Присоединяйтесь к нашим группам

Генеральный секретарь НАТО: «Я бы хотел, чтобы Россия продолжала атаковать ИГИЛ»

Генеральный секретарь НАТО: «Я бы хотел, чтобы Россия продолжала атаковать ИГИЛ»
Йенс Столтенберг не считает целесообразной новую масштабную военную операцию в Ливии.
07 12 2015
14:45

На этой неделе генсек НАТО принял участие в напряженных двухдневных переговорах министров иностранных дел стран-членов Альянса в Брюсселе. Отвечая на вопросы журналистов, Йенс Столтенберг с большой сдержанностью высказывается о громких скандалах вокруг государств, входящих в НАТО.

- Все мы сейчас столкнулись с войной в Сирии и войной с терроризмом в Европе. Почему бы Альянсу не принять более серьезное участие в этих конфликтах?

- Все союзники НАТО стали частью международной коалиции по борьбе с ИГИЛ. У нас фундаментальная роль также и в противостоянии мировому терроризму. Без сомнений, НАТО должно быть готово к развертыванию своего военного контингента. Однако не менее важным является наше стремление к поддержанию стабильности в конфликтных ситуациях, не прибегая к непосредственному вводу войск.

- Тем не менее, мы пока не видим прямого вмешательства НАТО в кризисные ситуации в горячих точках. После терактов в Париже президент Франции Франсуа Олланд призвал к солидарности страны Евросоюза, но не Альянса. Почему?

- Самое важное – это чтобы все члены НАТО продолжали активно принимать участие в борьбе с международным терроризмом в разных формах. В Афганистане сейчас разворачивается наша военная операция, в Иордании, Тунисе и Ираке НАТО укрепляет силы обороны, в Турции мы установили ракеты Патриот. Все эти действия – часть нашего общего плана по противостоянию исламским террористам.

- Уровень мировой угрозы безопасности сейчас выше, чем в 2011 году, когда силы НАТО вошли в Ливию и участвовали в урегулировании кризиса в этой стране. Что изменилось с тех пор в вашей стратегии?

- НАТО продолжает  действовать везде, где есть необходимость. Наш контингент в Турции будет увеличен. В Иордании, Ираке и Тунисе наши войска продолжают развивать и оттачивать свой наступательно-оборонительный потенциал. Мы сохраняем свое присутствие в Афганистане. Что касается Ливии, Альянс готов прийти на помощь любому законно избранному правительству, если оно официально обратится к нам за поддержкой. При этом я не имею в виду новую полномасштабную военную кампанию, такое решение проблемы не кажется мне своевременным. Однако если в Ливии будет создано объединенное Правительство, мы наверняка  ему поможем.

- У всех создалось впечатление, что ваши заявления о поддержке Турции после инцидента со сбитым турецкими военными истребителем ВКС России были крайне сдержанными. Турция – проблемный союзник?

- Турция сейчаснаходится в очень непростой ситуации, имея общие границы с Сирией и Ираком. Любая страна имеет право на самооборону и защиту своей территориальной целостности, в том числе и в воздушном пространстве. До крушения российского самолета в Турции и на ее сирийской границе находился наш контингент. До нового года мы примем решение о необходимости введения конкретных мер по гарантиям ее безопасности. НАТО по-прежнему сохранит свое присутствие в Турции.

- Правильно ли было сбивать русский самолет?

- Сейчас очень важно добиться урегулирования ситуации мирным путем и разработать механизмы, которые помогли бы в будущем избежать повторения подобных инцидентов. На этой неделе мы разговаривали с нашими министрами об улучшении многостороннего общения по военной линии, принятии процедур и механизмов по деэскалации напряжения и т.д. Сейчас мы наблюдаем значительную концентрацию вооруженных сил России от ее северных границ до Средиземного моря. Основная наша задача – избежать потери контроля и трений в случае возникновения непредвиденных ситуаций.

- Вас не пугают санкции, вводимые Россией против Турции?

- Россия ясно дала понять, что не ищет военного конфликта с Турцией.

-Как вы относитесь к предложению Франции о создании вместе с Россией объединенной международной коалиции по борьбе с «Исламским государством»?

- Я бы хотел, чтобы Россия и дальше продолжала играть конструктивную роль в противостоянии исламским боевикам ИГИЛ, не прекращая своей воздушной кампании в Сирии. При этом она иногда наносит удары по другим группировкам на территории этой страны, оказывая поддержку президенту Асаду.

- Вы обвиняете Россию в атаках не только на позиции террористов ИГИЛ, а Россия в свою очередь обвиняет коалицию в том, что союзники намеренно отказываются уничтожать нефтеперерабатывающие комплексы  исламистов.

- Мы боремся с ИГИЛ военными методами, а также путем перекрытия их источников финансирования. Коалиция ведет бомбардировки месторождений и заводов по очистке нефти…

- Что вы можете сказать в ответ на обвинения, предъявляемые Россией Турции, которую она уличила в покупке нефти у террористов?

- Турецкое правительство категорически отказывается от этих обвинений. К тому же оно пообещало усилить охрану своих границ и борьбу с контрабандой.

- Многие эксперты считают, что точечные бомбардировки не принесут победы над ИГИЛ.

- Никто и не утверждал, что сами по себе воздушные операции способны решить проблему с терроризмом в Сирии и Ираке. Однако важно не прекращать их для сдерживания наступления боевиков «Исламского государства». Нам еще многое предстоит сделать, и это входит в задачи  НАТО и международной антитеррористической коалиции. Помимо военного давления следует предпринимать политические шаги. Я – убежденный сторонник концентрации усилий для политического решения  проблемы. Мы должны противостоять пропаганде ИГИЛ, не позволять террористам разрушать наши ценности.

- Означает ли это неизбежность наземной операции НАТО?

- Ни мы, ни силы коалиции до сих пор не рассматривали возможность ввода наземных войск в проблемный регион. При этом США располагают ограниченным контингентом подразделений специального назначения, и наша цель – помочь развитию местного военного потенциала. Это будет нелегко, но это – единственно возможная альтернатива наземному вторжению. В конфликтных зонах должны быть сухопутные военные части, но не контингент НАТО, а локальные вооруженные силы. Я бы хотел донести до всех очень важное послание: сейчас идет война не Запада с мусульманским миром, а борьба всего мира с экстремистами и террористами. Просто мусульмане оказались на линии фронта в этой борьбе.

- В противостоянии мировой угрозе терроризма  необходимо рассчитывать на Россию. Будет ли это означать вашу гибкость в решении других болезненных вопросов, например, с Украиной?

- Мы не собираемся обменивать Сирию на Украину, или наоборот. Россия – государство, с которым мы обязаны сотрудничать, особенно в области политического и дипломатического урегулирования возникшего кризиса. У нас никогда не было намерения изолировать Россию.

- Вы пригласили Черногорию присоединиться к Альянсу. Не является ли это приглашение преждевременным, учитывая характер отношений этих двух стран?

- Черногория имеет право выбирать свой собственный путь развития. А идея о существования сфер влияния относится к прежнему, устаревшему мировому порядку. 

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: internacional.elpais.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!