Присоединяйтесь к нашим группам

За что Исламское государство ненавидит Францию

За что Исламское государство ненавидит Францию
Будет трудно правильно определить цели, которые преследовало Исламское государство, организуя теракты во Франции, если не принять к сведению, что это не только тоталитарное прото-государство, контролирующее некоторую территорию, но к тому же и международная террористическая организация. У Исламского государства есть сиюминутные задачи – управление государством, и далеко идущие цели, среди которых провоцирование антимусульманских настроений и вовлечение Запада в финальную битву в Сирии. Теракты в Париже, по всей видимости, направлены на достижение последней.
20 11 2015
08:54

Джессика Штерн, профессор Школ глобальных исследований Парди при Бостонском университете.

Прото-государство ИГИЛ представляет собой смешение салафистских джихадистов и высококвалифицированных военных и разведывательных кадров БААС - того самого движения БААС, которое США отстранил от власти в 2003 году. Прото-государство обосновалось на суннитских территориях, оторванных от Сирии и Ирака, воспользовавшись хаосом, творимым гражданской войной в Сирии. Исламское государство получает доходы не только от продажи нефти, но и от «налогообложения» людей, которым приходиться жить на подконтрольных ему территориях. Оно также облагает налогами экспорт антикварных произведений искусств и исторических реликвий и, что является особо важным, потоки беженцев. Хотя Исламское государство и называет предателями беженцев, покидающих Ирак и Сирия, оно не отказывается при этом от возможности нажиться на горе этих людей.

В то же время Исламское государство является группировкой с большими террористическими амбициями и глобальными замашками. Некоторые из существующих террористических организаций присягнули ему на верность и возглавили «вилайаты» (провинции) Исламского государства, среди них: Синайская провинция в Египте; провинции Барка, Триполи и Феззан в Ливии; провинция Хорасан в Афганистане и Пакистане; восточноафриканская провинция Боко-Харам в Нигерии. Следует ожидать дальнейшего «расползания» провинций на неуправляемых или плохо управляемых территориях.  Добровольцы стекаются в Исламское государство десятками тысяч, соблазненные как обещаниями «правоверной  жизни в единственном месте перед лицом Аллаха, где в полной мере действует его шариат, и управление осуществляет сам Аллах», так и обещаниями секса, насилия и денег. Многие из них закончат свои жизненный путь  как «пушечное мясо». В то время как многие эксперты сосредоточились на описании успехов Исламского государства, я хочу поговорить о том, как преодолеть последствия от унижение и вернуть  утраченное чувство собственного достоинства. Этот рассказ обращен ко всем угнетенным людям в нашем мире.

Главным источником угрозы для Запада является то, что идеология ИГИЛ и салафистских джихадистов может покрыть метастазами предместья и пригороды европейских городов. Она взывает, по словам Исламского государства, ко всем «тонущим в океане презрения, вскормленным молоком унижения и живущим под властью худших из людей». Вот этим угнетенным Исламское государство и дает возможность «скинуть с себя одежды позора, отряхнуть пыль унижения и презрения, время скорби и печали прошло, снова разгорается заря достоинства. Восходит солнце джихада».

Эйфелева башня, освещенная  цветами французского флага. Париж, Франция, 16 ноября 2015 года в память о жертвах терактов в пятницу.

Почему же именно Франция?  Если верить информации англоязычного журнала «Inspire», выпущенного  «Аль Каидой» летом 2015 года, Франция уже давно в «черном списке» салафистских джихадистов: «Именно Франция совершала преступления в Мали и исламском Магрибе. Именно Франция способствовала уничтожению мусульман в Центральной Африке, проводя расовые чистки. Франция – исчадие Сатаны, враг Аллаха Всемогущего и всех его пророков (да упокоятся они с миром)». Франция некогда была колониальной державой. Более 4.7 млн. мусульман проживают в наши дни во Франции, многие из них в нужде и бедности.  По имеющимся данным, около 1 550 французских граждан отправились в Сирию и Ирак, около 11 400 граждан идентифицированы как радикальные исламисты (согласно данным французских спецслужб). Кроме того, салафистские джихадисты считают Францию страной, погрязшей в коррупции.

