Присоединяйтесь к нашим группам

Исламское государство объявило войну всему миру

Исламское государство объявило войну всему миру
Исламское государство — это больше, чем террористическая организация. ИГИЛ является государством-спонсором мирового терроризма, которое способно поражать свои цели во всем мире.
18 11 2015
14:58

Уилл Маккант

В последние две недели Исламское государство превратилось в одного из самых агрессивных спонсоров мирового терроризма. Если верить его заявлениям, члены ИГИЛ осуществили массовые хорошо спланированные атаки против двух из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН — Франции и России. Кровавая расправа над мирными людьми стала самой смертоносной трагедией во Франции со времен окончания Второй мировой войны. Крушение российского самолета на Синайском полуострове 31 октября стало оной из самых массовых террористических атак в России со времен распада Советского Союза. Вдобавок 12 ноября боевики Исламского государства совершили синхронизированные террористические акты в городе Бейрут, в результате которых погибли десятки гражданских.

Лишь недавно мы начали привыкать к мысли, что ИГИЛ, как настоящее государство, стало государством-спонсором мирового терроризма. На протяжении большей части своей истории Исламское государство было террористической группировкой или повстанческим движением. Однако, со временем, оно постепенно усиливалось и превращалось в настоящее государство. ИГИЛ не только получило монополию на насилие на подконтрольной территории, оно также организовало уборку мусора и начало собирать налоги. Его называли «протогосударством» и «квазигосударством». Какую бы терминологию мы не использовали, сейчас абсолютно очевидно, что ИГИЛ — это нечто больше, чем просто повстанческая группировка. Исламское государство имеет в своем распоряжении миллионы долларов для финансирования своей армии и террористов за границей.

Несмотря на то, что ИГИЛ является последователем глобальной джихадистской идеологии Аль-Каиды, которая призывает к атакам против Запада, эта организация потратила большинство своих денег на создание собственного государства на Среднем Востоке и в Северной Африке, лишь иногда терроризируя своих соседей, Турцию и Саудовскую Аравию. Международная общественность может только радоваться тому, что лидеры ИГИЛ концентрируются на внутренних проблемах. Лучше уж пусть они тратят деньги на улучшение инфраструктуры, чем на финансирование террористической деятельности в других странах.

Однако если Исламское государство сейчас добавило операции в других странах в список правительственных расходов, как можно понять из последних террористических атак, то  дальнейшие перспективы являются довольно пугающими. ИГИЛ имеет финансовые возможности государства, амбиции империи, и список врагов, оглашение которого больше похоже на перекличку в ООН.  ИГИЛ — это та же Аль-Каида, которая имеет в своем расположении больше финансовых и человеческих ресурсов, но намного меньше совести и морали.

Согласно оценкам экспертов, военный бюджет Исламского государства составляет от одного до двух миллиардов долларов в год. Он несопоставим с оборонным бюджетом США, но он больше, чем у некоторых давно существующих и признанных государств, таких как Мьянма и Мавритания. Его доходы значительно превышают доходы Аль-Каиды, которая при этом причиняла Западу намного больше разрушений и жертв.

Государства-спонсоры терроризма обычно поддерживают марионеточные группировки потому, что не хотят, чтобы все узнали об этой поддержке, поскольку боятся расплаты.  Вспомните о взрыве Boeing 747 над городом Локерби в Шотландии, которое было организованно  ливийским лидером полковником Муаммаром Каддафи.

Однако сейчас происходит нечто совсем другое. Исламское государство берет на себя ответственность за теракты, тогда как разведывательные ведомства даже не уверены в том, что это действительно дело рук ИГИЛ. Исламское государство хочет, чтобы его сильные и влиятельные враги знали, что ИГИЛ способен нанести им значительные потери среди гражданского населения на их территории. Соединенные Штаты сделали то же самое, только в намного большем масштабе, против гражданского населения Японии во времена Второй мировой войны, которая после этого закончилась безоговорочной капитуляцией Японии. Если бы Исламское государство имело в своем распоряжения истребители и боеприпасы, оно бы сделало то же самое.

Однако еще более волнующим фактором является то, что Исламское государство на самом деле не управляло этими атаками. Намного сложнее остановить независимые террористические ячейки, которые имеют возможности и ресурсы для осуществления  массовых атак, поскольку они не получают указаний, которые можно было бы перехватить.

