Присоединяйтесь к нашим группам

Исламское государство не может выиграть в войне идей

Исламское государство не может выиграть в войне идей
Исламское государство преуспевает не из-за силы своего убеждения. Оно преуспевает благодаря возможности мобилизовать микроскопическое меньшинство.
13 11 2015
08:19

Дж.М.Бергер, соавтор книги «ИГИЛ: государство террора», внештатный сотрудник Института Брукингса

«Соединенные Штаты вовлечены в войну идей – и они ее проигрывают»

Это изречение кажется вполне современным, однако его можно было услышать на протяжении всей американской истории. Утверждение о том, что США проигрывает Исламскому государству в войне идей (или в войне убеждений), является лишь его очередной интерпретацией.  Как недавно Скотт Атран написал в «TheDailyBeast», различные военные операции и кампании против Исламского государства упускают из виду «главный и потенциально решающий факт об этой войне», а именно то, что «в фундаментальном отношении это война идей, которую Запад совершенно не понимает, как вести, и в этом заключается главная причина, по которой антиИГИЛовская политика терпит крах».

Миф о том, что сила убеждения Америки уступает силе убеждения Исламского государства, продолжает существовать, несмотря на тот факт, что миллионы людей бегут с территорий, захваченных ИГИЛ, и лишь тысячи присоединяются к этой группировке. Он продолжает существовать, несмотря на тот факт, что идеологические сторонники Исламского государства составляют всего 1% от населения Земли, даже принимая во внимание расчеты истеричных паникеров, и на тот факт, что активисты и добровольцы в этом проекте халифата по всем имеющимся данным составляют менее одной десятой процента.

В Соединенных Штатах понятие «война идей» появилось еще во времена войны за независимость (если верить Google Ngrams, осуществляющему поиск по оцифрованным англоязычным книгам). Фраза употреблялась во время Гражданской войны в контексте рабства и вновь возникла в словесном обиходе во время Первой мировой войны. Фраза громогласно звучала, когда США вступили во Вторую мировую войну, и стала постоянным оборотом речи в политическом лексиконе Америки во времена «холодной» войны. Корейская война была войной идей. Войной идей был Вьетнам.

И в любую временную эпоху звучал один и тот же тревожный звонок

В 1941 году Вера Дин, научный директор Ассоциации внешней политики призвала к «идеологическому наступлению» против нацистов. «Совершенно недостаточно со стороны Великобритании при поддержке США стремится к достижению поставленных военных целей, заключающихся в разгроме гитлеризма, - сказала она в своей речи, - по той причине, что падение или поражение Гитлера не решит ни политических, ни экономических, ни социальных проблем, лежащих в основе идущей войны».

В 1943 году Рабби Барнетт Брикнер, выдающаяся личность в военной капелланской программе США, сокрушался о том, что американские войска имеют «сбивчивые представления» о целях войны. «Это война идей, а не только оружия», - сказал он, добавив, что вооруженные силы США находятся в «ужасно невыгодном положении» по сравнению со своим «вдохновленным безумными идеями» врагом.

Как оказалось, «сбитые с толку» вооруженные силы вполне справились с задачей разрушения идеологии Гитлера. Теория немецкого фюрера о превосходстве арийской нации над всеми остальными была развенчана после военного поражения Германии, это вполне очевидно. Хотя приверженцы нацистских идей до сих пор существуют и иногда даже демонстрируют пугающую политическую силу, капитуляция нацисткой Германии на поле битвы привела к такой же капитуляции ее идеологии.

Газетный заголовок от 30 января 1941 года (из архива «NewYorkTimes»)

Пример с нацистами поистине назидателен, когда речь заходит об ИГИЛ. Возможно, десятки тысяч американцев симпатизировали идеям фашистской идеологии, включая влиятельные фигуры национального масштаба, такие как Генри Форд и Чарльз Линдберг, академическую элиту и многих-многих других, и даже население целых городов. Если сравнивать ситуацию с ИГИЛ, то победы в его войне идей показушные и пустяковые. ФБР сейчас ведет сотни дел,  расследуя факты по подозрению в поддержке ИГИЛ на территории США, и группа убежденных сторонников исламистов в США составляет всего лишь несколько тысяч (сравнивая эту цифру с числом американцев, симпатизировавших нацистам, не забывайте, что население США более чем удвоилось с 1941 года). В Америке нет городов ИГИЛ. ИГИЛ не может рассчитывать на поддержку известных и  публичных людей или капитанов индустрии в Америке или за рубежом. Сторонников ИГИЛ не приглашают на престижные академические симпозиумы – ни в Америке, ни на Ближнем Востоке.

