Присоединяйтесь к нашим группам

Россия в Афганистане: прошлое в качестве пролога?

Россия в Афганистане: прошлое в качестве пролога?
Реакция на возвращение России в Афганистан зависит от того, намерена ли она всего лишь защищать свою периферию, или же стремится к установлению стабильности в стране.
05 11 2015
11:16

Хибер Сарбан, советник Независимого директората местного управления Афганистана.

Недавнее развитие ситуации в Афганистане, в особенности временный захват Кундуза, встревожил многих в регионе, в том числе и Россию. Более чем когда-либо, информация о разрастающейся сети региональных очагов терроризма, вынужденных оставить свои давние позиции в Пакистане и переместиться в северный Афганистан, прозвучала для всех тревожным звонком. Опасность проникновения экстремизма через Среднюю Азию и угроза евразийской мечте президента России Владимира Путина стали вполне реальными. Встревоженная Россия, в основном полагающаяся на свои военные возможности, выразила желание вступить в борьбу с терроризмом. Хотя беспокойство России вполне объяснимо, оно должно рассматриваться в историческом контексте ее длительного присутствия в регионе.

Афганцы вспоминают о России (и о бывшем Советском Союзе) по двум причинам. Во-первых, ее огромный вклад в социально-экономические реформы и в развитие проектов транспортной инфраструктуры до сих пор заметен повсюду в Афганистане. На протяжении 1960-х годов Афганистан проводил национальные социально-экономические реформы, опираясь на техническую помощь и экономическую поддержку Советского Союза. Наиболее значимыми из проектов стали знаменитый перевал Саланг, первый коллективный жилищный комплекс в Афганистане, Кабульский политехнический университет, программа жилищного строительства и многие другие. Технологическая помощь заключалась в реализации программ по подготовке и обучению персонала общественных и образовательных учреждений. Некоторые из этих проектов действовали до конца 1980-х годов. Россия также участвовала в широкомасштабной подготовке и комплектации афганских сил безопасности и охраны порядка.

Ввод советских войск сыграл на руку всем, кроме Афганистана и Советского Союза

Вторая причина, по которой память о России все еще живет – это необдуманная оккупация Афганистана в 1979 году. Оккупация началась после сауровской революции в 1978 году под руководством Народной демократической партией Афганистана (НДПА), совершившей государственный переворот. Это изменило характер взаимоотношений и придало тяжелый политический оттенок некогда сердечным отношениям между простыми людьми и дружеским связям между государствами. Оккупация, моментально расцененная как стратегическая ошибка, явилась результатом политики «медвежьих ловушек», проводимой Пакистаном с благословения его западных союзников для «заманивания»  Советского Союза в Афганистан. Эта грубейшая стратегическая ошибка, допущенная с подачи тогдашнего руководителя КГБ Юрия Андропова, сыграла на руку всем, кроме Афганистана и Советского Союза с его коммунистической идеологией. Одним из тех, кто получил наибольшую выгоду от ввода советских войск в Афганистан, был Пакистан, который преуспел в выторговывании преимуществ у Запада за свою антиафганскую позицию и у арабского мира за свою антикоммунистическую позицию.

Советские войска и союзный афганский режим пытались навести порядок железной рукой и уничтожить повстанцев, однако этого им сделать не удалось. К середине 1980-х годов интенсивность вооруженных столкновений возросла до критической точки. Не видя другого выхода из ситуации, советский руководитель Михаил Горбачев решил изменить курс и содействовать достижению согласия между всеми внутриафганскими силами, к большому разочарованию тогдашнего президента Бабрака Кармаля. Соответственно Советский Союз разработал план более тесного политического диалога в Афганистане, что со временем помогло бы восстановить независимое государство. На саммите 1986 года в Рейкьявике Горбачев заверил президента США Рональда Рейгана, что Советский Союз выведет свои войска с территории Афганистана.

Намерение Москвы изменить курс начало претворяться в жизнь с политических перестановок в иерархии НДПА, что повлекло за собой изменение в расстановке сил на политической арене Афганистана. Вместе с тем, несмотря на заверения в Рейкьявике и произошедшие первые перемены, США не отказались от своих подозрений. «Нефтедолларовый» альянс США, Пакистана и Саудовской Аравии продолжал оказывать финансовую, военную и логистическую поддержку моджахедам, что, в конце концов, привело афганский народ к катастрофе.

До сих пор Россия оставалась значительной силой в афганской политике

Усугубление ситуации закончилось тем, что в Женеве в апреле 1988 году было заключено соглашение, подписанное США, СССР, Афганистаном и Пакистаном.  Последовавший за ним в 1989 году вывод советских войск из Афганистана был расценен как поражение коммунизма; развал Советского Союза уже был близок, и воссоединение Западной и Восточной Германии неминуемо. Этого было достаточно для того, чтобы США потеряли интерес к региону, позволив действовать самостоятельно Пакистану и союзным с ним группировкам.

