Присоединяйтесь к нашим группам

Реальные проблемы Европы

Реальные проблемы Европы
Потребуется три часа для того, чтобы добраться из Синт-Янс-Моленбека под Брюсселем до Площади Республики в Париже. Столько же времени понадобилось и трем автомобилям 13 ноября в пятницу. Они были забиты автоматами, боеприпасами, жилетами «смертников» и тремя группами подготовленных боевиков Исламского государства. К полуночи люди, прибывшие из Моленбека, убили 132 человека и ранили 350, вписав новую ужасную страницу в хронику террористических актов, предпринятых европейскими джихадистами против своей европейской родины.
17 11 2015
14:48

Ютта Клаусен.

Спустя несколько дней в воскресенье вечером французский президент Франсуа Олланд заявил: «Мы находимся в состоянии войны». Вскоре французские истребители нанесли серию аваиударов по Ракке, номинальной столице Исламского государства, находящейся в тысячах миль от того места, из которого родом террористы. Возникает вопрос: с кем находится в состоянии войны Франция?

Возвращение в Брюссель

В понедельник утром французские службы опубликовали имя человека, который руководил терактами в пятницу: Абдельамид Абаауд, 27-летний мужчина, который родился в коммуне Моленбек под Брюсселем. Абаауд – ничем не примечательный, можно сказать, типичный представитель своего поколения. Он был отмечен на пропагандистском видео Исламского государства в качестве водителя грузовика с телами замученных жертв. Он также «засветился» на страницах электронного журнала ИГИЛ «Dabiq», где хвастался тем, как ему удалось скрыться от преследователей в Европе в январе 2015 года и найти убежище в халифате. В тот же месяц, спустя 10 дней после убийства в редакции  «CharlieHebdo», бельгийская полиция провела рейд против группы джихадистов, обосновавшихся в доме в Вервье на востоке Бельгии. Предположительно группа, которая, по словам следователей, имела отношение к ИГИЛ, планировала похищение и убийство сотрудников бельгийской полиции. Двое членов группы погибли при перестрелке с полицией, девятеро были позднее арестованы в Моленбеке. Однако руководителю группы Абаауду удалось скрыться. В июле 2015 года он был приговорен бельгийским судом в свое отсутствие к 20 годам тюремного заключения.

Фотография человека, называемого Абдельамид Абаауд, опубликованная в онлайн-журнале Исламского государства и размещенная на страницах социальных сетей.

Очевидно, что подобный приговор не изменил его планов по организации терактов в Париже. Среди террористов, совершивших нападения в Париже на прошлой неделе, были три брата из Моленбека, которые считаются челнами группы из Вервье и которые уже находились под пристальным вниманием полиции. Один из братьев носит имя Салах Абдеслам. По имеющимся данным, он находился за рулем черного «Фольксвагена Поло» с бельгийскими номерами, который был обнаружен возле концертного зала «Батаклан», где были убиты 83 человека. Он покинул место происшествия и вернулся в Бельгию рано утром в субботу. Его остановили на границе, но разрешили следовать дальше в сопровождении еще двоих спутников. В настоящее время он заявлен в розыск. Ибрагим Абдеслам, второй из братьев, убил себя перед рестораном на бульваре Вольтера на Площади Республики. Его имя значилось в договоре аренды автомобиля, зарегистрированного в Бельгии и обнаруженного в пригороде Монтрей с брошенными автоматами  и использованными патронами. Вероятно, автомобиль использовался для стрельбы на полном ходу по людям, находящимся в ресторанах вдоль канала Сен-Матэн возле площади Республики, в результате которой 35 человек погибло. Третий брат Мохамед Абдеслам был арестован вечером в субботу в ходе операции в Моленбеке, но затем выпущен на свободу.

Полиция, должно быть, была также осведомлена еще о двух французах и бельгийце, которые принадлежали к той же террористической группе. Исмаэль Омар Мустефа, 29-летний француз алжирского происхождения, родившийся в пригороде Парижа, был первым из нападавших, личность которого была установлена в воскресенье. Он покончил жизнь самоубийством в ночном клубе «Батаклан» после того, как расстрелял десятки людей в зрительном зале. В 2010 году ему был присвоен полицейский уровень «S», которым полиция обозначает лица, потенциально вызывающие подозрение, после того, как он переехал в город Шартр и присоединился к салафистской группе. Он отправился в Сирию осенью 2013 года и пробыл там до весны 2014 года. Нет данных относительно его дальнейшего местонахождения в последнее время. Другой француз Сами Амимур 29 лет от роду также застрелился в мюзик-холле. На его арест по обвинению в международном терроризме был выписан ордер еще в 2012 году, но в 2013 году ему удалось исчезнуть из поля зрения и присоединиться к ИГИЛ. И, наконец, гражданин Бельгии Билал Хадфи был одним из террористов-смертников на стадионе. Он жил в Бельгии и, по имеющимся у следователей данным, воевал на стороне ИГИЛ в Сирии. Установлено, что двое из террористов проживали в Моленбеке.