 Сейчас остается непонятным, чего Исламское государство пытается добиться этими терактами. Если группировка хочет сохранить контроль над территорией, то дразнить таких сильных врагов — не самая лучшая идея, особенно в случае с Россией и «Хезболлой». Возможно, лидеры ИГИЛ считают, что такие наступательные действия на территории противника являются отличным средством пропаганды, которое позволит завербовать еще больше новобранцев. Или, возможно, они так верят в свою апокалипсическую риторику, что пытаются спровоцировать Армагеддон. Как и в случае с трагедией 11 сентября 2001 года, вполне вероятно, что настоящие мотивы террористов мы узнаем лишь через несколько лет.

Однако нам не следует вот так сразу спускать всех собак на Исламское государство. Его лидеры долго размышляли о пользе насилия и ценности страха обычных людей. На протяжении последнего десятилетия, ИГИЛ совершил ряд смертоносных атак против мирных граждан в Ираке, чтобы спровоцировать иракское правительство на слишком острую реакцию или напугать местное население для того, чтобы оно признало власть ИГИЛ. Эта кампания террора расширилась даже на соседние иракские территории. Предшественник  ИГИЛ, Аль-Каида в Ираке, в 2005 году совершила нападение на свадебную вечеринку в Аммане, чтобы наказать иорданское правительство за сотрудничество с американцами.

Для основателя Аль-Каиды в Ираке, Абу Мусаб аз-Заркави, запугивание врагов и противников было намного более эффективной политической стратегией, нежели попытки победить их. Тогда как центральная Аль-Каида пыталась завоевать сердца и головы мусульман, Заркави пытался их запугать и разделить. Осуществление атак против гражданского населения было самым эффективным способом достижения этой цели. Его последователи в Исламском государстве полностью поддерживают такую точку зрения.

Эта идея развита в одном из излюбленных лидерами Исламского государства руководств по стратегии  — «Управление через хаос» («The Management of Savagery»). В книге, написанной в первый год войны в Ираке, описан план восстановления мировой исламской империи или халифата. Анонимный автор, выступающий под псевдонимом Абу Бакр Наджи, призывает атаковать мирных жителей во враждебных странах, чтобы удерживать их правительства от вмешательства в проект создания джихадистского государства или чтобы вызвать у них слишком бурную реакцию и, таким образом, заставить их истощить самих себя.  Необходимо отказаться от привычных исламских ограничений в ведении войны, чтобы джихадисты могли бить противника его же оружием.

Сейчас мы знаем, что когда Осама бен Ладен был еще жив, Исламское государство пыталось осуществлять атаки за пределами Ирака. В частности, они стремились атаковать Иран и Саудовскую Аравию за то, что эти страны сотрудничают с Западом и действуют против Ирака.

В прошлом году во время публичного разговора лидер Аль-Каиды Аймана аль-Завахири и пресс-секретаря Исламского государства, последний рассказал, что Аль-Каида запрещает своим членам совершать атаки за границей без разрешения руководства группировки. Несмотря на недовольство среди рядовых членов, Исламское государство тогда преклонило колено.

Недовольство существовало не только потому, что члены Исламского государства хотели бросить вызов своим двум самым большим мусульманским противникам на Среднем Востоке, организация также представляла себя протохалифатом. Члены ИГИЛ хотели ослабить своих врагов, и в итоге поглотить их.

В начале своего существования, с 2006 по 2010 год, «Исламское государство» не было государством в каком-либо значении этого слова.  Оно было, максимум, повстанческой группировкой, пока американская и иракская армии вместе с суннитскими племенами Ирака не заставили его членов уйти в подполье. В результате этого ИГИЛ превратился в террористическую организацию, которая осуществляет атаки против гражданского населения Ирака.

Однако гражданская война в Сирии и уход американцев из Ирака предоставили Исламскому государству возможность оправдать свое название. В то время как другие суннитские повстанческие группировки сражались против центральных правительств, не предлагая альтернативной формы управления, Исламское государство занялось созданием своей системы правления в суннитской племенной глубинке Сирии и Ирака.