Изменившаяся геополитическая ситуация заставила Россию больше уделять внимания Средней Азии, находящейся на ее южном фланге, с целью не позволить перекинуться военным действиям с территории Афганистана  в бывшие советские мусульманские республики. Москва начала поиск союзников и партнеров среди коммунистических руководителей, главным образом, среди левых диссидентов, среди разрозненных моджахедских группировок и других неправительственных сил, которые помогли бы России обезопасить ее южные границы и способствовали бы установлению стабильности в самом Афганистане. К сожалению, эта цель не преследовала оказание помощи в становлении афганского государства, а лишь заключалась в том, чтобы найти союзников для отстаивания интересов России в регионе. До сих пор Россия оставалась значительной силой в афганской политике.

Принимая во внимание все вышесказанное, возникают вопросы, связанные с сегодняшней позицией России. Чего Россия ожидает от Афганистана? Что еще существенней – каким образом Россия может содействовать восстановлению стабильности в Афганистане? Не рассматривает ли Россия свое участие в Афганистане через призму интенсификации поддержки квазигосударственным образованиям для укрепления границ своей периферии? Или же все-таки Россия рассматривает стабильность в Афганистане как ключ к стабильности в Средней Азии? Москве следовало бы озвучить Кабулу свою позицию, прежде чем предпринимать какие-либо действия.

Безусловно, у России хватит и сил, и влияния на то, чтобы отделаться от афганского правительства «косметической» поддержкой и полностью положиться на своих бывших союзников в квазигосударственных образованиях. Но подобный подход не будет иметь долгосрочного эффекта в плане борьбы с нарастающей угрозой экстремизма; более того, такой подход приведет к дальнейшей дестабилизации ситуации на севере Афганистана и за его пределами.

Если же Россия рассматривает стабильность в Афганистане как залог мирной жизни в Средней Азии, то для этого существует немало краткосрочных и долгосрочных перспектив развития, позволяющих рассчитывать на успех. Такой подход потребует разработки всесторонней стратегии для поддержки афганского правительства по всем направлениям. Хорошей новостью является тот факт, что Россия обладает и ресурсами, и опытом для претворения такой стратегии в жизнь.

Какая выгода от всего этого для России?

Первое и самое важное: в отличие от противостояния между США и СССР в 1980-х годах, сегодня и Вашингтон, и Москва преследуют одинаковые цели в Афганистане. Это игра, в которой нужно изменить правила и поменять главного игрока. Кроме того, прошлое созидательное участие Советского Союза в гражданской, военной и общественной жизни Афганистана дает России значительное преимущество. В военном плане Россия может способствовать восстановлению мира и спокойствия в Афганистане, обеспечивая военное обучение, оборудование и содействие Силам национальной обороны и безопасности Афганистана, в чем они неотложно нуждаются и что сейчас должно являться высшим приоритетом для президента Афганистана. Афганские офицеры и пилоты могут проходить обучение как в Афганистане, так и в России. Собственно говоря, афганские силы безопасности преимущественно готовились и снабжались Советским Союзом, поэтому они достаточно знакомы с российскими системами вооружения. Например, афганская армия до сих пор использует российские МИ-17 и МИ-35 для оперативной воздушной поддержки. Короче говоря, любая помощь России в обучении и подготовке  Сил национальной обороны и безопасности Афганистана всячески приветствуется, и это действительно поможет справиться с возрастающей опасностью дестабилизации, оказать действенное сопротивление терроризму и мятежам в Афганистане.

В дополнение к военному сотрудничеству, Россия могла бы помочь Афганистану в плане развития долгосрочных проектов в области инфраструктуры и промышленности, крайне необходимых для проведения действенных экономических реформ. Недавние новости в отношении сотрудничества в строительстве жилья – яркий тому пример. Сотрудничество может быть расширено в проектах в области добычи строительного сырья  и производства строительных материалов, что помогло бы Афганистану стать самодостаточным  в плане обеспечения основными строительными материалами.

Безусловно, вопрос еще заключается и в том, какая выгода от всего этого для России? В то время как Россия тщетно пытается просочиться и укрепиться на западных рынках, Южная Азия, к которой у нее открыт выход через Центральную Азию, все еще представляет собой ненасыщенный рынок. Этим тоже можно воспользоваться для наработки положительного авторитета России в регионе. Если проводить сравнение с Сирией, то установление стабильности в Афганистане будет означать стабильность в среднеазиатских республиках и в самой России. Напротив, нестабильность в Афганистане приведет к тому, что широкие волны дестабилизации пронесутся по Средней Азии и достигнут просторов России, причем с тяжелыми для всех последствиями. Профилактика всегда дешевле и безопаснее, чем дорогостоящее лечение болезней, и профилактику лучше всего провести в Афганистане.

Участие России в афганской запутанной ситуации должно быть взвешенным и осторожным, а не нацеленным на быстрое достижение результатов, с неоправданными сроками или ожиданиями, как это было в случае с США. Стратегия должна быть продуманной. У России есть и материальные ресурсы, и опыт, которые она может предложить. И так как ее действия лишены определенной идеологической окраски, вопрос в экспорте идеологии отпадает сам по себе – таким образом, роль России может оказаться более благотворной для всех.


Источник: thediplomat.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!