Присоединяйтесь к нашим группам

Платим, но не имеем права голоса: современная реальность отношений Норвегии с ЕС

Платим, но не имеем права голоса: современная реальность отношений Норвегии с ЕС
Норвежский город Олесунн известен своей треской и необычайно красивыми домами.
29 10 2015
08:18

Барт Эйде Эспен.

Доступ к единому рынку означает прибыль в европейский бюджет и следование установленному курсу — этого ли хотят избиратели Великобритании, которых так пленила «норвежская модель»?

Как бывшей министр иностранных дел Норвегии я с большим интересом наблюдаю за британскими дебатами о будущих взаимоотношениях этой страны с Европейским союзом. Я был удивлен тем, что группа политиков представляет мою страну, как модель, к которой необходимо стремиться. Однако, то, как изображаются отношения Норвегии с Европейским союзом, не соответствует действительности, поверьте моему опыту.

Сегодняшнее положение Норвегии является результатом двух референдумов: первый проходил в 1972 году, а второй — в 1994 году. Однако в обоих случаях ни одно решение не получило достаточно убедительной поддержки.

Нынешний статус Норвегии также является результатом процесса, который начался еще в период окончания Холодной войны, когда тогдашние члены Европейской зоны свободной торговли — Финляндия, Швеция, Австрия, Швейцария, Исландия и Норвегия — начали переговоры с Европейским сообществом с целью создания Европейской экономической зоны (ЕЭЗ),  для расширения рынка Европейской зоны свободной торговли.

Процесс завершился успешно, и в 1992 году было объявлено о создании ЕЭЗ. Однако в ходе переговоров некоторые страны Европейской зоны свободной торговли  решили получить полное членство в Европейском союзе. В 1995 году Австрия, Финляндия и Швеция присоединились к ЕС, тогда как Норвегия приняла решение воздержаться от такого шага. Швейцария решила не присоединяться к Европейской экономической зоне, а Лихтенштейн присоединился через несколько лет.

С того времени ЕЭЗ стала норвежским национальным компромиссом в вопросе членства в ЕС.

Как страна-член Европейской экономической зоны, мы участвуем в процессе принятия решений в Брюсселе, и лояльно следуем  решениям Брюсселя. Мы включили в норвежскую конституцию почти 75% всех законодательных инициатив Европейского союза.  Мы имеем защищенный доступ к единому рынку и поддерживаем свободу передвижения людей, товаров, услуг и капитала. Норвегия намного сильнее интегрирована с ЕС, чем даже некоторые члены Европейского союза. Наше поддержание принципов свободы передвижения и наше членство в Шенгенской зоне означает, что Норвегия имеет даже более высокие миграционные показатели, чем Великобритания.

Те, кто отстаивают идею выхода Британии из Европейского союза и выбора ею пути Норвегии, заявляют, что страна сможет оставить доступ к единому рынку после выхода из ЕС. Однако в таких разговорах часто умалчивается то, что при выходе сохранятся все европейские производственные стандарты, финансовое регулирование, трудовое законодательство и значительные вклады в бюджет ЕС. Другими словами, выбрав этот путь, Британия продолжит платить, она «будет подчиняться Брюсселю» и сохранит четыре основных свободы, включая свободу передвижения.

Без полного членства в Европейском союзе Британия, как и сейчас Норвегия, не имела бы права голоса во время принятия жизненно важных решений, которые влияют на ежедневную жизнь ее граждан.

Британские избиратели также, возможно, слышали о таком понятии как «швейцарская модель».  Так сложились обстоятельства, что я сейчас живу в Швейцарии. Моя новая родина очень похожа на Норвегию, однако вместо Европейской экономической зоны, Швейцария отдала предпочтение набору двусторонних соглашений с ЕС, в которых определены большинство аспектов интеграции.

По сравнению со схемой ЕЭЗ, это кажется даже более проблематичным способом интеграции в европейский рынок. Тогда как Европейская экономическая зона является динамичной — то есть подстраивается под меняющуюся политику ЕС в различных сферах, швейцарские договоренности остаются неизменными. Что еще более важно, они не включают сферу услуг, которая является центральной для британской экономики.

Реальность заключается в том, что каждая западная европейская страна приняла решение принимать участие в процессе европейской интеграции в той или иной форме. Ни одно государство не чувствует себя комфортно с классическим соглашением о зоне свободной торговли. Современные экономики — это намного больше, нежели просто импорт-экспорт товаров. Скорее всего, вопрос о членстве в ЕС или выходе из союза заключается лишь в степени интеграции.  Будучи тесно связанными с Европейским союзом, Норвегия и Швейцария просто выбрали две существующих возможности для того, чтобы остаться вне ЕС.

Решение о выходе из Европейского союза, безусловно, должны сделать сами британцы. Однако такие важные дебаты должны основываться на реальных фактах. В европейской политике (как и в Великобритании) вы все еще не можете, как говорится, и рыбку съесть, и в пруд не лезть.

Для нас, маленьких и богатых стран на периферии Европы, решение о вступлении в ЕЭЗ было национальным компромиссом после двух неудачных попыток получить поддержку полного членства. Для Великобритании, большого, влиятельного и давнего члена Европейского союза, выйти из этого ядра во внешний круг, при этом сохранив свое влияние и избавившись от контроля Брюсселя, будет намного сложнее. 


Источник: theguardian.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!