Присоединяйтесь к нашим группам

Проблема Исламского государства — это проблема Сирии

Проблема Исламского государства - это проблема Сирии
Вашингтон и Москва должны посмотреть в глаза горькой правде о Ближнем Востоке.
20 11 2015
08:48

После терактов в Париже в прошлую пятницу Исламское государство выдвинулось на передний план геополитической карты. Европа, Россия и Соединенные Штаты выясняют между собой, как обезвредить террористическую организацию, которая пообещала и в дальнейшем устраивать кровавую бойню в рамках кампании по основанию нового халифата на Ближнем Востоке. Чтобы задать вопросы, связанные с  опасностями, исходящими от Исламского государства и текущего конфликта в Сирии,  в среду журнал The National Interest и Центр Национальных интересов созвали заседание высокого уровня для обсуждения темы за ланчем.

“Очень сложно решить проблему Исламского государства, не решив проблему Сирии, - сказал во вступительных замечаниях ученый Джорджтаунского университета и участник дискуссии Дэниел Баймен. К Баймену присоединились Эндрю Парасилити, директор Центра управления глобальными рисками и безопасностью в исследовательском центре RAND, президент и  главный исполнительный директор Центра Национальных интересов Дмитрий Саймс, заместитель председателя Центра Дов Захайм и его председатель, генерал ВВС США в отставке Чарльз  Бойд.

“Очень сложно решить проблему Исламского государства, не решив проблему Сирии”

До сих пор Исламское государство оставалось в основном заботой Сирии и Ближнего Востока. “Правда коренится в самом названии, - сказал Байман. - Организация хочет создать Исламское государство”. И добавил, что, судя по риторике, группировка одержима идеей консолидации и расширения территорий. “Я все еще думаю, что это основной приоритет группировки”, - утверждал он. До событий в Париже опыт ИГИЛ сводился к попыткам привлечь людей в Исламское государство, держась в стороне от беженцев. И этот опыт был во многом успешным: представители организации использовали гремучую смесь апокалиптических пророчеств и сектантской риторики, апеллируя в основном к молодым мужчинам. “Эта организация использует террористов-смертников в промышленных масштабах на поле боя. Поэтому она нуждается в большом количестве тел”, - сказал Байман.

Похоже, Париж стал сигналом к изменению ситуации. “Являются ли события в Париже единичным случаем или это часть продолжительной тщательно разработанной кампании против Запада?” Вот с чем Соединенные Штаты и Россия должны определиться в ближайшие недели. “Проблема в том, что, какой бы вариант по Сирии вы не предложили бы мне сейчас, я смогу объяснить, почему он не сработает”, - подытожил Байман.

Парасилити был чуть более оптимистичным. Он уделил больше внимания динамике конфликта в самой Сирии. “Если мы хотим получить результат и урегулировать конфликт в Сирии, надо начинать с координации действий США и России, - сказал Парасилити. - И не только в политическом, но и в военном процессе”.  Возможности Вашингтона и Москвы повлиять на исход событий в Сирии не сравнимы с возможностями никаких других двух государств. Но это не отменяет важность других стран. По его словам, Саудовская Аравия и Иран находятся в одной комнате, обсуждая, что делать с Сирией, а это что-то новенькое в нынешнем раунде переговоров. В целом, Парасилити  выразил “осторожный оптимизм”. Чтобы двигаться дальше, Вашингтону следует понять интересы Ирана. “Для Ирана, - подчеркнул Парасилити, - это стратегическая глубина. У них была Сирия, они могли потерять Сирию”. Пока что Тегеран рассматривает поддержку Асада как “самую сильную из плохих карт”, которую они должны разыгрывать.

“Почему Путин решился на такой кардинальный шаг в Сирии?” - такой вопрос задал Саймс ведущему российскому аналитику во время телефонного разговора незадолго до состоявшейся в среду дискуссии. Он получил краткий ответ: “Поблагодарите Барака Обаму”. После того, как Белый дом представил дело так, что Россия является всего лишь региональной державой, которую можно спокойно игнорировать, “Путину пришлось искать возможность  показать, что Россия все еще очень важный игрок”, - сказал Саймс, чтобы подытожить разговор.

