Присоединяйтесь к нашим группам

5 мифов о китайских инвестициях в Африку

5 мифов о китайских инвестициях в Африку
Несколько дней назад Си Цзиньпин объявил о планах предоставить Африке многомиллиардную финансовую помощь. Однако настоящие намерения китайского лидера часто воспринимаются ошибочно. Почему? Давайте попробуем в этом разобраться.
07 12 2015
14:39

Дебора Бротигам.

В этом году Санта Клаус прибыл в Южную Африку немного раньше и на китайском самолете. На этой неделе президент КНР Си Цзиньпин подписал значительное количество финансовых и торговых сделок, а также привез на континент заманчивые предложения о предоставлении многомиллиардных субсидий, кредитов, экспортных займов и создании крупных инвестиционных фондов. Это произошло на его встрече с лидерами африканских стран в рамках шестого Форума сотрудничества Китай-Африка, на который раз в три года китайский лидер и африканские президенты собираются, чтобы обсудить проблемы развития и безопасности.

Не удивительно, что президентский визит Си Цзиньпина в Африку, который также включал остановку в Зимбабве, был направлен на расширение роли Китая на континенте. Подобные заявления доминируют в сообщениях СМИ всего мира. Однако репортажи о заинтересованности Китая Африкой должны представляться публике с предупредительной надписью: «Потреблять с солью». Представляем вам пять неизменных и самых опасных мифов о роли Китая в Африке, которые постоянно встречаются в репортажах СМИ всего мира.

Первым — и самым вредным — мифом является предположение о том, что Китай пошел на сближение с Африкой только для того, чтобы заполучить природные ресурсы континента. Нет сомнений, что огромные запасы природных ресурсов привлекают китайские компании в эту часть мира — то же самое можно сказать и о западных нефтегазовых и горнодобывающих гигантах, таких как Shell, ExxonMobil и Glencore. Только в 2014 году китайские компании подписали контракты на выполнение строительных работ в Африке на общую сумму 70 миллиардов долларов. Это позволит создать на материке необходимую инфраструктуру и рабочие места, а также станет отличной возможностью для приобретения новых навыков местными работниками.

Технологические компании также многое сделали для ускорения темпов развития африканских стран. Более десяти лет назад китайская телекоммуникационная компания Huawei создала в столице Нигерии, городе Абуджа, свою западноафриканскую школу. Это стало отличной возможностью повышения квалификации для местных инженеров, работающих над созданием сетей мобильной связи, которые лежат в основе африканской телекоммуникационной революции. Такую же ситуацию можно наблюдать и в других секторах экономики. Команда научно-исследовательского проекта «Китай-Африка» из Университета Джонса Хопкинса, которая пыталась создать карту вовлеченности Китая в экономическое взаимодействие с Африкой и проанализировать последствия этого сотрудничества, нашла в Нигерии китайские фабрики и заводы по производству строительных материалов, лампочек, керамики и железа из списанных кораблей. Как сказал мне однажды во время интервью в 2009 году один нигериец: «Китайцы пытаются проникнуть в каждый сектор нашей экономики».

Второй миф касается масштабов китайской помощи для африканского континента. Многие обозреватели часто значительно переоценивают масштаб китайской финансовой помощи Африке и другим странам третьего мира. Когда речь заходит о денежных потоках, китайцы ведут себя очень скрытно и не спешат раскрывать все детали. Тогда как члены  Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая состоит в основном из развитых стран, ежегодно сообщают о финансовой помощи другим странам, Китай воздерживается от подобных действий. Пекин все же раз в несколько лет публикует некоторые общие данные — и эти цифры обычно значительно меньше того, что публикуют многие СМИ. В период с 2010 по 2012 год китайская официальная помощь Африке была значительно увеличена, но общая цифра за три года достигла всего лишь 14,4 миллиарда долларов.

Давайте сравним это с результатами исследования американского аналитического центра Rand Corporation, сотрудники которого в 2013 году пытались определить размер китайской финансовой помощи Африке. Авторы исследования заявили, что только за 2011 год сумма китайской помощи составила 189,3 миллиарда долларов. Что же они считали, что получили такую огромную сумму? Некоторые СМИ предположили, что исследование показало такой неправдоподобный результат из-за несовершенной методологии. В 2010 году издание Tendersinfo News опубликовало информацию о том, что на египетском бизнес-форуме китайские бизнесмены подписали 22 контракты на общую сумму 250 миллионов долларов. Учитывая тот факт, что лишь совсем небольшая часть меморандумов о взаимопонимании заканчиваются реальными проектами, предположение о том, что такие соглашения следует рассматривать, как китайскую помощь, является абсурдным.