Как часть своей программы по созданию государства, лидеры ИГИЛ распорядились уничтожить, или арестовать всех противников группировки. Перед тем как захватить город Ракка, например, они похитили председателя городского совета и еще несколько десятков городских руководителей, которые могли выступать против власти ИГИЛ. После захвата города, боевики публично казнили гражданских, которые выступили против смены руководства. Исламское государство ввело жестокие религиозные не только чтобы показать свою приверженность религии, но также, чтобы запугать население. Отрицание власти группировки приравнивалось к вероотступничеству и наказывалось смертной казнью.

Теперь Исламское государство решило терроризировать своих далеких противников. Так как же Западу следует на это реагировать?

Привычная для международной общественности политика в отношении государств-спонсоров терроризма не сработает в случае с Исламским государством. Оно не является частью международной системы, поэтому торговые эмбарго и замораживание банковских счетов, которые оказались эффективными наказания Ливии, здесь неуместны. Запрет на продажу оружия также не сработает, поскольку Исламское государство продолжит захватывать оружие своих врагов или покупать его на черном рынке.

Для начала, дальние враги Исламского государства должны четко определить свои цели в этой битве. Как государство-изгой, ИГИЛ можно  сдерживать, или даже полностью уничтожить. Однако оба эти пути решения проблемы имеют свои недостатки.

Сдерживание оставляет ИГИЛ нетронутым, но лишает его возможности действовать на территории других государств. Однако в таком случае терроризм станет даже еще более привлекательным способом борьбы для Исламского государства. Полное уничтожение государства-изгоя на первый взгляд позволяет избавиться от проблемы, но как мы увидели на примере Ирака, то, что возникает после, может быть еще более радикальным и смертоносным, особенно, если крах государства происходит относительно быстро.

На данный момент США и их союзники сделали выбор в пользу чего-то среднего между сдерживанием и быстрым уничтожением: в пользу удушения. Взаимодействуя с местным ополчением в Сирии и Ираке, союзники медленно затягивают петлю на шее ИГИЛ, отвоевывая территории на периферии и продвигаясь к его оплоту в Западном Ираке и Восточной Сирии. Это медленный, мучительный процесс, но он приносит свои плоды: за последний год Исламское государство потеряло четвертую часть своей территории. Однако эта стратегия медленного удушения была поддана критике экспертов, которые считают, что она позволяет Исламскому государству поглощать недавно освобожденные города без необходимости контролировать всю территорию.

Теракты против мирных жителей, подобные парижскому нападению, имеют целью заставить государства резко изменить политику Запада — либо быстро свернуть свои операции, как это сделал президент Рональд Рейган в Ливане после нападения на расположение морских пехотинцев и посольство США в 1983 году, либо принять слишком суровые меры, продемонстрировав силу.  Прежде чем отвечать на последние теракты Исламского государства, Соединенные Штаты и их союзники должны тщательно обдумать положительные стороны настоящей политики и главные недостатки альтернатив.

Одним из положительных результатов терактов Исламского государства может стать изменение отношения к нему России. До сих пор приоритетом для ее авиаударов были позиции не ИГИЛ, а повстанцев, которые представляют непосредственную угрозу для режима Асада. Если Россия всерьез поставит вопрос об уничтожении ИГИЛ и найдет способ ускорить уход Асада, то Исламское государство окажет миру услугу. В данный момент шансы, что Путин изменит курс, невелики, но повторяющиеся теракты ИГИЛ могут очень быстро внести коррективы в его стратегию.

Перспективы прекращения террористических атак Исламского государства на территории западных стран довольно смутные. После падение правительств в Сирии и Ираке ИГИЛ с новой силой продолжит атаковать своих дальних врагов. Существуют также и другие места, куда ИГИЛ может передислоцироваться и действовать открыто, например, Ливия.  Возможно, после потери большей части своих территорий, у Исламского государства будет намного меньше ресурсов, однако осуществление террористических атак за границей не требует больших денег.

 Как бы то ни было, теракты Исламского государства могут в итоге подтолкнуть международную общественность к более решительным действиям с целью предотвратить трагедии, подобно той, которая произошла в Париже. В результате этого ИГИЛ может вплотную приблизиться к краху, и утратить возможности для захвата новых территорий. Это именно тот риск, который должно учитывать каждое государство, использующее терроризм, как средство достижения своих внешнеполитических целей. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignpolicy.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!