До сих пор мы в основном сталкивались со сравнительно  неискушенными дилетантами, вдохновленными идеями Исламского государства, но без его непосредственного руководства и координации. Но это только дело времени, когда Исламское государство будет в состоянии начать координировать террористические диверсии и операции за пределами своей территории. Для этого нужны не только подготовленные люди и оружие, но самое главное – службы разведки и контрразведки, последняя значительно усовершенствованная в условиях антишпионских настроений в духе Сноудена. В скором времени мы столкнемся с тем, что оперативники Исламского государства будут тесно взаимодействовать с местными жителями, которые прекрасно ориентируются в своем городе или на определенном объекте. Со временем нам придется все больше опасаться внутреннего врага, как это произошло в случае с российским авиалайнером 31 октября.

Проведение подобных терактов предполагает разрушительные ответные удары по Исламскому государству. И такие теракты уже больше не представляют интересов тоталитарного государства. Но Исламское государство преследует множество иногда противоречащих друг другу целей. Парижские теракты, по всей вероятности, были совершены в соответствии с инструкциями, изложенными в джихадистском источнике «Руководство по жестокости», которое дает рекомендации по развертыванию специальной психологической кампании с целью провоцирования врага на переход к тому же примитивному образу мышления, который доминирует среди джихадистов. Одной их целей терактов являлась задача вызвать рост антимусульманских настроений во Франции.

Написанный в 2004 году, 113-страничный трактат предположительно был создан специалистами отдела «Аль Каиды» по развитию и анализу. Он был опубликован в онлайне на одном из первых джихадистских Интернет-форумах, известном как «al Ekhlas» и в настоящее время прекратившим работу. В 2006 году он был переведен на английский язык известным политологом-исламистом Уиллом МакКантсом.

«Руководство по жестокости» является осмыслением уроков, извлеченных из предыдущих поражений джихадистов, а также размышлением о будущих путях развития движения. В нем изложены основные разделы джихадистской борьбы, включая:

  • Разрушение и истощение: теракты по нанесению ущерба экономике врагов и деморализации населения.
  • Руководство по жестокости: фаза усиленного сопротивления, включая осуществление операций с широким резонансом, направленные на пропагандистский эффект как на друзей, так и на врагов.
  • Обретение силы: формирование районов, подконтрольных джихадистам, которые со временем могут разрастаться и объединяться в целях воссоздания халифата.

Руководство рекомендует вовлечение США во всякого рода продолжительные конфликты на Ближнем Востоке с целью разрушения мифа об их непобедимости, а также поощряет осуществление и широкое применение актов неприкрытого насилия в качестве инструмента привлечения новых сторонников и устрашения врагов.

Таким образом, кроме захвата территорий, Исламское государство нацелено на то, чтобы сеять хаос, натравливать одних мусульман на других, обострять противоречия на Западе и настраивать западную цивилизацию против исламского мира. Эти долгосрочные цели, которые должны привести к апокалиптической решающей битве, явно противоречат целям по управлению государством. Вполне возможно, что те, кто стоит за терактами в Париже, зашли гораздо дальше, чем того хотелось бы «халифу» Абу Бакру аль-Багдади.

Как мы должны действовать?

При достаточном желании и с определенным количеством наземных вооруженных сил мы можем одолеть Исламское государство на его территории. Это потребует задействовать значительные военные ресурсы, но у Запада они определенно есть. Многие миллионы людей, живущие под гнетом тоталитарного Исламского государства, совсем не хотят такой жизни, и нам придется смириться с тем, что пострадают невинные и нам придется дальше жить с пониманием этого.  Многие возразят, что ставки настолько высоки, что «беспощадная» война, к которой призвал президент Франции Франсуа Олланд, является единственно правильным подходом.