Исследователи из Японского агентства международного сотрудничества (JICA) более серьезно подошли к оценке масштабов китайской помощи африканскому континенту. В отличие от своих коллег из аналитического центра Rand, они приняли решение учитывать только ту финансовую помощь, которую Китай, Япония и другие государства-доноры квалифицируют как официальную — например, субсидии и кредиты на льготных условиях. Результаты исследования показали, что в 2011 году китайская финансовая помощь Африке составила скромных 4,5 миллиарда долларов.

Еще одним сюрреалистичным примером преувеличения размера китайской помощи стала удивительная история от гонконгской газеты, в которой утверждалось, что до 2025 года китайские инвестиции в Африку достигнут суммы в 1триллиона долларов, при этом 70-80% будет предоставлено Экспортно-импортным банком Китая. После публикации этой информации китайский банк принял необычное решение опубликовать опровержение и даже пригрозил изданию судебным иском. Такая огромная сумма просто из области фантастики: для достижения этой цели необходимо ежегодно выделять 83 миллиарда долларов. Хотя китайские банки  очень активно действуют в Африке, их общие финансовые обязательства в последние годы достигали лишь суммы в 10 миллиардов долларов ежегодно. Однако удерживать даже такой уровень оказалось довольно сложно, поскольку африканские страны обеспокоены ростом внешнего долга. В 2014 году, например, такая обеспокоенность заставила государство Гана отказаться от половины трехмиллионного кредита, контракт по  которому был подписан с Китайским Банком Развития ранее в том же году.

Третьим мифом, который постоянно появляется в репортажах СМИ, является то, что китайские компании принимают на работу только граждан своей страны. В июле прошлого года, когда президент Барак Обама сказал группе африканских послов  в Эфиопии, что «экономические отношения не могут ограничиваться созданием инфраструктуры страны с помощью иностранной рабочей силы», все понимали, что он говорил о Китае. Но действительно ли китайцы следуют такой практике? В группе небольших богатых на нефть стран, где стоимость строительства очень высокая (Алжир, Экваториальная Гвинея и Ангола), правительства разрешают китайским строительным компаниям привозить своих собственных работников из Китая.  Однако во всех других странах Африки большая часть работников китайских компаний — это местные жители. Гонконгские аналитики Барри Сотмен и Ян Хайронг изучили 400 китайский компаний, которые работают в более чем 40 африканских странах. Они определили, что тогда как управленческие и технические должности в основном заняты китайцами, более 80% работников являются местными жителями. В некоторых компания до 99% сотрудников — это граждане африканских стран.

Наше исследование в Эфиопии показало, что около 4800 граждан этой страны работают в китайской компании, которая занимается реализацией проекта построения узкоколейной железной дороги. Еще 4 тысячи граждан Эфиопии работают на китайской фабрике по производству обуви Huajian, которая находится неподалеку от города Аддис-Абеба. В обоих случая некоторые местные работники даже были отправлены в Китай для прохождения курсов подготовки руководящих кадров. Эти практики экономически обоснованы. Для того чтобы привезти работников из Китая, фирмам пришлось бы платить более высокие зарплаты, а также расходы на перелет, проживание и питание. Во многих местах работы китайцев в Африке существует некоторая напряженность, но в большинстве случаев причиной недовольства является значительная разница в размере заработных плат, а не сам факт того, что иностранные специалисты лишают местное население работы.

Четвертым мифом является то, что китайская финансовая помощь предстваляет собой лишь способ получения прав на добычу нефти и разработку месторождений полезных ископаемых. Как отметил Ричард Бехар в 20078 году в своей статье «Быстрая компания», Китай финансирует сооружение «больниц, водопроводов, дамб, железных дорог, аэропортов, отелей, футбольных стадионов, правительственных зданий — почти все они определенным образом связаны желанием Пекина получить доступ к сырьевым ресурсам африканских стран». Результаты исследования аналитического центра Rand Corporation также позволяют говорить о том, что Китай «ожидает расширения объемов поставок ресурсов в обмен на финансовую помощь». В 2009 году Научно-исследовательская служба конгресса США пришла к выводу, что «китайская внешняя финансовая помощь Африке обусловлена в первую очередь потребностью страны в природных ресурсах».