Наконец, террорист, взорвавший себя на стадионе, был идентифицирован как человек с сирийским паспортом на имя Ахмад Алмохаммад из Идлиба. Террорист, скорее всего, использовал паспорт для проникновения на территорию Европы, также установлено, что он был еще с одним человеком (безусловно, паспорт мог сменить владельца после того, как тот обосновался в Европе). Реальный человек по имени Ахмад Алмохаммад неизвестен, но кажется вполне правдоподобным то, что фальшивые паспорта использовались бельгийцами, вернувшимися из Исламского государства.

Другими словами, после терактов в Париже все пути ведут в Брюссель, а точнее в Моленбек, пользующийся настолько дурной славой, что даже бельгийский министр, ответственный за данный район, признает, что он находится в эпицентре всех европейских проблем с терроризмом, вдохновляемым Исламским государством. Ян Ямбон, министр внутренних дел и фламандский националист, сказал в воскресенье, что «ситуация в Моленбеке вышла из-под контроля». А премьер-министр Шарль Мишель, франкофонский либерал, пошел еще дальше и заявил: «Моленбек представляет собой огромную проблему. Кроме превентивных мер нам необходимо использовать и карательные меры».

Задачи контртерроризма

Бельгийские полицейские силы специального назначения взбираются по стене здания во время проведения рейда по обнаружению подозреваемых мусульманских фундаменталистов, причастных к убийствам в Париже. Моленбек, пригород Брюсселя, 16 ноября 20165 года.

Опасная ситуация в Моленбеке ни для кого не является тайной. В июне 2012 года около 100 членов «Sharia4Belgium», бельгийского подразделения запрещенной британской организации «al-Muhajiroun», напали на полицейский участок в Моленбеке во время волнений, вспыхнувших после ареста женщины, отказавшейся открыть свое лицо в ответ на требования полиции. В 2015 году суд в Антверпене вынес приговор 45 членам исламистской группы по обвинению в причастности к террористической деятельности (члены группы занимались вербовкой в ряды Исламского государства). Только восьмеро их них присутствовали в зале суда. Остальные сбежали в Сирию. Абаауд, вдохновитель пятничных терактов, также являлся членом «Shara4Belgium».

Моленбек также известен как место встречи джихадистов и убежище для французских боевиков, не желающих возвращаться домой. Мехди Неммуш, террорист, убивший четырех людей во время теракта у Еврейского музея в Брюсселе в мае 2014 года, нашел временное прибежище в Моленбеке после того, как вернулся из Исламского государства. Неммуш был задержан по счастливой случайности на автобусной станции в ходе рейда  по выявлению наркотиков, когда полиция обнаружила автомат в его автомобиле. Неммуш сознался в том, что планировал совершить теракт в Париже в День взятия Бастилии. Франко-марокканский террорист Аюб Хаззани, предпринявший в августе 2015 года попытку нападения на поезд из Брюсселя в Париж и обезвреженный двумя американскими военнослужащими, находившимися в отпуске, также останавливался в Моленбеке по пути домой из Исламского государства.

Все также остро стоит вопрос с вербовкой европейцев со стороны Исламского государства. Французские власти неоднократно заявляли, что процесс рекрутинга ИГИЛ среди европейцев неконтролируем. Цифры разнятся, но полагают, что более тысячи жителей Франции пополнили ряды ИГИЛ, среди них несколько сотен женщин. Сколько из них вернулось домой - неизвестно. По некоторым данным, около 250, но как показали трагические события в пятницу, сомнительно, чтобы французские власти располагали достоверной информацией на этот счет.

Открытые границы в Европе также является темой для обсуждения, но открытость границ – это непреложный факт существования единой Европы. Реальной проблемой является отсутствие эффективной координации действий по разные стороны разграничительных линий. Еще до того, как разразился мигрантский кризис, приносящий в Европу тысячи и тысячи отчаявшихся беженцев, полиция и другие правоохранительные службы жаловались на отсутствие рутинного обмена информацией и на отсутствие общеевропейского реестра подозреваемых радикалов, что значительно усложняет их работу. Этот аргумент  опять прозвучал в воскресенье. «У нас открытые границы, но закрытая информация, - сообщил один из дипломатов, находящихся в Брюсселе, корреспонденту  «FinancialTimes». – Так больше не может продолжаться». Великобритания и Скандинавские страны испытывают глубокое недоверие к тому, как подобные реестры могут использоваться некоторыми странами. И произошедшие теракты вряд ли убедят их в обратном.

