Присоединяйтесь к нашим группам

Платим, но не имеем права голоса: современная реальность отношений Норвегии с ЕС

Платим, но не имеем права голоса: современная реальность отношений Норвегии с ЕС
Норвежский город Олесунн известен своей треской и необычайно красивыми домами.
29 10 2015
08:18

Барт Эйде Эспен.

Доступ к единому рынку означает прибыль в европейский бюджет и следование установленному курсу — этого ли хотят избиратели Великобритании, которых так пленила «норвежская модель»?

Как бывшей министр иностранных дел Норвегии я с большим интересом наблюдаю за британскими дебатами о будущих взаимоотношениях этой страны с Европейским союзом. Я был удивлен тем, что группа политиков представляет мою страну, как модель, к которой необходимо стремиться. Однако, то, как изображаются отношения Норвегии с Европейским союзом, не соответствует действительности, поверьте моему опыту.

Сегодняшнее положение Норвегии является результатом двух референдумов: первый проходил в 1972 году, а второй — в 1994 году. Однако в обоих случаях ни одно решение не получило достаточно убедительной поддержки.

Нынешний статус Норвегии также является результатом процесса, который начался еще в период окончания Холодной войны, когда тогдашние члены Европейской зоны свободной торговли — Финляндия, Швеция, Австрия, Швейцария, Исландия и Норвегия — начали переговоры с Европейским сообществом с целью создания Европейской экономической зоны (ЕЭЗ),  для расширения рынка Европейской зоны свободной торговли.

Процесс завершился успешно, и в 1992 году было объявлено о создании ЕЭЗ. Однако в ходе переговоров некоторые страны Европейской зоны свободной торговли  решили получить полное членство в Европейском союзе. В 1995 году Австрия, Финляндия и Швеция присоединились к ЕС, тогда как Норвегия приняла решение воздержаться от такого шага. Швейцария решила не присоединяться к Европейской экономической зоне, а Лихтенштейн присоединился через несколько лет.

С того времени ЕЭЗ стала норвежским национальным компромиссом в вопросе членства в ЕС.

Как страна-член Европейской экономической зоны, мы участвуем в процессе принятия решений в Брюсселе, и лояльно следуем  решениям Брюсселя. Мы включили в норвежскую конституцию почти 75% всех законодательных инициатив Европейского союза.  Мы имеем защищенный доступ к единому рынку и поддерживаем свободу передвижения людей, товаров, услуг и капитала. Норвегия намного сильнее интегрирована с ЕС, чем даже некоторые члены Европейского союза. Наше поддержание принципов свободы передвижения и наше членство в Шенгенской зоне означает, что Норвегия имеет даже более высокие миграционные показатели, чем Великобритания.

Те, кто отстаивают идею выхода Британии из Европейского союза и выбора ею пути Норвегии, заявляют, что страна сможет оставить доступ к единому рынку после выхода из ЕС. Однако в таких разговорах часто умалчивается то, что при выходе сохранятся все европейские производственные стандарты, финансовое регулирование, трудовое законодательство и значительные вклады в бюджет ЕС. Другими словами, выбрав этот путь, Британия продолжит платить, она «будет подчиняться Брюсселю» и сохранит четыре основных свободы, включая свободу передвижения.

Без полного членства в Европейском союзе Британия, как и сейчас Норвегия, не имела бы права голоса во время принятия жизненно важных решений, которые влияют на ежедневную жизнь ее граждан.

Британские избиратели также, возможно, слышали о таком понятии как «швейцарская модель».  Так сложились обстоятельства, что я сейчас живу в Швейцарии. Моя новая родина очень похожа на Норвегию, однако вместо Европейской экономической зоны, Швейцария отдала предпочтение набору двусторонних соглашений с ЕС, в которых определены большинство аспектов интеграции.

По сравнению со схемой ЕЭЗ, это кажется даже более проблематичным способом интеграции в европейский рынок. Тогда как Европейская экономическая зона является динамичной — то есть подстраивается под меняющуюся политику ЕС в различных сферах, швейцарские договоренности остаются неизменными. Что еще более важно, они не включают сферу услуг, которая является центральной для британской экономики.

Реальность заключается в том, что каждая западная европейская страна приняла решение принимать участие в процессе европейской интеграции в той или иной форме. Ни одно государство не чувствует себя комфортно с классическим соглашением о зоне свободной торговли. Современные экономики — это намного больше, нежели просто импорт-экспорт товаров. Скорее всего, вопрос о членстве в ЕС или выходе из союза заключается лишь в степени интеграции.  Будучи тесно связанными с Европейским союзом, Норвегия и Швейцария просто выбрали две существующих возможности для того, чтобы остаться вне ЕС.

Решение о выходе из Европейского союза, безусловно, должны сделать сами британцы. Однако такие важные дебаты должны основываться на реальных фактах. В европейской политике (как и в Великобритании) вы все еще не можете, как говорится, и рыбку съесть, и в пруд не лезть.

Для нас, маленьких и богатых стран на периферии Европы, решение о вступлении в ЕЭЗ было национальным компромиссом после двух неудачных попыток получить поддержку полного членства. Для Великобритании, большого, влиятельного и давнего члена Европейского союза, выйти из этого ядра во внешний круг, при этом сохранив свое влияние и избавившись от контроля Брюсселя, будет намного сложнее. 


Источник: theguardian.com





Le Nouvel Observateur
Если Эммануэль Макрон победит во втором туре выборов во Франции, то это станет «серьёзным поражением» для Владимира Путина, уверен Le Nouvel Observateur. Именно поэтому, пишет французское издание, в ближайшие дни стоит ожидать «дождя из фальшивых новостей» или даже «коварного поступка» против Макрона.
16:12 | 26.04.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!