Присоединяйтесь к нашим группам

Европу ожидает горькая судьба Франции

Европу ожидает горькая судьба Франции
Мусульманская диаспора Франции является самой численной во всей Западной Европе. Правда заключается в том, что именно это и является причиной сегодняшних проблем страны.
19 11 2015
15:28

Дуглас Мюррей

Сразу после кровавых массовых терактов в Париже, президент Фрунсуа Олланд заявил, что Франция находится в «состоянии войны», которую нужно вести как внутри страны, так и за ее пределами, на Среднем Востоке. В то время как военно-воздушные силы Франции начали наносить авиаудары по сирийскому городу Ракка, внутри Франции также началась масштабная операция — 168 рейдов полиции и военных за два дня. Началась большая битва на двух фронтах.

Шартрский собор является одним из символов процветающей западной цивилизации, однако город Шартр также был домом для одного из террористов-смертников, которые совершили нападение на концертный зал Батаклан. Летом прошлого года человек с этой же  местности погиб в Сирии, сражаясь за Исламское государство. В Лионе в ходе рейда представители французской полиции изъяли пистолеты, автоматы, и даже гранатомет. Во вторник ночью полицейский спецназ начал широкомасштабную операцию в северном парижском пригороде Сен-Дени.  После длительной перестрелки женщина с «поясом шахида» совершила самоподрыв, сообщили в полиции.

То, что французские правоохранительные органы знают, где искать террористов, вселяет надежду. Однако количество террористов в стране вызывает абсолютно противоположные чувства. Еще задолго до событий этой недели французы знали, что большие части Франции являются, фактически, не французскими.

Десять лет назад, когда во Франции начались массовые беспорядки в результате гибели двух мусульманских подростков, пытающихся сбежать от полиции, мир обратил внимание на проблему страны. Однако об этом неприятном инциденте в скором времени забыли. Политики снова заговорили об опасности «неконтролируемых властью территорий» на Среднем Востоке и в Африке. Однако «неконтролируемые властью территории» во Франции и других частях Европы были проигнорированы.

Ранее в этом году американский эксперт по борьбе с терроризмом во время интервью каналу Fox News заявил о том, что почти во всех больших городах европейских стран, включая Великобританию и Францию, существуют районы, в которых немусульманское население и полиция предпочитают просто не появляться. Этого человека осмеяли, и даже сам британский премьер-министр позволил себе оскорбительные выражения в его адрес.

Член Социалистической партии и мэр Парижа Анн Идальго пошла еще дальше и заявила о том, что подаст в суд на Стивена Эмерсона и телеканал Fox News за причинение вреда «имиджу» ее города.

Однако после того как братья Куаши расстреляли 12 человек в офисе издания Charlie Hebdo, а другой нападающий убил четырех евреев в ходе нападения на магазин кошерных продуктов в Париже, большинству стало понятно, что «имиджу» этого города угрожают совсем другие проблемы. Реакция на эти события была впечатляющей. Вероятно потому, что выглядела подобно тому, что психиатры называют смещенная активность.

Возможно, убийства карикатуристов и евреев было просто недостаточно. Для того, чтобы мир наконец-то проснулся, понадобилось одновременное массовое убийство посетителей концерта, футбольных фанатов и случайных прохожих. В любом случае, наличие опасных мусульманских районов во Франции и Европе сейчас уже никто ни отрицает.

 На этой неделе охота на джихадистов также началась в брюссельском квартале Моленбек. Как оказалось, именно здесь проживали двое террористов, участвующих в пятничной атаке в Париже. Моленбек — это мусульманский квартал, территория, которую бельгийские власти уже давно не контролируют.

Этот район, несомненно, имеет такие же особенности, как и многие другие бедные европейские пригороды: ужасные условия проживания и высокий уровень безработицы. Однако то же самое можно сказать о многих городах. Характерной чертой этих районов является численность и плотность мусульманского населения.