Однако ранее в этом году исследователи, которые занимались анализом китайских инвестиций в Африку, заявили, что получение природных ресурсов не является основной целью Пекина. Наше собственное исследование в скором будущем должно показать, где китайская помощь направлена непосредственно на получение доступа к нефти и другим ресурсам. В 2007 году правительство Демократической Республики Конго и две китайских строительных компании основали совместное предприятие для восстановления заброшенной медной шахты. Потом они договорились с китайским Экспортно-импортным банком о коммерческом кредите в размере 6 миллиардов долларов, под залог будущей прибыли от шахты. Кредит, размер которого вскоре сократился до 3 миллиардов долларов, будет использован для финансирования строительства инфраструктуры, которым будут заниматься эти же две китайские компании. Но даже в этом случае очевидным является то, что главным интересом китайских компаний является не добыча ресурсов, а поиск способа получить финансирование инфраструктурных проектов, которые планируется реализовать в стране с не самой лучшей кредитной историей.

В большинстве случаев, когда китайские банки требовали стабильный поток прибыли для гарантирования крупных кредитов, это было никак не связано с шахтами или нефтяными скважинами, которые эксплуатируются китайскими компаниями. Например, государство Гана получило кредит в размере 562 миллиона долларов для сооружения своей плотины Буи от китайского Экспортно-импортного банка под залог какао. Подобным образом удалось получить кредит в размере 3 миллиардов долларов от Китайского Банка Развития под залог прибыли от экспорта нефти, правами на добычу которой владела британская компания Tullow Oil. В Республике Конго Китай предоставил кредит в размере 1,5 миллиардов долларов  под залог нефти, но при этом китайские компании не имеют здесь прав на добычу этого ресурса. Нефтепродукты в этой стране добывают европейские фирмы Total и Eni.

Пятым и последним мифом является то, что Пекин положил глаз на африканские земли, и, возможно, даже планирует отправлять группы китайских фермеров для выращивания еды в Африке и ее последующей отправки в Китай. В 2012 году главный экономист Африканского Банка Развития назвал Китай «самым большим захватчиком земель» в Африке. Ходили слухи о том, что Китай выкупил половину всех сельскохозяйственных Демократической Республике Конго. Многие заявляли, что Пекин даже создает в Африке китайские деревни. Однако в опубликованной в ноябре книге я вместе со своей командой изучили 60 историй о китайских инвестициях в сельское хозяйство, включая слухи о Республике Конго. Мы потратили три года на проведение работы на местах в более чем десятке стран с целью проверить слухи. В итоге нам удалось определить, что вместо 15 миллионов акров африканской земли, которую Китай, как многие уверяли, «захватил», на самом деле существует только 700 тысяч акров. Самыми крупными китайскими фермами в Африке оказались каучуковые, сизалевые и сахарные плантации. Ни одна из китайских компаний не отправляет еду в Китай. И хотя в таких странах как Замбия сейчас работают десятки китайских компаний, которые выращивают зерновые культуры и разводят кур, они поставляют свою продукцию исключительно на местные рынки. Поселков с китайскими крестьянами и фермерами нам также найти не удалось.

Распространение подобных слухов отвлекает внимание от множества реальных проблем в отношениях Китая и Африки, в том числе прозрачности в отчетах о предоставленной помощи, экологически рациональной выдачи лицензий на вырубку лесов и защиты видов, которые находятся на грани вымирания. Из-за подобных воображаемых проблем развитие сотрудничества между Китаем и Соединенными Штатами в отношении Африки происходит невероятно медленно. Отказ СМИ от распространения этих мифов, особенно после визита Си Цзиньпина в Южную Африку, позволит создать лучше информационное основание для сотрудничества Запада с Китаем не только в Африке, но и в других частях мира.  


Источник: foreignpolicy.com





MSNBC
В интервью MSNBC экс-посол США в России Майкл Макфол прокомментировал встречи зятя американского президента Джареда Кушнера с представителями Москвы. По словам бывшего дипломата, при переходном правительстве Обамы подобные переговоры с Кремлём были бы невозможны и вызвали бы лишь недоумение.
15:58 | 28.05.2017
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!