Присоединяйтесь к нашим группам

Мы допускаем, что бомбардировки России могли спровоцировать вспышку насилия. А разве наши нет?

Мы допускаем, что бомбардировки России могли спровоцировать вспышку насилия. А разве наши нет?
Военное вмешательство Владимира Путина в Сирии может способствовать росту радикализации, предупреждает Дэвид Кэмерон. Военные действия Запада делают то же самое – теракты в Париже тому яркое подтверждение.
18 11 2015
14:46

Мехди Хассан.

«Самым сложным делом является попытка объяснить бросающуюся в глаза очевидность, которую все вокруг предпочитают не замечать», писала Эйн Ранд в своем романе «Источник». То, что существует прямая связь, взаимосвязь между западными военными операциями и терактами против Запада (ведь насилие порождает насилие), является «бросающейся в глаза очевидностью» для всех, кто смотрит на мир с открытыми глазами (если не с открытыми умами).

И все же на протяжении уже 14 лет многие из нас «предпочитают не замечать» очевидных вещей. От Нью-Йорка до Мадрида и Лондона, любое публичное упоминание слов «внешняя» и «политика» в привязке к террористическим актам вызывает пароксизм ярости как у политиков, так и у разного сорта комментаторов и обозревателей.

Реакция на зверские убийства в Париже последовала по тому же пути. После того, как бывший лейбористский министр в Великобритании назвал коалицию «Остановим войну»  «ненавидящими Запад беснующимися шимпанзе», они удалили со своего сайта обвинение в том, что рост Исламского государства и теракты в Париже являются последствиями «предумышленной политики и действий США и их союзников». Лидер лейбористов Джереми Корбун скорректировал свою речь, в которой он должен был упомянуть  о том, что Британия «участвует в войнах, которые повышают, а не снижают угрозы для нашей национальной безопасности». Подобные утверждения являются политическим табу в наших общественных дискуссиях.

Не кажется ли странным то, что в случае в Россией западные правительства, наоборот, очень желают связать внешнюю политику, проводимую Владимиром Путиным (и только одним Владимиром Путиным) с возрастанием террористической угрозы? 1 октября правительство США и их союзники выступили с совместным заявлением о том, что решение российского президента о вмешательстве в дела Сирии «только подкинет дров в костер радикализма и экстремизма». Да, вы не ослышались: именно «подкинетдров».

Военно-воздушные операции Москвы «приведут к дальнейшей радикализации и росту терроризма», - заявил Дэвид Кэмерон 4 октября. Обратите внимание на слово «приведут». Выступая на саммите НАТО 8 октября, министр обороны США Эштон Картер предупредил о возможных «последствиях для самой России, которой следует опасаться терактов». Уловили? «Следуетопасаться».

Считать причинами терроризма только религиозную нетерпимость или средневековое мировоззрение – недальновидно и  своекорыстно

И в те дни, что последовали за крушением в Египте российского авиалайнера «Метроджет», унесшего жизни 224 пассажиров, комментаторы выстроились в очередь для того, чтобы провести параллели между действиями России в Сирии и предполагаемой террористической диверсией со стороны Исламского государства. В ходе панельной дискуссии BBC Джанет Дейли из «theTelegraph» охарактеризовала авиакатастрофу как «прямое последствие военного вмешательства России в Сирии», добавив при этом: «Путин, по сути, спровоцировал этот террористический акт против мирных российских граждан».

Сравним комментарии Дэйли в отношении гибели рейса 9268 с ее реакцией на теракты в Париже. Вместо того, чтобы обвинить президента Олланда в «провоцировании» актов терроризма против народа Франции или признать  кровавую бойню «прямым последствием» участия Франции в операциях в Сирии, она с негодованием набрасывается на любого, кто посмеет привлечь внимание к военным действиям Франции в таких мусульманских странах, как Ливия, Мали и (да!) Сирия.

«Если существует необходимость обсуждения подобных вопросов, то сейчас совсем не время для этого, - пишет она, по той причине, что «французский народ не заслужил этого» и будет «жестоко и безответственно считать иначе». Так и хочется процитировать одно из лучших внешнеполитических мудрых изречений Фиби Буффе из сериала «Друзья»: «Говорил горшку котелок; Уж больно чумаз ты, дружок» (Англоязычная идиома. В русском переводе должно звучать как «Сказало решето кувшину, что он дырявый»).

