Присоединяйтесь к нашим группам

Взгляды Ангелы Меркель на эмигрантов означают, что она противостоит катастрофе в одиночку

Взгляды Ангелы Меркель на эмигрантов означают, что она противостоит катастрофе в одиночку
Только один человек не дрогнул за время кризиса беженцев: Ангела Меркель.
10 11 2015
15:00

Альберто Наделли.

Канцлер Германии остается верна своей политике открытых дверей, несмотря на все уступки.  Ее задача заключается в том, чтобы убедить европейских коллег последовать за ней.

Менее, чем 10 недель назад, первые страницы европейских газет занимал снимок мертвого сирийского ребенка, который утонул при попытке его семьи достигнуть берегов Греции. Но как только слезы высохли, многие из тех же газет вернулись к своим обычным темам. Благородные речи политиков не были подкреплены действиями. “У Европы есть обязанность помочь беженцам - но не в нашей стране”, - такое мнение все еще превалирует среди большинства европейцев.

Но один голос не дрогнул за время европейского кризиса беженцев: это голос Ангелы Меркель. “Мы справимся”, - настаивает она. По мере нарастания критики  ее популярность достигла самого низкого уровня с 2011 года. Впервые за долгое время ее пребывание в должности канцлера показалось не таким уж незыблемым. Но речитатив не изменился: “Wir schaffen das” - “Мы справимся”.  Хотя количество просителей убежища значительно возросло за лето, она сказала домашним критикам, что Германия продолжит принимать беженцев. А иначе, убеждала она, это будет “не моя страна”.

Но решительность канцлера не уняла тревогу, охватившую ее собственную партию. Хорст Зихофер, лидер Христианско-социального союза - баварской “сестринской” партии Христианско-демократического союза - сказал, что было ошибкой принять так много просителей убежища. Он даже пригрозил начать судебное разбирательство. Некоторые комментаторы рискнули предположить, что уже близится конец эры Меркель.

И они снова оказались неправы. После недель размышлений и споров партнеры Германии по коалиции на прошлой неделе достигли соглашения по эмиграционной политике. Как и многие другие сделки, заключенные Меркель за время ее 10-летнего пребывания в должности канцлера, этот договор был компромиссом. Она отказалась от идеи создания транзитных зон, что стало победой социал-демократов. Чтобы утихомирить правое крыло своей партии, она согласилась ускорить процедуру депортации экономических мигрантов. В то же время некоторым беженцам придется ждать два года прежде, чем членам их семей позволят въехать в страну. Но это все детали. Меркель осталась верна своему наиболее важному принципу: верхний предел количества беженцев, которых сможет принять Германия, не будет установлен. Ее политика “мы принимаем беженцев” остается неизменной.

Много было сказано о том, что Меркель буквально одержима деталями и политическими подсчетами.  Для описания ее очевидной нерешительности был даже создан глагол “merkeln”. Однако за десятилетием компромиссов скрывается одна общая черта, которая часто остается незамеченной: в конечном итоге Меркель получает то, что  хочет и она менее склонна к уступкам, когда дело касается наиболее значимых вопросов. Этим летом во время переговоров между Грецией и европейскими кредиторами Меркель характеризовали как исполнительницу роли злодея в этой конкретной истории. Но, как рассказали мне после подписания сделки два представителя европейских правительств: “В конечном счете, если бы Меркель согласилась со своими министром финансов Вольфгангом Шойбле, Греция вышла бы из зоны евро и никакой сделки не было бы”.

В конечном итоге Меркель получает то, что хочет. Она менее склонна к уступкам, когда дело касается наиболее значимых вопросов.

В июле более принципиальной задачей было спасти евро. Сегодня более принципиальный вопрос - как Европа будет решать проблему гуманитарного кризиса, когда сотни тысяч людей сбежали от конфликта и страданий в поисках пристанища. Мы можем бесконечно спорить о том, что необходимо сделать, или что могло быть сделано в самой Сирии. Аналогично весомым и справедливым доводом является целевая помощь и поддержка соседних лагерей в Ливане и Иордании, что должно быть частью любого плана.