“Путину пришлось искать возможность  показать, что Россия все еще очень важный игрок”

Предлагая собственную трактовку ситуации, Саймс сказал, что ‘это суждение было очевидно немного “упрощенным”, но содержало несколько зерен истины. Он заметил: “Думаю, что Путин руководствовался в основном тактическими мотивами”. Российский президент столкнулся с несколькими проблемами сразу, от уязвимости Башара аль-Асада до уменьшения интереса Москвы к украинскому конфликту, от напряженной ситуации в отечественной экономике до неопределенности после заключения Иранской ядерной сделки.

Саймс объяснил, что с момента подписания этого договора Москва искала общий независимый проект с Ираном, чтобы приостановить любую возможность сближения между Вашингтоном и Тегераном. Кроме того, действия российских военных в последние недели оказались неожиданно эффективными. Это стало поводом для гордости среди россиян, что особенно заметно, учитывая то, с каким скептицизмом смотрели на возможности российской армии до ее вступления в Сирию. Тем не менее, пока нет уверенности в том, что у Москвы есть стратегия выхода. Саймс подчеркнул, что, вероятно, можно достигнуть соглашения с Россией по поводу Сирии, но это потребует гибкости со стороны США.

Захайм предположил, что прежде, чем пойти на сделку, Россиядождетсся  ухода Обамы с поста президента и оценит его преемника. Он сказал, что американская политика представляла собой “слабый инкрементализм”. Соединенным Штатам не удалось соперничать с неприятной реальностью. Например, одно из решений конфликта, связанного с потоком беженцев,  - это сделать так, чтобы они оставались в Сирии.  Но для этого важно не использовать безопасные зоны для обучения сил сопротивления Асаду. Подобный шаг требует поддержки России. “Если речь идет об исключительно гуманитарной безопасной зоне, не думаю, что они будут возражать, - сказал Захайм. - Они возражают против безопасных зон, которые являются средством преследования Асада”.

Захайм добавил, что также есть ограничения и в бюджете США, который все еще работает в рамках  так называемого секвестра. “Каждый доллар, который мы тратим на беженца, это доллар, который мы изымаем из чего-то другого, - сказал он. - Итак, откуда вы хотите его изъять? Из питания для детей в школах? Дорог? Обороны?”

Еще одна неудобная истина: Россия не собирается покидать Ближний Восток. По словам Захайма, Путин может запросто финансировать российские операции в Сирии, как минимум, ближайшие полтора года. Почему это важно? “Не думаю, что он хоть на йоту изменит свою политику, пока не узнает, кто станет следующим президентом”, - объяснил он. Захайм дает мудрый совет следующему хозяину Белого дома: “Пока мы будем лидировать из тыла, Путин будет впереди нас”.

“Не думаю, что Путин хоть на йоту изменит свою политику, пока не узнает, кто станет следующим президентом США”

Последнее слово осталось за аудиторией, и оно было впечатляющим. Америка совершает примерно шесть вылетов в день, чтобы бомбить Исламское государство, и принципом этих операций было отсутствие потерь среди гражданского населения. “Многого предстоит достичь… применяя воздушные силы для уничтожения Исламского государства, чего мы еще не сделали до сих пор”, - сказал отставной генерал ВВС США Дэвид Дептула, ныне декан Института Митчелла по аэрокосмическим исследованиям, после вступительных замечаний участников дискуссии. “Вы можете уничтожить их и сделать так, чтобы они утратили эффективность, не просто в считанные месяцы, а в считанные недели”, - сказал он. Нерешительность нынешней администрации, ее приверженность политике нулевых потерь среди гражданского населения, которая считается приемлемой, когда речь заходит об авиаударах, - все это препятствует эффективности. “Из-за этого возникли задержки, - сказал Дептула. - В результате наши противники получили преимущества, которые просто выходят за пределы понимания”. Сильные слова. Но поскольку конфликт в Сирии накаляется и насилие выплескивается в Европу, эти слова не так-то просто проигнорировать. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!