Присоединяйтесь к нашим группам

Может ли Путин стать надежным союзником в борьбе с Исламским государством?

Может ли Путин стать надежным союзником в борьбе с Исламским государством?
После совершения террористических актов в Париже президент Франсуа Олланд призвал к началу российско-американского сотрудничества в борьбе против Исламского государства, присоседившись ко многим другим политикам, выступающим за установление тесного взаимодействия спецслужб России и Америки в противостоянии с ИГИЛ.
30 11 2015
14:16

Стивен Бланк, старший научный сотрудник Американского Совета по международной политике.

Недавно российский президент отдал своим генералам распоряжение относиться к французским силам как к «союзникам». 20 ноября Россия проявила несвойственную ей готовность к взаимодействию, поддержав резолюцию Совета Безопасности ООН, проект которой представила Франция, с призывом ко всем странам «принять все меры» для противодействия ИГИЛ. Министерство обороны России разместило видео, на котором российские пилоты пишут «За Париж» на бомбах, которые ударят по сирийским позициям Исламского государства.

Но прежде чем подобное сотрудничество станет реальностью, необходимо серьезно взвесить все «за» и «против» для того, чтобы понять, насколько оправданным будет такое взаимодействие. И если изучить историю борьбы России против терроризма,  то перспективы для подобного сотрудничества покажутся не такими уж радужными.

Несомненно, Россия пострадала от терроризма и до сих пор яваляется мишенью для терактов и диверсий. Тем не менее, Путин не раз применял террористические методы в прошлом.

Взрывы в многоэтажных домах в Москве в 1999 году, предшествовавшие началу чеченской войны, до сих пор считаются делом рук ФСБ под руководством Путина. И с 2014 года пророссийские силы в Украине совершили и совершают многочисленные теракты и взрывы в Харькове и Одессе.

Кроме того, через своих союзников в Сирии и Иране Россия является основным поставщиком оружия для «Хамас» и «Хезболла». Через два дня после совершения терактов в Париже Россия вновь подтвердила, что не считает «Хамас» и «Хезболла» террористическими организациями.

Другими словами, Россия использует терроризм как инструмент для достижения своих целей. Когда речь идет о терроризме на Ближнем Востоке, она оставляет за собой право определять, кто «хороший», а кто «плохой».

Можно говорить о том, что Москва даже способствовала перемещению террористов с Северного Кавказа в Сирию и Ирак, тем самым «экспортируя» в эти страны свои «домашние» террористические проблемы, и только после этого вступила с ними в борьбу, чтобы продемонстрировать свою антитеррористическую приверженность.

Далее, Россия ни разу не зарекомендовала себя как надежный партнер в какой-либо из антитеррористических операций. Воздушнее бомбардировки, проводимые Россией в Сирии, по большей части направлены не против Исламского государства. Напротив, Москва бомбит позиции прозападных сил сирийской оппозиции, выступающей против Башара Асада, в результате которых еще 120 тыс. сирийцев были вынуждены стать беженцами.

В той же степени  прошлый опыт сотрудничества спецслужб России и США не позволяет говорить о надежности потенциального сотрудничества в будущем. Например, когда власти США запросили у российских спецслужб информацию о братьях Царнаевых, ответственных за теракт на Бостонском марафоне, российская сторона ответила на это молчанием.

С учетом того факта, что российские спецслужбы и их руководство считают США главным противником России, вряд ли можно рассчитывать на то, что возможное сотрудничество будет искренним и плодотворным.

Заявления с призывами к США немедленно начать сотрудничество с Россией свидетельствуют о том, что в череде следующих один за другим массовых терактов и диверсий уже довольно много ответственных политиков и политических обозревателей потеряли голову и, видимо, не на шутку перепуганы. Еще Владимир Ленин (который сам систематически применял методы террора) говорил о том, что задача терроризма – это устрашение.  

И это также свидетельствует о твердолобом нежелании или неспособности многих политических элит серьезно задуматься о той угрозе, которую представляет собой политика России для Запада. Нет сомнений в том, что Путин воспользовался терактами в Париже для того, чтобы представить Россию как незаменимую силу в борьбе с терроризмом, в то же время избирая целью своих военных операциях в Сирии совсем не позиции террористов. Подобный подход не может служить прочным основанием для эффективного взаимодействия и надежного партнерства.

На самом деле истинной целью Москвы является принуждение Запада к отступлению от своей жесткой позиции относительно изоляции России по причине ее продолжающегося вмешательства в дела суверенной Украины, а также использование возможного «сотрудничества» в антитеррористической кампании с целью вынудить Запад признать интересы и влияние Москвы в отношении Украины.

Но антитеррористическая коалиция, чьей целью (вынужденно или нет) станет оправдание войны и терроризма, не имеет права на существование и будет противоречить интересам Америки. Этого нельзя допустить.

Когда мы говорим о терроризме, мы должны прислушаться к словам израильского премьер-министра Беньямина Нетаньяху, который сказал, что нет разницы между «хорошими» и «плохими» террористами. Россия не может помогать «Хамас», «Хезболла» и  хуситам в Йемене, при этом присоединяясь к Западу в борьбе против них и против суннитских террористов ИГИЛ.

И нам нужно потребовать от западных политиков и политологов более взвешенного и трезвого подхода при обсуждении реальных проблем и угроз, которые Россия и Путин могут представлять для нас.

Гарвардский историк Ниялл Фергюсон несколько лет назад писал о том, что Россия является единственной в мире державой, не заинтересованной в стабилизации ситуации на Ближнем Востоке. К сожалению, недавние события в регионе, в которых принимала участие Россия, подтверждают правильность суждений Фергюсона. И претензии России на то, что она будет надежным союзником в альянсе антитеррористических сил, значат ровным счетом столько же, сколько ее прошлые гарантии соседним странам и бывшим партнерам.

Хотя в идеале подобный альянс был бы жизненно важен, стратегия должна выстраиваться на реальной и подкрепленной фактами основе. Сотрудничество же с Россией, просто-напросто, не является элементом подобного основания.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: europe.newsweek.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!