Присоединяйтесь к нашим группам

США и Россия: извечные друзья-соперники или враги-союзники?

США и Россия: извечные друзья-соперники или враги-союзники?
Политики и народы России и США в отношениях между двумя странами довольно долгое время руководствовались одним и тем же внешним фактором: укоренившимся в сознании стереотипным восприятием друг друга и извечным соперничеством двух стран. Однако сегодня правительства по всему миру осознали, что речь идет о гораздо большей, гораздо более страшной угрозе миру, чем традиционной противостояние государств, и имя этой угрозе – терроризм. Точнее, терроризм как официальная доктрина Исламского государства.
08 12 2015
08:05

Бринда Банерджи.

Эволюция терроризма: от террористической группы к функциональному государству

Хаос, смута, паника и ужас от того, что творит Исламское государство сегодня, переходят все границы и превосходят все пределы восприятия, известные миру до этого. Прошли времена традиционных битв и войн, ведущихся по негласным правилам. Непредсказуемые всплески насилия, безжалостность и неразборчивость породили в современном обществе глубокое чувство боязни и неуверенности. Как пишет Дэвид Раппопорт в своей работе «Четыре пришествия терроризма», все мы сегодня живем в эпоху чрезвычайной жестокости и террористической активности во имя религии.

Современные террористы не избирают мишенью для своих диверсий отдельных политиков или известных личностей, не выбирают определенных мест: их цель – все и вся, их действия не поддаются логике и не укладываются в уме нормального человека. Именно это делает современных террористов такими пугающими. Другими тревожным сигналом является тот факт, что террористические группы теперь могут не называться именно таким образом: они больше не слишком малы и не слишком ограничены в ресурсах, средствах, методах и амбициях, чтобы классифицироваться как «террористическая ячейка», или «террористическая организация», или даже «террористическая группировка».  Все, что они говорят, делают и предпринимают – все это происходит с большим размахом, чем раньше. В сущности, Исламское государство вышло за рамки общепринятого определения террористов как «безгосударственных деятелей»  - по той причине, что оно может позволить себе бросать вызов другим государствам в отношении территории, ресурсов, военной силы, финансирования и экономики, профессиональных кадров и организационной структуры. Уже не говоря о том, что Исламское государство, будучи движением, чье название говорит за себя, организовано и управляется в соответствии с четко выраженной идеологией и принципами самоопределения.

Другими словами, современная террористическая организация – это более сплоченная, более методичная, обладающая большими ресурсами и более эффективная структура, чем прежде. А еще современные террористы эффективно воспользовались тем инструментом, которым ни террористические организации прошлого, ни даже террористические группы сегодняшнего дня не смогли применить с тем же успехом: они воспользовались силой массовой коммуникации. Исламское государство принимает в свои ряды тысячи добровольцев и рекрутов со всех сторон света. Этот феномен, который еще предстоит объяснить ученым и специалистам по безопасности, при этом, даже если вы воспримете аргумент в отношении того, что изоляция индивидуума или некоей коммуны, или сообщества, ведет к радикализации, или же решите, что существуют другие необъяснимые причины, по которой в последнее время стони и тысячи людей стекаются в Сирию, факт останется фактом: у Исламского государства нет отбоя от желающих вступить в его ряды (по большей части молодых людей), взять в руки оружие и пойти по пути разрушения и уничтожения.

В той же мере, в какой призыв Исламского государства носит международный характер, являются и его международные возможности влиять на происходящее. Это не террористическая группа, действующая в пределах небольшой определенной территории или избравшая целью конкретного врага. Исламское государство объявило врагом весь западный мир, и недавние теракты в Париже наглядно продемонстрировали, что теперь никто и нигде не может чувствовать себя в безопасности.

Весь мир оказался не только уязвимым перед лицом откровенного насилия в виде терактов и диверсий, он также страдает от последствий целенаправленного насилия в виде международного перемещения беженцев и широкомасштабной миграции. Мигрантский кризис в Европе заставил нас переосмыслить значение территориальных границ, национального самосознания, внешней политики, пограничной политики, гуманитарных принципов и еще многих понятий.

ЗачемСШАсотрудничествосРоссией?

Многие развитые государства  объединились в борьбе с Исламским государством, и эти усилия прикладываются со стороны различных групп и альянсов. Коалиция стран-единомышленниц во главе с  США противостоит действующему сирийскому режиму Башара Асада, в то время как Россия, Иран, Сирия и «Хезболла» преследуют совсем другие цели. И вот, наконец, возникает наболевший вопрос: если все они борются против Исламского государства, почему они не делают это сообща?

