Присоединяйтесь к нашим группам

Смерть преследует их повсюду

Смерть преследует их повсюду
Жилище для беженцев обустроили в Берлин-Вильмерсдорф, бывшем здании городской ратуши.

Они приехали в Германию, чтобы найти защиту. Но после терактов в Париже, многие беженцы снова начали опасаться за свою жизнь: Где в мире все ещё безопасно?
17 11 2015
16:56

Не просто было поговорить с беженцами о терроре в первые дни после терактов в Париже. Это произошло в якобы безопасной Европе. Что это означает для них? Каждого, кто пытался приехать в приют для беженцев, располагающийся в бывшей ратуше Берлин-Вильмерсдорф, в прошлую субботу и взять интервью, очень быстро и уверенно отсылали восвояси. "Вы не сможете в настоящее время говорить с ними!", − сказал переводчик из Египта. "Они просто пытаются забыть обо всем плохом". Париж это привидение, которое должно остаться снаружи. Одна женщина помогает здесь каждый день, ей эти люди доверяют. Если она тоже скажет нам "нет", то мы уйдём ни с чем.

Но посетителю разрешают посмотреть, как беженцы проводят свой вечер, но без специальных передач и прямых эфиров, и разговоров о событиях в Париже. Даже это уже кое-что объясняет.

Они празднуют то, что смогли выжить

В коридорах громко звучит музыка. Если вы будете следовать за ней, вы дойдёте до лестничной клетки, где сирийцы включают арабские хиты. Молодые  люди положили  друг  другу руки на плечи. Они выстроились в комнате в длинную линию и танцуют под свист и хлопки зрителей. Детей, бегающих между ног, взрослые поднимают на плечи. Они машут, смеются, кричат. Арабские нестареющие хиты. А потом вдруг хитом номер один оказывается песня с французским названием: Alors On Danse. Как будто её кто-то поёт из Парижа прямо для танцоров. Танец молодых мужчин перерастает в экстаз, они вздымают руки вверх, с каждой новой песней движения становятся всё более быстрыми и кажется, что они пытаются изгнать самого дьявола из своих мыслей.

Этот праздник является празднованием выживания. Пока они танцуют, они не думают о Сирии. И ничего не слышат об ужасах Парижа.

Сбоку стоит переводчица фарси и говорит: "Страшное время настало для нас мусульман". Она рекомендует своим ставленникам  не выходить по ночам на улицу: слишком опасно.

Вскоре после терактов, активно обсуждалось, существует ли связь между текущей политикой в отношении беженцев и нападениями. Следует ли закрыть границы, по крайней мере, частично, чтобы лучше контролировать, кто именно въезжает в страну. Тот факт, что террористы проникли в страну, смешавшись с беженцами, является мощным до сих пор неподтвержденным предположением. Но это утверждение активно используют в качестве аргумента те, кто хочет видеть поменьше беженцев в своей стране. Так сирийцы, афганцы и пакистанцы, которые танцуют в подъезде Вильменсдорфа, могут косвенно на своей шкуре ощутить политические последствия терактов в Париже, о которых они не хотят даже слышать.

Когда же это всё прекратится?

Эту самозащиту  можно наблюдать и среди тех, кто живет здесь уже давно. Май Абаза из Сирии живет в Германии уже на протяжении почти года. Её заявление о предоставлении убежища было одобрено, теперь она живет с матерью и братом во франкском городке Динкельсбюль. Из окна гостиной открывается вид на мирные маленькие частные дома, на столе  этим субботним утром  стоят немецкие тарелочки в цветочек. Абаза также ничего ещё не знает о Париже. Когда она узнает о теракте, сдерживая крик, она подносит руку ко рту, затем на её глазах выступают слезы. Ее мать качает головой, снова и снова, она говорит: "Когда же это закончится? Мы так устали от постоянных смертей".

Май Абаза перестала читать новости ещё два или три месяца назад. "Я просто не могу этого вынести", −  говорит она. Она сидит здесь в немецкой провинции, далеко от страданий на родине, и она ничего не может изменить. "Именно это самое худшее", − говорит она. Таким образом, она решила: "Моя жизнь теперь проходит здесь. Я должна идти вперёд и помочь сама себе. Выучить немецкий язык.  Я должна заботиться обо всем сама. Я должна быть сильной".

Она чувствует себя в безопасности в Германии, но она также понимает,  что в настоящее время люди будут вправе требовать, чтобы границы были закрыты. "Я не могу винить их", − говорит Май. Для неё атаки также означают: "Теперь на меня ложится больше ответственности. Я должна постараться сейчас, чтобы создать более положительное впечатление обо всех беженцах".

Теории заговора

Среди беженцев также циркулируют теории заговора. "Это всё сплошная политика", − твердо говорит молодой сириец Моаяд або Альджадейл, который также живет с женой в Динкельсбюле. Он считает, что за нападениями в Париже стояли западные спецслужбы. Также, по его мнению, спецслужбы стояли даже за терактами 11 сентября 2001 года,  для того чтобы затем можно было развязать войну.  Среди беженцев в Германии в  Facebook курсирует  карикатура, на которой нарисовано, как США и Израиль тайно платят террористам ИГИЛ за нападения.

Нацисты воспользуются этим для своих целей

В Берлин-Вильмерсдорфе некоторые беженцы в воскресенье, наконец, готовы были поговорить о Париже. Мохамад Базз, 26-летний сириец, возвращается прямо из Парижской площади у Бранденбургских ворот. В группе Facebook сирийцы, живущие в  Берлине, договорились встретиться там и принести цветы к французскому посольству: "Мне был так грустно, и я не мог поверить, что это дерьмо, будет преследовать нас даже здесь. Нацисты не преминут воспользоваться этой трагедией в своих целях", − высказал свои опасения Базз. Он чувствовал себя хорошо в Германии. "Я было подумал: Наконец! Мирная жизнь! А теперь это происходит даже здесь!"

У входа в  дом для беженцев стоит Мовафа, сириец, который не захотел  назвать свою фамилию. Он живёт  здесь всего пару  недель. Он стоит у входа, в окружении четырех молодых немцев, которые хотели с ним отправиться сегодня в небольшое  путешествие. Они хотят сесть на автобусный маршрут № 100 и проехать через весь Берлин, такой вот план. "Париж? Во Франции?!" Он переспрашивает, когда узнает о нападениях. Он не может в это поверить. "Когда я бежал из Сирии", − говорит Мовафа, "я никогда бы не подумал, что такая вещь может произойти во Франции. Потому что там ведь царит мир!" Он беспокоится о том, что это может означать для мусульман, живущих здесь. На прощание он пишет записку со своим адресом электронной почты и приписывает фразу: "Мы сирийцы уважаем Германию".

 Милена Хассенкамп и Ленц Якобсен.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: zeit.de





Contra Magazin
Десятки тысяч сообщений на электронной почте доказывают сотрудничество зятя Эрдогана с боевиками "Исламского государства". Сотрудничество, прежде всего, ориентировалось на импорт нефти из территорий, находящихся под контролем ИГИЛ.
12:19 | 07.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!