Тем не менее, мы не можем повернуть время вспять, как не можем и приблизить наступление будущего. Остается один неизбежный факт: в Европе находятся сотни тысяч беженцев. Они сейчас здесь и их будет еще больше. Сотни тысяч людей бегут от войны, они оставляют свои дома, чтобы пуститься в смертельно опасное и зачастую роковое путешествие, поскольку у них больше нет дома. И никакой забор, никакое принятие желаемого за действительного, никакое количество денежной помощи сами по себе не смогут это изменить.

В конечном итоге мы стоим перед выбором: делать то, что необходимо для спасения жизней, или отвернуться от проблемы. Что касается этого конкретного решения, Меркель сохраняет лицо перед своими европейскими коллегами.   Грустно. что она сохраняет лицо практически в одиночку.

Давайте представим на мгновение, что Меркель проигрывает этот спор и ее досрочно отстраняют от власти. В этом году Германия получила почти половину всех ищущих убежища сирийцев в Европе. С января их количество достигло 243, 721 - это в 12 раз больше, чем примет Британия за следующие пять лет.  Что случится, если Германия внезапно позаимствует подход у Британии - или у Венгрии - и начнет воздвигать заборы, чтобы не пустить беженцев? Или примет позицию правительств в Восточной Европе, которые хотят принимать только беженцев-христиан? Сотни тысяч людей останутся выброшенными на ничейной территории вдоль Европы, без помощи, еды и крыши над головой. Кризис быстро перерастет в катастрофу.

С января количество беженцев в Германии достигло 243, 721 - это в 12 раз больше, чем примет Британия за следующие пять лет.

По самой своей сути проблема, с которым сталкивается Европа, сводится к тому, какое место она хочет занимать в глобальном мире. Современная Европа была основана на пепелище мировой войны и на послевоенных страданиях и сомнениях.  Не так давно граждане тех самых стран, которые сегодня захлопывают двери, сами бежали от преследований и искали убежища. Европа была построена на таких принципах и ценностях, как свобода передвижения, солидарность, мир, процветание и человеческое достоинство. Предполагалось, что она будет объединяться в разнообразии, обогащаться различными культурами, традициями и языками. В тот самый момент, когда Европе необходимо выступать единым фронтом, слишком многие европейские страны начали обособляться Потворствуя антииммигрантским настроениям, они предают эти базовые идеи. В этом отношении Меркель является исключением.

Сейчас европейские лидеры стоят перед развилкой, и выбор пути зависит от цели их правления. В 1957 году Джон Ф. Кеннеди, в то время сенатор от Массачусетса, опубликовал книгу “Профили мужества”, получившую Пулитцеровскую премию. В ней он рассказал о тех редких случаях, когда политики должны выступить против того, что популярно, против мнения их партии, и совершить смелый поступок. Все политики, о которых идет речь в книге, имеют одну общую черту: они поставили на кон свою карьеру, чтобы делать то, что им казалось правильным.

Политики зацикливаются на ежедневных взлетах и падениях рейтинга и  уровня одобрения, на тенденциях “Твиттера” и фразах, которые цитируют в Интернете. Преобладает краткосрочная тактика, что оставляет мало времени или пространства для более долгосрочного видения и отваги. Но если мы взглянем на ситуацию в долгосрочной перспективе и обратимся к истории  - к тому, что уже осталось на ее страницах и к тому, что будут рассказывать о сегодняшних событиях десятилетия спустя - окажется, что запомнятся вовсе не взлеты и падения рейтингов. Быть настоящим лидером - означает, брать на себя риск. когда на карту поставлено нечто, имеющее огромное значение.

Нынешний кризис беженцев назван величайшим с момента окончания Второй мировой войны. Нам говорят, что это самый серьезный вызов, с которым столкнулась Европа со времен Холодной войны. Но ответ европейских лидеров не соответствует впечатляющему масштабу предъявленного счета. Некоторые убеждали, что именно гостеприимство Меркель по отношению к беженцам открыло шлюзовые ворота. Что эту трагедию она сотворила сама. Такой аргумент не только в корне не верен. Его сторонники не в состоянии предложить альтернативу.

Нынешний кризис беженцев назван величайшим с момента окончания Второй мировой войны

Меркель права в вопросе беженцев - и с точки зрения морали, и с позиции закона.  Не должно быть никакого верхнего предела для права человека на убежище. Напротив, ее проблема, если угодно, заключается в том, что слишком многие европейские лидеры неправы. Вот это истинная трагедия. 


Источник: theguardian.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!