Франция — это единственная европейская страна, где проблема мусульманского населения стоит так остро. В 2011году институт Монтань под руководством Кепеля Жиля провел исследование, в ходе которого выяснилось, что Сана-Сен-Дени и ряд других пригородов Парижа превращаются в «отдельные мусульманские общества». Они не признают себя частью французского государства, и ставят исламское право шариат выше законов и конституции Франции. В ходе исследования также выяснилось, что французские мусульмане действуют в соответствии с исламистскими ценностями, и не воспринимают ценности французского государства. То, что Франция имеет наибольшую в Европе мусульманскую диаспору (около 10% всего населения страны) — это совсем не совпадение. Когда концентрация мусульман в обществе достигает определенного уровня (например, 20%) это приводит в негативным, и даже непредсказуемым последствиям. Руководители программы социального планирования в каждом городе Франции помещают всех мусульман-мигрантов в одно место. Обычно, это район с высоким уровнем безработицы. Не удивительно, что наибольшие проблемы появляются именно в местах с наибольшей плотностью мусульманского населения.

В 2012 году проблема существования полуавтономных территорий достигла такого уровня, что французское правительство было вынуждено объявить о планах восстановления государственного контроля над 15 регионами страны, включая части таких городов как Лион, Монпелье, Ницца, Страсбург, Амьен и Обервилье. В этих районах мусульманское население достигало 70%, и полиция предпочитала обходить их стороной.

Через два года в распоряжение СМИ попал разведывательный документ, в котором содержалась информация о том, что исламское право шариат было введено в школах в мусульманских гетто. В отчете было приведено 70 примеров того, как мусульмане превратили светские французские школы в места религиозного обучения, где царят законы ислама.

Сейчас многие французы задаются вопросом, сможет ли Франсуа Олланд выполнить то, что не смог сделать Саркози, — возобновить верховенство французского права на всей территории страны. Вы можете сказать, что у Олланда есть  повод и оправдание для радикальных и довольно жестких действий в этом направлении. Однако похожие, хоть не такие кровавые, инциденты случались и раньше. Инциденты, шокирующие спокойную Францию, случались неоднократно: жестокое убийство молодой мусульманки в Марселе в 2004 году; пытки и убийство молодого еврея бандой мусульман в пригороде Париже в 200 году; убийство учеников еврейской школы в Тулузе в 2012 году. Каждый раз шокированная общественность проводила митинги с целью достучаться до власти, но разделение страны продолжается.

Для жителей других стран, кажется, легко указывать на недочеты французской послевоенной миграционной стратегии или провалы в ходе внедрения модели интеграции. Это правда, что французское правительство не лучшим образом справляется с этими проблемами. Но то же самое можно сказать и о властях других европейских стран. Да, пользуясь общественным транспортом во Франции, вы можете заметить, что существуют маршруты, которыми пользуется только чернокожее население. Однако похожую сегодня ситуацию можно также встретить в Скандинавии, Центральной и Южной Европе.

Даже Великобритания не стала исключением. Премьер-министр просто должен был прибегнуть к тактике «бирмингемской защиты» и  раскритиковать январский репортаж Fox News. Однако именно Бирмингем является основной проблемой страны. Этот город является основным источником внутренних террористов и боевиков Исламского государства в Британии. Возможно, более убедительным фактом станет то, что девять из десяти террористов из Бирмингема являются выходцами из районов, где мусульманское население составляет  25-50%. При этом средний показатель по стране не превышает 5%. Многим экспертам, прежде, чем указывать на место расположения, например, группировки Sharia4Belgium («Шариат для Бельгии»), следует вспомнить, что создание этой организации стало возможным именно благодаря мусульманским экстремистам из Великобритании.

При этом мы не можем быть абсолютно уверены в том, что британским властям и спецслужбам удастся и в дальнейшем избегать массовых терактов. Премьер-министр недавно заявил о том, что в последние шесть месяцев спецслужбы страны предотвратили семь больших террористических атак.

Конечно, не следует забывать, сколько мусульман прибыло во Францию или Британию лишь для того, чтобы убежать от фундаменталистов и религиозных фанатиков. Проблемы существовали еще задолго до того начала нынешней миграционной войны. Такие страны, как Германия и Швеция, приняли решение ежегодно принимать увеличивать численность населения своих стран за счет приема мигрантов из мусульманских стран. Это не должно пугать европейцев, но факт остается фактом — но численность мусульманского населения Европы стремительно растет.  Нет сомнений, что в определенный момент другие европейские страны столкнутся с темы же проблемами, которые сейчас существуют во Франции. Возможно, это приведет к такой же жесткой ответной реакции, которая сейчас проходит  во Франции.

Однако, в некоторой степени, это будет меньшее зло из двух. Если правительства не обратят внимания на существование полуавтономных мусульманских регионов, мы должны понять, что для Франции, и, возможно, для Европы, это может обернуться катастрофой.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: new.spectator.co.uk





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!