Присоединяйтесь к нашим группам

Теракты во Франции являются частью войны культур

Теракты во Франции являются частью войны культур
В результате терактов в Париже, где погибло по меньшей мере 132 человека, многие люди заявляют, что настало время закрыть двери для беженцев, прибывающих из Сирии и Ирака. Более половины губернаторов в США заявили, что они не будут принимать сирийских беженцев; страны Восточной Европы проявляют свою решимость против плана переселения беженцев, предложенного немецким канцлером Ангелой Меркель, а Мари Ле Пен — лидер правых во Франция и изоляционисты Национального Фронта используют этот лозунг для борьбы в региональных выборах 6 декабря и в следующих президентских выборах во Франции в 2017 году.
19 11 2015
13:47

Но это касается не только проблемы беженцев. Да, один из террористов, возможно, приехал из Сирии через Грецию. Но шесть опознанных террористов из восьми на самом деле являются французскими гражданами, и большинство из них выросли в Европе. Проблема на самом деле состоит в текущем культурном экзистенциальном кризисе во Франции. Спросите большинство политологов, и они скажут Вам, что есть два вида национализма в мире: светский, такой как в США, и религиозный, такой как в Израиле и Иране. По правде говоря, есть и третий, культурный национализм, который сейчас наблюдается в Европе.

Давайте возьмем для примера школу: что могут носить студенты. Очевидно, что в религиозных националистических обществах религия диктует правила: женщины покрывают головы в Иране, а мужчины носят ермолки в Израиле. Американских студентов постоянно отправляют домой, потому что они носят политические символы. Только за последние несколько месяцев, например, студент в Хьюстоне был отправлен домой за то, что носил рубашку с хэштегом #blacklivesmatter, а студент в Оригоне был отправлен домой за ношение футболки с  военной тематикой США и изображением пистолета, но вы почти никогда не увидите студентов, которых отправили домой за использование в одежде религиозных символов. Свобода религии является конституционным правом.

В Европе все по-другому. Осенью 1993 года три мусульманские девочки-подростка в парижском пригороде Криэль были шокированы в первый день пребывания в школе. Все трое были отправлены домой, потому что они носили хиджабы, не бурки, а просто шарфы, которые покрывают волосы и известны во Франции как «фуляры». Таким образом, появилось дело о фулярах.

Во Франции традиция франко-французской войны восходит к произведению Эмиля Золя «Я обвиняю». Идея франко-французской войны означает национальную дискуссию по спорному вопросу. Для Золя это означало право личности на высшее благо. Во многих отношениях, дело о фулярах имеет те же аргументы: стоило ли воспитание нескольких мусульманских девушек больше, чем права многих других? В отличие от дела Дрейфуса, в этом случае права большинства победили.

Чтобы понять ту горячность, с которой французы реагировали на этих мусульманских девочек, вы должны понять священную природу школ во Франции. Дети не только изучают в школе математику и чтение, они узнают, как стать настоящим французом. Франция, в конце концов, является страной, которая практиковала «ассимиляцию» в результате колонизации, где ее подданные научились говорить по-французски и становились французами, а правительство навязывало мысль, что французская культура - высочайшая культура на земле. Англичане, для сравнения, практикуют «интеграцию», где подданные не были обязаны отказывать от своей родной культуры в пользу крикета, чая и булочек, хотя некоторые границы каким-то образом стирались.

«Франция - многообразное открытое общество, но Франция, как любая коллективная страна имеет темную историю, что необходимо признать. Но на самом деле не стоит оглядываться на прошлое, следует признать прошлое, чтобы строить общее будущее. Это по-прежнему отсутствует во Франции», - говорит Амель Бубекер, исследователь европейских исламских вопросов из университета в Гренобле. «Я считаю, что это то, что Великобритания сделала намного успешнее, чем Франции, хотя у Великобритании был другой, менее насильственный опыт».

Франция совсем отвергла такое понятие – быть француженкой означает покрывать голову. В законах закреплено понятие laïcité, или секуляризация. Франция начала защищать свою культуру и в последующие годы законодательно запретила девушкам-мусульманкам носить головные платки в школе. Чтобы выровнять игровое поле, они также запретили христианские и еврейские символы, в том числе ермолки. Почти каждый год с тех пор проходят франко- мусульманские протесты в поддержку головных платков у девочек-мусульманок. Протесты пошли на спад, но после новостей о вторжении в Ирак они нашли новую жизнь, и их количество только возросло.

Но этот вынужденный секуляризм не является единым для Франции. В 2009 году в бельгийском Антверпене были запрещены головные платки в школах, шаг, который распространился по всей Бельгии, хотя и не равномерно. В то же время, новая исламистская группировка Sharia4Belgium процветала, возражая против запретов на платки во имя религиозных и гражданских свобод. Запрет «был одним из основных пунктов повестки дня такой организации как Sharia4Belgium,» - говорит Гай Ван Влирден, редактор блога бельгийских иностранных боевиков.

«Много спонтанных акций совершалось. Ясно, что это загнало многих молодых людей в объятия терроризма».

Sharia4Belgium, как и многие французские экстремистские рекрутеры  и имамы, ориентировались на чувство «непринадлежности» у иммигрантов - неудачной ассимиляции - даже в том случае, когда эти иммигранты были второго или третьего поколения. У них было чувство, что грабят их «корни», как в случае с братьями Куаши, вступившими на разрушительный путь к Аль-Каиде, который оказался фатальными для сотрудников Шарли Эбдо.

Европа является обществом, которое по-прежнему борется со своими меньшинствами, даже тысячи лет спустя; просто посмотрите на каталонцев и шотландцев, которые упорно идут к независимости. Она - континент древних, красивых культур, которые борются, чтобы выжить в большом котле Европейского союза; многие вещи, которые делают нацию нацией, были отнесены к таким категориям: валюта, граница, даже в какой-то степени, военные действия. Одним из способов сопротивления для Франции, чтобы защититься любой ценой, что делает французов французами, касается культурных традиций, находящихся под угрозой - как сверху, в результате экономической необходимости со стороны Европейского Союза, так и снизу, в результате волны иммигрантов, головных платков в школах. Идет все более возрастающий экзистенциальный кризис, Франция пытается ассимилировать всех силой и говорит нет головным платкам, изгоняет радикальных имамов, запрещает говорить по-арабски, изучать Марсельезу. Но чем больше они выигрывают, тем больше они теряют.

«Должно быть определенное воспитание, в противном случае люди чувствуют себя гражданами второго сорта, когда их приглашают только выступать против терроризма, но ничего не обещают», - говорит Бубекер. «Они говорят: «У меня есть другое мнение, другой голос, и я имею право выразить мнение нелояльное Франции, если я этого хочу». Если вы не говорите с мейнстримом, вы выброшены из него. В войне культур нет победителей.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: time.com





Contra Magazin
Десятки тысяч сообщений на электронной почте доказывают сотрудничество зятя Эрдогана с боевиками "Исламского государства". Сотрудничество, прежде всего, ориентировалось на импорт нефти из территорий, находящихся под контролем ИГИЛ.
12:19 | 07.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!