Например, Роджер Коэн крайне убедительно говорит о том, что теракты в Париже доказывают, что единственным решением, соизмеримым с возникшей угрозой, может быть только разгром Исламского государства в Сирии и Ираке. «Никакой доле зла нельзя предоставлять физическую территорию, на которой оно может прижиться и укрепиться», - говорит он, и в этом он прав. В отличие от предыдущих тоталитарных режимов, Исламское государство демонстративно выставляет свое зло напоказ, используя ужасные образы с целью запугивания и устрашения. Оно соблазняет легковерную молодежь посулами и обещаниями: возможностями восстановить утраченную гордость, помочь нуждающимся, безнаказанно насиловать и убивать, очистить мир и возродить себя. Уничтожение Исламского государства, безусловно, послужит делу восстановления справедливости и правосудия.

Недостатком данного подхода является то, что это окажется временным решением проблемы. Борьба с Исламским государством в Сирии предполагает завершение гражданской войны в этой стране – довольно трудновыполнимая задача. Наращивание военного присутствия США в Ираке в 2007 году привело к временном поражению предшественников Исламского государства.  Некоторые генералы еще тогда предупреждали о том, что США понадобится 30 лет оккупации для того, чтобы создать устойчивое государство. Если даже мы готовы оккупировать Сирию и Ирак на ближайшие 30 лет, то все равно шансов на успех невелики. И если мы чему-то и должны были научиться в результате всех наших операций в Ираке и в Ливии, так это тому, что государства, оставшиеся без власти и раздираемые противоборствующими группировками, могут представлять собой наихудшую из угроз.

Более того, недостаточно будет уничтожить Исламское государство в его логове – Сирии и Ираке. Должны быть ликвидированы его провинции, его идеология развенчана и его соблазнительные призывы пресечены. Западные сторонники ИГИЛ в настоящее время представляют наибольшую угрозу для Запада. Частые теракты и диверсии, которые неизбежно повлекут за собой жертвы среди мирных граждан, могут способствовать росту их числа.

Что же нам остается? Неутешительный ответ: продолжать делать то, что мы делаем, но делать гораздо больше и делать гораздо лучше. Это означает сотрудничество с нашими союзниками в деле перекрытия каналов, по которым осуществляют перемещение западные боевики и финансовые потоки, продолжать воздушные бомбардировки и проводить спецоперации с участием наземных сил против объектов повышенной значимости. Наши арабские союзники, которые напуганы Исламским государством уже не на шутку, должны оказать военную поддержку. Мы должны переосмыслить нашу позицию относительно слежки – жизненно важного инструмента в борьбе с терроризмом. Мы должны гораздо лучше подготовиться к идеологической борьбе, разрушая уверенность, с которой Исламское государство провозглашает «пятизвездочный джихад» и объявляет о войне между Западной цивилизацией и исламским миром. Многие бывшие сторонники ИГИЛ возвращаются домой в ужасе от свирепости и коррупции, с которыми им пришлось столкнуться. Нам необходимо найти к ним подход для того, чтобы они пожелали поделиться своими историями с доверчивой молодежью.

Подводя черту: терроризм – это психологическое поле боя. Он практиковался слабыми против сильных тысячелетиями. Одной из многих его целей является застать противника врасплох и спровоцировать на необдуманные действия.  Мы хотим вступить в войну, чтобы избавиться от чувства того, что мы несправедливо пострадали или не смогли защитить безвинных. Мы хотим развязать войну со злом. Но иногда эффект от нашей реакции оказывается в точности противоположным тому, которого мы добивались – больше террористов, больше терактов, и все чаще, и уже по всему миру. В этом заключается своеобразный парадокс борьбы с терроризмом: военные действия, предпринимаемые для устранения террористической угрозы сегодня, чаще всего приводят к росту террористической угрозы завтра. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: pbs.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!