Присоединяйтесь к нашим группам

Исламское государство — это не террористическая группировка. Часть 1

Исламское государство — это не террористическая группировка. Часть 1
Почему контртеррористическая стратегия Запада не остановит радикальных исламистов.
18 11 2015
16:54

Одри Курт Кронин.

После трагедии 11 сентября 2001 года многие руководители системы государственной безопасности США были обеспокоены тем, что после десятилетий подготовки к борьбе с традиционными противниками Вашингтон оказался не готов принять вызов необычного врага — Аль-Каиды. Именно поэтому в течение следующих 10 лет Соединенные Штаты выстраивали сложную бюрократическую систему для противодействия этой исламистской группировке, приспосабливая армейские, разведывательные и правоохранительные ведомства к новой задаче — борьбе с терроризмом и повстанческими движениями.

Однако сегодня на смену Аль-Каиде пришла другая группировка — Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), также известная как «Исламское государство». Идеология, риторика и долгосрочные цели ИГИЛ и Аль-Каиды довольно похожие. Более того, в определенное время эти две группировки даже выступали формальными союзниками. Именно поэтому многие эксперты полагают, что в сложившейся ситуации Вашингтону нужно просто направить свою грозную антитеррористическую машину на новую цель.

Однако Исламское государство — это не Аль-Каида. Оно не является порождением или частью старой радикальной исламистской организации, и не представляет следующую стадию ее эволюции. Хотя Аль-Каида все еще представляет серьезную угрозу (особенно ее «филиалы» в Северной Африке и Йемене), Исламское государство является ее преемником. ИГИЛ  представляет главную джихадистскую угрозу миру после ослабления Аль-Каиды.

В сентябре прошлого года в своем выступлении, которое транслировалась на всю страну, президент Барак Обама, объясняя свой план «разложения и полного уничтожения» ИГИЛ, провел прямую параллель между этой группировкой и Аль-Каидой. Он заявил, что Исламское государство — это «не что иное как террористическая организация». Однако такая точка зрения ошибочна: ИГИЛ не совсем подходит под такое описание, хотя и использует терроризм в качестве своей основной тактики. На самом деле, это вовсе не террористическая организация. Террористические сети, такие как Аль-Каида, обычно насчитывают лишь десятки или сотни членов, которые совершают теракты против гражданского населения, но не удерживают территории под своим контролем и не могут противостоять вооруженным силам на поле боя. Исламское государство же имеет в своем распоряжении примерно 30 тысяч бойцов, оно контролирует значительные территории в Ираке и Сирии, обладает серьезными военными возможностями, контролирует линии связи, управляет инфраструктурой, самостоятельно себя финансирует и участвует в сложных военных операциях. Таким образом, можно придти к выводу, что ИГИЛ — это не что иное как псевдогосударство, во главе которого стоит вполне боеспособная армия. Именно поэтому стратегии борьбы с повстанцами и террористами, которые позволили успешно противостоять Аль-Каиде, вряд ли сработают в случае с Исламским государством.

Вашингтону не сразу удалось приспособить свою политику в Ираке и Сирии к настоящему характеру угрозы, исходящей от ИГИЛ. Проводя антитеррористические операции в Сирии, Соединенные Штаты сделали своим приоритетом авиаудары по позициям союзников Аль-Каиды, что дало ИГИЛ определенные преимущества, а также предоставило режиму Асада возможность сокрушить умеренных сирийских повстанцев, которые являются союзниками США. В Ираке Вашингтон по-прежнему делает ставку на разновидность борьбы с повстанцами, при которой надеется на способность центрального правительства в Багдаде восстановить утраченную легитимность, объединить страну и укрепить вооруженные силы, чтобы нанести сокрушительное поражение боевикам Исламского государства. Однако такие подходы разрабатывался для противостояния совершенно другим угрозам. Сегодня, чтобы остановить расширение ИГИЛ, изолировать группировку и снизить ее возможности, нужна стратегия «наступательного сдерживания» — сочетание ограниченных военных действий и широкой дипломатической стратегии.

Основные различия

Различия между Аль-Каидой и ИГИЛ уходят корнями в истории этих организаций. Аль-Каида возникла после советского вторжения в Афганистан в 1979 году. Мировоззрение ее лидеров и стратегическое мышление формировались в процессе 10-летней войны против советской оккупации. Именно борьба объединила в стране тысячи мусульманских боевиков, включая Усаму бен Ладена. После создания организационных структур, Аль-Каида стала всемирной террористической сетью, осуществляющей громкие теракты против западных целей для объединения мусульман в борьбе против светских государств всего мира.

