибалтийские русские становятся все больше интегрированными в политическую, социальную и экономическую жизнь своих стран. Сегодня дети, рожденные у лиц, не имеющих гражданства в Латвии и Эстонии, автоматически получают гражданство, в отличие от требований политики 1990-х годов. Литва, отколовшись от своих соседей, автоматически предоставила гражданство всем жителям страны еще в 1991 году.

В дополнение к этому, все больше ресурсов и помощи выделяется лицам без гражданства, желающим получить его через процесс  натурализации, включая поддержку в освоении языка, без знания которого невозможно пройти экзамен для получения гражданства. Подобные программы, а также изменения, потребованные Евросоюзом в качестве условия для вступления в общую Европу, теперь играют свою роль и имеют значение.

С 1992 года доля жителей Эстонии, которые относились к категории «лица без гражданства», снизилась с 32% до 6.3% в 2015 году. Латвия менее успешна в этом направлении: 12 % населения имеет статус «лица без гражданства» по сравнению с 29 % в 1995 году. По приблизительной оценке, около 33% русских латвийцев все еще не имеют гражданства, однако этот показатель тоже свидетельствует о прогрессе по сравнению с 1992 годом.

Нельзя сказать, что в жизни русских, проживающих в Балтийских государствах, все хорошо  - лица без гражданства и те, кто не говорит на титульном языке, лишены права голоса, им запрещено устраиваться на государственную службу, они по большей части работают «синими воротничками» и получают меньше зарплат и пособий по сравнению с национальным большинством.

Но они не вопят, требуя отделения, не стоят с приветственными флагами и транспарантами  вдоль дорог, идущими из России. Как выразился один из русских жителей Риги: «Мне не нужно, чтобы Путин защищал меня. И я не хочу, чтобы в один прекрасный день он пришел сюда для защиты 300 тыс. русских без гражданства в Латвии». Вряд ли подобные чувства можно отнести к сантиментам «пятой колонны».

Тем не менее, задолго до интервенции в Украине, Кремль предпринимал активные попытки сформировать активную общественную позицию среди прибалтийских русских посредством различных средств массовой информации, политических партий и общественных движений. Общеизвестно, что русские в Прибалтике могут получать новости и информацию на родном языке только из тех источников, которые финансируются или поддерживаются Россией. Москва ведет сильную пропагандистскую игру, однако большая часть усилий вызвать недовольство и нестабильность в балтийских странах провалилась и не вызвала того резонанса, который проявился в Крыму и на Донбассе.

Это не означает, что Москва признает себя проигравшей, однако ее усилия будут направлены лишь на дестабилизацию и возмущение, а не на подготовку плацдарма для вторжения. В то же время правительствам стран Балтии следует удвоить свои усилия по дальнейшей интеграции своих  русских граждан и лиц без гражданства, при этом проявляя уважение и терпимость к культурной идентичности национальных меньшинств.

Понимание того, что прибалтийские русские являются равноправными участниками политической, экономической и общественной жизни в странах Балтии, станет лучшей страховкой против попыток Москвы использовать русских соотечественников в качестве орудия для достижения своих целей по восстановлению влияния в регионе.


Источник: themoscowtimes.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!