Идеи - это, конечно, хорошо, но войны выигрываются в материальном мире

После окончания Второй мировой войны в качестве врага Америки в войне идей возник коммунизм. Институты, которые были созданы для противодействия нацистской идеологии (такие как Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности и «Голос Америки»), были расширены для более эффективного противостояния новым вызовам. В то время, как и сейчас, социальные медиа являлись элементом борьбы. Во время ежегодного мероприятия «Неделя писем из Америки» американцы массово наклеивали марки и писали письма родственникам и друзьям за рубежом. «Эти письма можно писать ни о чем, просто о повседневных делах, - писала в то время «TheNewYorkTimes», - писать так, чтобы они выглядели спонтанно написанными сообщениями в простой, искренней и открытой манере. Потому что они рассказывают - не больше, не меньше – историю об Америке».

Несмотря на все предпринимаемые усилия, в 1952 году Карлтон Смит из Фонда национальных искусств сурово предупреждал о том, что «мы выигрываем в экономическом и военном противостоянии с Советским Союзом, но проигрываем ему войну идей». Эта позиция успешно перекочевала в 1980-е годы. «США находятся в опасном положении, проигрывая войну идей в Восточной Европе», - предупреждал Фонд наследия в 1986 году, всего за 3 года до падения Берлинской стены.

В конце концов, США одолели Советский Союз с его версией коммунизма. Но, как и в случае с нацизмом, эта победа не была исключительно (и даже изначально) основана на силе убеждения – в игру вмешались множество военных, политических и экономических факторов.

Этот короткий экскурс в историю не предназначен для принижения значимости борьбы против Исламского государства и его опасной идеологии. Но он указывает на тревожное недопонимание природы этой борьбы.

ИГИЛ становится сильнее не благодаря силе своих идей. Напротив – Исламское государство эксплуатирует стремительно возрастающую  социализацию мира, внушая свою апокалиптическую идеологию насилия микроскопическому меньшинству людей, у которых теперь имеется возможность устанавливать связь друг с другом на расстоянии и координировать совместные действия таким образом, который невозможно было себе представить до появления Интернета.

Такая позиция, а также четко выработанный подход группировки к работе в социальных сетях и онлайн-рекрутингу позволяют Исламскому государству осуществлять «охоту за головами» среди сотен миллионов людей для идентификации тех самых нескольких тысяч человек, которые окажутся восприимчивыми к их воззваниям и призывам.  Оно может мобилизовать незначительный процент маргинального слоя общества; из-за массивности общества эти цифры вне контекста могут показаться значительными. ИГИЛ достигает некоторых из своих целей в войне идей, но это не то же самое, как выиграть по заслугам. Как писал Уилл МакКавнтс в своей книге «Апокалипсис ИГИЛ», «Снижение массовости призыва ИГИЛ бесполезно по той причине, что он не является массовым». Напротив, усилия необходимо сосредоточить на разрушении самого процесса, с помощью которого ИГИЛ мобилизует свое ущербное меньшинство.

Идеология Исламского государство непременно потерпит крах, точно так же, как это было с идеологией нацизма. Идеи - это, конечно, хорошо, но войны выигрываются в материальном мире. Подобно нацистам и советским коммунистам, ИГИЛ не существует в идеологическом вакууме. Возникновение ИГИЛ стало возможным и по-прежнему подпитывается недееспособной политикой в Ираке и Сирии и сопутствующими политическими махинациями со стороны региональных и мировых держав.

Подобно нацизму и советскому коммунизму, джихадизм ИГИЛ не будет побежден одними идеями. ИГИЛ продолжит представлять идеологическую угрозу до тех пор, пока обладает территориями и существует как структурированная общность. Самое решительное поражение его идеям нанесет поражение на поле боя. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: theatlantic.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!