Если борьба против экстремистской организации носит глобальный характер, как об этом заявляют лидеры всех государств-участников, то тогда только по-настоящему сплоченный союз станет реальной возможностью для подавления террористической угрозы. Исламское государство получает поддержку от подобных себе экстремистских организаций со всего мира: если все террористические группировки могут объединить усилия для своих операций по всему миру – от Европы и США до России, Ближнего Востока и Африки, то почему армии всех заинтересованных государств не могут сплотить свои силы ради восстановления мира на планете?

Угроза нарастает бешеными темпами, и она не может быть уничтожена, если только все мировое сообщество не выступит против него единым фронтом. И хочет этого США или нет – Россия является составной частью мирового сообщества. И у Москвы имеет значительное влияние в регионе, который захватило Исламское государство. У России есть полезные связи на Ближнем Востоке и внушительная разведывательная сеть: преимущества, которые весьма пригодятся в деле нейтрализации в регионе угрозы, исходящей от ИГИЛ. Непреложным фактом являет то, что действующее дамасское правительство считает Россию одним из немногих истинных союзников, и даже если США пренебрежительно относится к позиции администрации Асада, никакие шаги в Сирии пока невозможны без его участия (будь это борьба с Исламским государством или переход к более демократическому правлению). Россия проводит свою военно-воздушную кампанию против ИГИЛ и располагает большими боевыми возможностями, чем любая из стран западной коалиции, и именно она должна стать средоточием борьбы против Исламского государства.

Те, кто выступает в поддержку союза Запада и России, указывают на эти стратегически оправданные моменты в действиях коалиции – ведь если враг для всех один и тот же (а все государства утверждают, что они борются с ИГИЛ), тогда почему все правительства не объединят свои ресурсы и силы для единого мощного удара по общему врагу?

Европа намерена выстроить партнерские отношения с Россией

США достаточно взглянуть на Европу для того, чтобы понять то, что она проявила мудрость и готова на создание альянса с Россией в деле борьбы с Исламским государством. После совершения терактов в Париже Франция объявила о своем намерении работать с Россией в борьбе с террористической угрозой.

Французский президент Франсуа Олланд заявил о необходимости «широкой коалиции», включая Россию, для эффективного уничтожения глобальной угрозы. Когда президент Олланд обратился к Европейскому Союзу, а не к НАТО, для продвижения своей программы «взаимодействия», Евросоюз одобрил его инициативу, тем самым дав понять, что разделяет взгляд президента Олланда на Россию как на союзницу в борьбе с ИГИЛ.

Настроения внутри США

Несмотря на мнение Европы в отношении того, что коалиция против ИГИЛ станет сильнее с участием России, США вряд ли с этим согласятся. Идея не получила поддержки в Штатах, за редким исключением – за участие России высказались один из кандидатов на пост президента от Демократической партии сенатор Берни Сандерс, бывший министр обороны Чак Хагель и конгрессмен-республиканец Дана Рорабахер.

В своем большая часть политического истеблишмента в Вашингтоне выступают против союза с «путинской Россией», По свидетельству конгрессмена Дана Рорабахера, большинство политиков в Вашингтоне  «до сих пор поливаю грязью русских, как будто Советский Союз до сих пор существует, а нашим врагом является не ИГИЛ, а Путин».

Кандидат в президенты Хиллари Клинтон постоянно призывает к созданию «бесполетной» зоны в Сирии. Клинтон также критикует стратегию Путина, заявляя, что действия российского президента «лишь усугубляют ситуацию». Требование более агрессивного подхода к операциям в воздушном пространстве Сирии, по сути, делает положении США более опасным, так как ведет к прямой военной конфронтации с Россией. В настоящее время Россия осуществляет воздушные бомбардировки в регионе, и если США решат создать «бесполетную» зону, им придется без вариантов обеспечивать ее функционирование военными средствами, что означает - вступить в войну против России. И даже если Вашингтон и Москва  расходятся в вопросе о легитимности правительства президента, эксперты по безопасности во всем мире согласятся с тем утверждением, что вооруженные столкновения между Россией и США в Сирии – это последнее, в чем нуждается любая из двух стран; оно станет контрпродуктивным в деле борьбы с Исламским государством.