Исламское государство возникло в результате вторжения Соединенных Штатов в Ирак. Изначально, оно было лишь одной из многочисленных суннитских группировок, которые сражались против американских войск и нападали на мирных шиитов, чтобы спровоцировать межрелигиозную гражданскую войну. Тогда эта организация называлась «Аль-Каидой в Ираке» (АКИ), а ее лидер Абу Мусаб аль-Заркави присягнул на верность бен Ладену. Заркави был уничтожен в 2006 году в результате авиаудара, и вскоре после этого, когда суннитские племена решили помочь американцам в борьбе с джихадистами, Аль-Каида в Ираке была почти полностью разгромлена. Но поражение было лишь временным. АКИ обновилась внутри американских тюрем в Ираке — именно там самопровозглашенный халиф Абу Бакр аль-Багдади впервые объявил себя лидером организации.

В 2011 году, когда восстание против режима Асада в Сирии переросло в полномасштабную гражданскую войну, группировка воспользовалась всеобщим хаосом, чтобы взять под контроль территорию на северо-востоке Сирии, и создать там оперативную базу. Именно тогда впервые появилось название «Исламское государство». В Ираке организация продолжала использовать слабость центрального правительства, и эксплуатировать межрелигиозную вражду, которая лишь обострилась после вывода из страны американских войск. С уходом американцев иракский премьер-министр Нури аль-Малики занял жесткую прошиитскую позицию, тем самым еще больше настроив против себя суннитских арабов. Теперь в рядах ИГИЛ можно увидеть вождей суннитских племен Ирака, бывших повстанцев против США и даже офицеров армии Саддама Хусейна, которые стремятся восстановить свою былую власть.

Завоевание группировкой значительных территорий в Ираке стало настоящим шоком. Когда в январе 2014 года Исламское государство захватило Фаллуджу и Рамади, большинство аналитиков предполагали, что обученные американцами иракские войска и спецслужбы смогут сдержать эту угрозу. Однако в июне, на фоне массового дезертирства из иракской армии, ИГИЛ выдвинулось к Багдаду, захватив по дороге Мосул, Тикрит, Эль-Кайм и многие другие иракские города. К концу месяца Исламское государство провозгласило территорию, находящуюся под его контролем, новым халифатом. Тем временем, по оценкам американской разведки, около 15 тысяч иностранцев из 80 стран прибыли в регион, чтобы вступить в ряды ИГИЛ, в среднем, тысяча бойцов ежемесячно. Хотя основная часть новобранцев приехали из мусульманских стран, например, из Туниса и Саудовской Аравии, некоторые прибыли из Австралии, Китая, России и стран Западной Европы.

Исламскому государству  даже удалось завербовать в свои ряды американских подростков — как парней, так и девушек — из представителей среднего класса Денвера, Миннеаполиса и окраин Чикаго.

По мере разрастания ИГИЛ, стали более четко проявляться цели и намерения этой группировки. Аль-Каида считала себя авангардом мирового повстанческого движения, которое должно мобилизовать мусульманские общины против режимов светских стран. Исламское государство, напротив, стремится заполучить контроль над территорией и создать «чистое» суннитское исламское государство под управлением шариата в его наиболее фанатичной трактовке. Эта организация хочет немедленно убрать политические границы на Ближнем Востоке, созданные западными державами в XX веке, а также занять место единственной политической, религиозной и военной власти над мусульманами всего мира.

Те, кого не будут подозревать

Поскольку история возникновения и цели ИГИЛ значительно отличаются от истории и целей Аль-Каиды, две группировки действуют совершенно по-разному. Именно поэтому американская стратегия борьбы с террором, «заточенная» под Аль-Каиду», совершенно непригодна для противодействия Исламскому государству.

Потрясенные трагедией 11 сентября 2001 года, США потратили триллион долларов на создание разведывательной и правоохранительной инфраструктуры, а также на проведение военных операций, направленных против Аль-Каиды и ее союзников. Согласно расследованию издания The Washington Post, в ответ на теракты 11 сентября 2001 года американское правительство создало или реорганизовано 263 государственные организации, в том числе Департамент внутренней безопасности, Национальный центр по противодействию терроризму и Управление безопасностью транспортных перевозок. Разведывательные ведомства страны ежегодно готовят 50 тысяч докладов по терроризму. В стране насчитывается более 50 организаций и военных командований, которые отслеживают перемещение денежных средств в террористических сетях. Эта структура позволила снизить до минимума число терактов, совершаемых на территории Соединенных Штатов. Система работает довольнее неплохо, однако она непригодна для борьбы с Исламским государством, которое представляет совершенно другую угрозу.

Вспомните первую грандиозную военную и разведывательную кампанию по поимке и уничтожению лидеров Аль-Каиды с помощью ударов беспилотных летательных аппаратов и рейдов сил специального назначения. Примерно 75% главарей были убиты посредством авиаударов БПЛА и после удачных рейдов. Эти технологии идеально соответствуют задачам выявления и уничтожения целей в сельской местности, где риск возникновения гражданских жертв не высок.

Однако подобная тактика не слишком эффективна  в борьбе против ИГИЛ. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignaffairs.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!