Присоединяйтесь к нашим группам

Путин против Эрдогана: Да победит сильнейший

Путин против Эрдогана: Да победит сильнейший
Конкурс на следующего «арабского идола» идет полным ходом, но отмечается отсутствие арабских соперников.
04 12 2015
14:14

Выяснение отношений между Россией и Турцией определило Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве основных претендентов завоевать арабские и мусульманские сердца и умы, в прямой зависимости от того лагеря, который каждый из них поддерживает в многочисленных конфликтах, затрагивающих арабский мир.

Каждый из двух лидеров изображается в социальных медиа, прессе и в чатах обычных людей либо как герой, либо как злодей. Путин описывается как спаситель позиции, согласно которой религиозные вопросы и взгляды не должны иметь места при решении внерелигиозных проблем, против восходящей угрозы экстремистских самозванцев-«исламистов»; напротив, Эрдоган изображается в качестве спасителя исламского мира от всех видов угроз и инфильтратов.

Сторонники Путина рассматривают его как отважного борца против американской гегемонии в регионе, возрождающего надежду, что сильная Россия может нарушить состояние однополярного мира в период пост-холодной войны. Он рассматривается не как наследник царей, а как наследник бывшего Советского Союза и его роли как противовеса США, стоящих во главе западного влияния и контроля.

Сильный лидер мусульман

Сторонники Эрдогана видят в нем сильного мусульманского лидера, который заставляет арабских лидеров устыдится и не поклоняться региональным или могучим державам, а для многих он является единственным лидером мусульман-суннитов, которые могут положить конец иранскому шиитскому влиянию.

Иными словами, разрыв между Россией и Турцией, хотя это вряд ли приведет к военной конфронтации, вписывается в поляризацию арабского мира.

Печальная реальность такова, что Сирия, больше, чем какая-либо другая страна в регионе, стала лабораторией, районом гнездования и конечной жертвой конфликтов, которые возникают в результате яростной схватки за влияние среди арабских, региональных и западных (в том числе русских) сил.

Тем не менее, соперничество Путин-против-Эрдогана в значительной степени определяет разделение власти в сирийском кризисе: если вы поддерживаете режим Башара Асада, вы, вероятно, поддерживаете Россию, ее военную интервенцию, и рассматриваете сбитый Турцией российский самолет как попытку сорвать усилия Москвы остановить жизненно важные поставки для Исламского Государства Ирака и Леванта (ИГИЛ).

Если вы принадлежите к диверсифицированному лагерю, который до сих пор верит в законность революции в Сирии или поддерживает одну или более фракции сирийской оппозиции, от светской до исламистской, то вмешательство России больше происходит ради утверждая своей власти и интересов, чем ради поддержки благосостояния Сирии.

Без иллюзий

Голоса многих людей, которые не имеют никаких иллюзий по поводу России или Турции, почти заглушила безумные риторика, которая пытается короновать либо Путина, либо Эрдогана.

Но это - характерная черта дебатов по Сирии с самого начала, и в некотором смысле конкурс «Арабский идол» является продолжением дискурса о Сирии - почти фанатичный дискурс, не оставляюйщий места для дискуссий.

Это не тот дискурс, который можно легко назвать «политикой левых» против «политикой правых». Интеллигенция обоих политических спектров, особенно чувствительна к появлению грозной силы, способной захватить территорию, и, в некоторой степени, объединила прозападные режимы левой и либеральной оппозиций в новой «войне с террором».

В этом диверсифицированном лагере находится большинство, в том числе должностные лица в Иордании и Египте, а также левые политические партии, которые поддерживают Путина - человека, который, возможно, сможет положить конец ИГИЛ, а также, возможно, предотвратит развал Сирии.

Но для многих, именно Эрдоган проявил мужество и отвагу в осуждении зверств режима Асада против сирийского народа. Кроме того, Турция стала домом для сирийских беженцев и транзитным пунктом в Европу, а его приграничные города стали центром оппозиции неправительственных организаций и сосланных сирийских журналистов.

Группы поддержки обоих мужчин, оценивающие их соответствующие выступления, по-видимому, игнорируют ряд важных фактов в записях двух лидеров. Нарушения прав человека бушуют в обеих странах. Членство Турции в НАТО, растущие торговые и военные отношения с Израилем обеих стран, -либо исключаются из обсуждений, либо используются выборочно одной стороны против другой.

Видео Эрдогана, где он нападает на бывшего президента Израиля Шимона Переса за то, что он оправдывал израильские преступления против палестинцев или то, как он с гневом покинул дискуссию на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2009 году, покорили арабские умы и сердца. Это осталось в памяти в его лагере сторонников и сводит к минимуму количество его недоброжелателей.

Продолжение связей с Израилем

Но продолжение связи Турции с Израилем, а также консолидация отношений России с Израилем, в том числе создание двустороннего комитета по координации предотвращения столкновений боевых самолетов в небе над Сирией, - это именно те подробности, которых либо избегают, либо используются противниками в качестве улик.

Страх перед расширением ИГИЛ, или праведный гнев на режим Асада, или надежды на сильный исламский мир или возрождение России как сверхдержавы, - делают все факты неуместными в нынешней дискуссии, которая похожа на спор двух разгневанных фанатов футбольных клубов, которые спорят о том, чья команда лучше.

Лежащая в основе ностальгия по Османской империи среди исламистов, или ностальгия по Советскому Союзу среди многих левых, - делают дискуссию более мрачной. Мы стали свидетелями попытки первого лагеря написать ревизионистскую историю Османской империи в арабском мире, удалив эпизоды страданий и угнетения, в то время как второй лагерь слеп в отношении новой реальности внешней политики России.

Когда начались налеты русских на Сирию, слова «красная армия» или «штурмовик Сухой» в комплекте с многочисленными фотографиями, наполнили сообщения в социальных медиа, в то же время дифирамбы «великому исламскому лидеру» Эрдогану также появились в киберпространстве.

Дамы, кажется, высказываются в поддержку «крепкого и крутого» Путина и обмениваются фотографиями с его изображениями в социальных сетях, как он поет, танцует или тренируется. Они восхищаются не просто «мужественной суперзвездой», в их восхищение коренится страх, что исламисты покончат с их привычным образом жизни.

В отличие от этого, фото Эрдогана и его жены, закутанной в шаль, часто отражает его приверженность к религии и желание сделать Турцию более консервативной державой исламского общества.

Этот конкурс «Арабского идола» также отмечен отсутствием конкуренции среди арабских лидеров и отсутствием сильного руководства, что заставляет большинство искать утешение в способности Путина или Эрдогана защитить свое настоящее, а также свои мечты о будущем.

Лами Андони является аналитиком и комментатором по ближневосточным и палестинским делам.

 


Источник: http://www.aljazeera.com/





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!