Присоединяйтесь к нашим группам

Почему теракты в Париже не укрепят сотрудничество между США и Россией

Почему теракты в Париже не укрепят сотрудничество между США и Россией
Волна всемирной солидарности после трагических событий в Париже позволила с надеждой заговорить о перспективах улучшения отношений между Россией, США, Францией и их партнерами в деле борьбы с Исламским государством в Сирии. Тем не менее, несмотря на некоторые обнадеживающие высказывания еще до терактов в пятницу, проблемы, не позволявшие наладить совместное сотрудничество до сих пор, остаются. И эти разногласия будет не так-то легко преодолеть.
18 11 2015
08:08

Ольга Оликер, директор программы по России и Евразии в Центре стратегических и международных исследований.

Россия неоднократно заявляла, что стремится (и даже прилагает к этому все усилия) к сотрудничеству с США в деле борьбы с международным терроризмом. Действительно, после событий 11 сентября 2001 года президент России Владимир Путин был первым мировым лидером, позвонившим тогдашнему президенту США Джорджу Бушу и предложившему помощь.

Теперь переходим к терактам в Париже: почти незамедлительно российские официальные лица призвали к заключению широкого союза для борьбы с ИГИЛ и прочими джихадистскими группировками в Сирии, в субботу прошла совместная пресс-конференция Министра иностранных дел России Сергея Лаврова и Государственного секретаря США Джона Керри, на котором они призвали к усилению борьбы с терроризмом. Их призывы последовали за заявлением Путина, сделанным в пятницу (еще до совершения терактов в Париже) о том, что он открыт для диалога с Соединенными Штатами и для сотрудничества со Свободной армией Сирии, которую поддерживают США.

Принимая во внимание все вышесказанное и отмечая, сколько цветов было принесено к посольству Франции в Москве, можно говорить о том, что появилась новая надежда на установление тесного сотрудничества Москвы с коалиций сил во главе с США - особенно по мере того, что появляются очередные доказательства того, что недавний взрыв российского пассажирского авиалайнера на пути из Египта в Россию все таки произошел по вине террористов ИГИЛ.

Однако не все так просто – на пути к эффективному сотрудничеству все еще стоят серьезные препятствия (как плане будущего Сирии, так и в плане отношений между двумя странами), которые необходимо будет преодолеть в целях конструктивного партнерства.

Трудности продвижения вперед подтверждаются высказываниями Путина. Даже упоминая о желании России начать сотрудничество с США, российский президент не смог удержаться от «шпильки» в адрес Вашингтона, заявив, что вмешательство России продолжится в любом случае, невзирая на отсутствие как мандата ООН, так и поддержки сирийского правительства действий США.

Другой проблемой является то, что борьба против ИГИЛ является лишь одной из целей операции, проводимой Россией в Сирии (и ее мишенями до сих пор являлись не самые значимые объекты). В тактическом плане усилия России направлены на поддержку власти действующего президента Башара Асада, и она вполне могла рассудить так, что наилучшей помощью для него будет ослабление сил умеренной оппозиций, а не атаки на позиции сил Исламского государства.

Ожидания должны быть умеренными, большой успех всегда складывается из нескольких малых успехов

Субботние консультации в Вене закончились решением о проведении встречи Асада и лидеров оппозиции не позднее 1 января, что может быть расценено как победа Москвы. Судьба Асада все еще остается под вопросом, но если это решение  заставит  Москву утроить усилия по оказанию военного давления на ИГИЛ, то можно считать его также победой и для всех остальных сторон, присутствовавших на переговорах.

В стратегическом плане, однако, Россия может рассматривать Сирию как уникальную возможность противостоять Соединенным Штатам и демонстрировать всему миру несостоятельность поддержки Вашингтона как антиавторитарного движения в Сирии, так и любого другого движения. Это является существенной и значительной проблемой, и риторическое единство Москвы и Вашингтона (а также Парижа) не сможет этого изменить.

Если все же Россия включится в более активную борьбу с Исламским государством, необходимо выработать решения относительно полновесного обмена информацией, синхронизации операций и перспектив сотрудничества. Но даже в подобной ситуации опять возникают препятствия, которые придется преодолевать.

За последние 15 лет попытки США и России работать сообща в борьбе с терроризмом были ограничены из-за взаимного недоверия и различных подходов к сбору и анализу информации. США были склонны скептически относиться к достоверности информации, предоставленной Россией, при этом со своей стороны ограничивая объем значимой информации, которой готовы были поделиться с Москвой. В сирийском контексте это недоверие еще больше возрастает из-за сотрудничества между Россией и Ираном;  учитывая тот факт, что Россия и Иран сражаются в Сирии на одной стороне, трудно поверить в то, что информация, которой Вашингтон поделится с Москвой, в конце концов, не окажется в Тегеране. В результате, непонятно, каким образом будет проходить координация усилий по определению целей и обмен разведывательными данными.

Безусловно, это не означает, что российско-американское сотрудничество невозможно. Это означает, что ожидания должны быть умеренными и что большому успеху всегда предшествует череда малых побед.

Если бы существовали неопровержимые свидетельства того, что Россия на все 100% ведет ту же войну, что и США и их союзники, то в этом случае Вашингтон гораздо охотнее пошел бы на сотрудничество с Москвой. И если бы Россия понимала, что у нее есть право голоса и кредит доверия, она, по всей видимости, пошла бы на то, чтобы поддержать хотя бы некоторые из операций США.

И все же, оптимизм явно преждевременен, потому что желание Москвы бросить вызов Вашингтону, фундаментальное недоверие Вашингтона к Москве, а также продолжающиеся и существенные разногласия и различия в интересах между двумя странами, означают высокую степень вероятности того, что попытки наладить отношения могу оказаться лишь очередным сиюминутным порывом. 

Мир объединился в скорби и ужасе от того, что произошло в Париже. Однако это не означает, что Вашингтон и Москва стали смотреть на мир одинаково.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: edition.cnn.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!