Вооруженный французский жандарм стоит на автостраде, в то время как жандармы проверяют автомобили и устанавливают личности проезжающих на шоссе A1 Париж-Лилль-Брюссель. Франция, 16 ноября 2015 года.

Другой часто упоминаемой проблемой является блокировка онлайн-коммуникаций. «Электронное слежение – это постоянная игра в кошки-мышки, - сказал французский эксперт по контртерроризму Камиль Гранд корреспонденту «DailyTelegraph». - Подобные группы переходят со стандартных видов коммуникации на зашифрованные файлы и затем используют платформы, подобные видеоиграм, для дальнейшей коммуникации – это постоянно существующая проблема». По сообщению бельгийского министра внутренних дел, террористы, осуществившие нападения в Париже, пользовались для общения платформой  PlayStation 4.

Тем не менее, электронное слежение может быть исключительно эффективным, настолько эффективным, что на него возлагается иногда даже слишком много надежд. За несколько дней до трагических событий в Париже онлайн-слежка позволила произвести одновременный арест лиц, подозреваемых в принадлежности к террористической сети, которая контролировалась из тюрьмы Муллой Крекаром, проживающим в Норвегии иракским курдом, основавшим  «Ansar al-Islam». Десятки подозреваемых лиц были схвачены в Италии, четверо в Великобритании и трое в Норвегии. Группа Крекара действовала под новым названием  «Rawti Shax» и, по всей вероятности, была связана с ИГИЛ. По данным полиции, многие подозреваемые лица неоднократно бывали в Сирии или Ираке. Члены группы причастны к интенсивной медиа-кампании в европейских социальных сетях в поддержку деятельности Исламского государства.

Эффективность онлайн-слежки способствовала возникновению иллюзии о том, что террористов можно вычислить виртуально. Однако террористы живут в реальной жизни. Часто они вместе растут, являются братьями или соседями, и они доверяют друг другу, потому что общаются лицом к лицу.  Онлайн-коммуникации позволяют вычислять тех, у кого нет возможности общаться напрямую. Когда у террористов имеется серьезный план, они сохраняют режим тишины на протяжении нескольких месяцев перед началом операции.

Бар «Les Beguines», Моленбек, 16 ноября 2015 года. По документам, бар принадлежал братьям Абдеслам из Франции, один из которых взорвал себя в Париже в пятницу.

Пограничная война

Все вышеперечисленные аргументы могут свидетельствовать о том, что же необходимо предпринимать Европе в качестве ответных мер. Бомбардировка Рааки не коснется разветвленной сети боевиков, которые, несмотря на то, что они живут в Моленбеке, Люнеле или Лутоне (маленьких городках или пригородах, хорошо известных тем, что множество молодых людей из них не раз бывали в Сирии), рассматривают себя как резидентов Исламского государства. Если эти иностранные бойцы еще не вернулись домой (или в Моленбек), они начнут возвращаться по мере того, как Франция и США начнут сбрасывать больше бомб на Ракку и другие территории, захваченные Исламским государством.

Европе необходимо оперативно усилить контроль на своих внешних границах. Ей необходимо срочно сформировать общий реестр данных обо всех подозрительных лицах, побывавших или планирующих побывать в разгорающихся «горячих точках» в Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Ей необходимо проводить аресты и допросы подозреваемых лиц; лишь небольшая часть лиц, известных своими поездками в места «горячих точек», были арестованы и допрошены, несмотря на то, что само участие в террористических организациях является уголовно наказуемым. Пасуя перед  скептически настроенными судьями и протестующими адвокатами, европейские лидеры уклоняются от выполнения своих обязанностей. 

Террористы из Европы – это участники глобальной войны, которая угрожает Западу, жизням людей, которых они терроризируют при поддержке из-за рубежа, и стабильности мусульманских стран. Лучшим выходом из ситуации будет арест террористов, пока они находятся дома, и их заключение на такой срок и так далеко от их приятелей и соучастников, чтобы они забыли и думать о войне. Запад должен бороться в судах, в предместьях и через обязательные программы, которые бы сохранили в нормальном состоянии тех молодых людей, которые не успели откликнуться на призывы крысоловов из Исламского государства. Эта война началась - и она закончится здесь, у нас дома.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignaffairs.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!