Если все-таки причастность ИГИЛ к авиакатастрофе российского авиалайнера будет доказано, было бы безумием отрицать, что это связано с военными действиями России, предпринимаемыми с целью поддержки режима в Дамаске. Однако таким же безумием было бы отрицать и то, что ужасные теракты, произошедшие в Париже, в той же степени связаны с недавними военными операциями Франции на Ближнем Востоке и до этого в западной Африке.

Да, террористы в концертном зале «Батаклан» восклицали «Аллах акбар» перед тем, как открыть огонь по беззащитным людям, но при этом они еще и кричали: «Что вы делаете в Сирии? Теперь вам придется заплатить за это!». Да, в заявлении  ИГИЛ, в котором оно берет на себя ответственность за совершенные теракты, говорится о том, что Париж – это «столица проституции и бесстыдства», но в нем же упоминается и о том, что французское правительство участвует в «крестовом походе» и «убивает мусульман… при помощи своих военных самолетов».

Не существует никаких доводов и аргументов в защиту варварского убийства беззащитных мужчин, женщин и детей

Для того, чтобы оправдать политическое насилие, нужно признать политическое бессилие: считать причинами терроризма только религиозную нетерпимость или средневековое мировоззрение – недальновидно и  своекорыстно. Неудобная правда состоит в том, что геополитика, в той же степени что и физика, подчиняется третьему закону Ньютона: «Каждое действие вызывает противодействие». ЦРУ еще в 1950-х годах даже придумало особое определение «отдача» для описания неожиданных негативных последствий, с которыми сталкиваются мирные граждане США в результате военных операций США за рубежом.

В наши дни, когда речь заходит о России (нашем «официальном противнике»), мы принимаем и используем концепцию «отдачи». Когда же речь заходит о наших собственных странах на Западе, мы превращаемся в детей в песочнице, заткнувших уши руками и поющих: «Ля-ля-ля, я не слышу тебя!».

Вы можете возразить, что военные операции Франции, также как и военные действия США и Великобритании на Ближнем Востоке – оправданная и неизбежная реакция на разрастание террористического мини-государства; но вы не можете возразить на то, что эти действия будут иметь последствия.

Майкл Шойер, бывший начальник отдела ЦРУ по Бин Ладену, сказал мне в 2011 году, что «люди продолжат совершать теракты против нас, потому что им не нравится то, что мы с ними сделали». В интервью для «al-Jazeera» в июле генерал США в отставке Майкл Флинн, возглавлявший Агентство военной разведки в 2013-2015 годах, признал тот факт, что «чем больше бомб мы сбросим, тем больше разгорится конфликт».

Эта точка зрения совпадает с позицией Научного совета Пентагона, изложенной еще в 1997 году: «В исторической перспективе данные свидетельствуют о тесной взаимосвязи между вмешательством США в международные ситуации и ростом террористических актов против США».

Позвольте мне внести ясность: объяснять – не значит извинять; разъяснение – это не оправдание. Не существует никаких доводов и аргументов в защиту варварского убийства беззащитных мужчин, женщин и детей как во Франции, так и за ее пределами.

Дикость и свирепость Исламского государства вряд ли имеют аналоги в современном мире. Но важно понимать, что оно не появилось из ниоткуда: как признал президент США, Исламское государство - «это порождение нашего вторжения» в Ирак.

И все же мы отводим взор от «бросающейся в глаза очевидности» и притворяемся, что «они» (россияне, иранцы, китайцы) подвергаются нападениям из-за «их» политики, а «мы» (Европа, Запад, либеральная демократия) подвергаемся нападениям только из-за «наших» принципов. Все это – не более чем зыбкая фантазия и геополитическая сказка, которые мы внушаем и рассказываем сами себе. Они приносят нам утешение и придают силы перед лицом террористической угрозы и новых терактов. Но они не помогут нам в деле их предотвращения. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: theguardian.com





Contra Magazin
Десятки тысяч сообщений на электронной почте доказывают сотрудничество зятя Эрдогана с боевиками "Исламского государства". Сотрудничество, прежде всего, ориентировалось на импорт нефти из территорий, находящихся под контролем ИГИЛ.
12:19 | 07.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!