Другие решения коалиции сил во главе с США также демонстрируют нежелание Запада входить с Россией в партнерство в борьбе с ИГИЛ. Недавно Турция сбила вблизи сирийской границы российский бомбардировщик, что вызвало враждебность в отношениях между двумя странами. Россия обвинила Турцию в пособничестве террористам ИГИЛ путем покупки у них нелегальной нефти, в то время как Турция утверждает, что Россия нарушила границы ее воздушного пространства и не оставила ей  другого выбора, как уничтожение самолета-нарушителя. Прямое противостояние между Россией и членом НАТО показывает то, насколько поляризованными стали позиции Запада во главе с США и России, и эксперты опасаются того, что эти разногласия могут превратить конфликт в Сирии в войну интересов мировых держав.

Россия проявляет желание работать в коалиции сил во главе с США, как заключил по комментариям президента Путина президент Олланд. Президент Путин заявил Президенту Олланду: «Мы готовы сотрудничать с коалицией, которую возглавляют США». По сообщению «TheNation», президент Обама ответил на комментарий Путина, сказав: «Глобальная коалиция уже сформирована. Россия не является ее участницей».

Несмотря на очевидную угрозу со стороны Исламского государства, США не готовы расстаться со своими подозрениями в отношении России, что еще более усугубляется разногласиями по поводу Крыма, Украины и Сирии. Специалисты по безопасности призывают к немедленной смене подобной политики, указывая на то, что врагом США является Исламское государство, а не Российская Федерация.

Почему сотрудничество США и России кажется невозможным?

Народы в обеих странах пережили как периоды жесткого противостояния, так и времена  сравнительного дружелюбия - по мере того, как изменялись политические течения. В последние годы отношения между Россией и США снова стали характеризоваться взаимными подозрениями, цинизмом и конкуренцией. После терактов в Париже оба мировых лидера осознали, что сегодня - более чем когда-либо - двум странам нужно избавиться от традиционной враждебности и объединить усилия для борьбы с ИГИЛ.

Призывов к действию звучит много, но, по большей части, они остаются лишь на бумаге. Многие мировые лидеры выразили желание уничтожить террористическую группировку и призвали друг друга к объединению усилий; однако воплощение концепции в реальную политическую и военную реальность требует гораздо большего, чем просто письменные декларации. В случае со странами, такими как США и Россия, чье противостояние длится уже на протяжении нескольких десятилетий, забыть о прошлом ради неотложного настоящего – это задача гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Накануне выборов в президенты в 2016 году всем кандидатам, как и всем политикам-законодателям, необходимо будет выразить свою позицию в отношении возможности сотрудничества между США и Россией в борьбе против Исламского государства. Смогут ли Вашингтон или Москва преодолеть взаимную подозрительность и заключить союз со старым врагом для противостояния новому общему противнику, или же две державы продолжат неторопливо кружить одна вокруг другой, наступая и отступая в танце, таком же извечном, как и сам наш мир?

Вопрос не имеет однозначного ответа по той простой причине, что даже если кажется само собой разумеющимся понимание того, что стремление к общему благу должно заглушить политическую риторику, когда дело доходит до политиков, национализм оказывается слишком глубоко укорененным в сознании индивидуума, считающего себя в оппозиции к другому известному индивидууму. В ситуации с США и СССР (теперь Россией), американцы и русские очень долгое время считали себя противниками: недавний опрос, проведенный «NBCNews» и «TheWallStreetJournal», установил, что 75% американцев считают Россию угрозой, в то время как по данным опроса «ВЦИОМ», 59% россиян считают американское правительство враждебно настроенным. Располагая подобной статистикой, а также принимая во внимание тот факт, что правительства вынуждены играть на публику, кажется маловероятным то, что США и Россия забудут о старых распрях и заключат некое подобие «перемирия».

Если даже политики и правительственные чиновники посчитают благоразумным создание альянса с Россией, они не смогут обеспечить внутреннюю поддержку для подобных международных шагов. Исходя из этого, политологи считают, что протягивание оливковой ветви мира России может быть расценено как проявление слабости. А после такого продолжительного времени следования жесткой позиции, американские политики не могут позволить себе отказаться от предыдущих политических утверждений слишком быстро, иначе они рискуют быть уличенными в непоследовательности.

И все же, возможно, США следовало бы забыть о своей непоколебимой политической позиции и рассмотреть возможность сотрудничества с Россией с целью получить результаты с несоизмеримо большей ценностью, чем нападки критиков и потенциальная потеря нескольких голосов. Как пишет «TheNation», если Рональд Рейган и Михаил Горбачев смогли положить конец «холодной войне», то почему бы США не начать сотрудничество с Россией в борьбе с Исламским государством? В конце концов, одним из признаков великих лидеров является умение разглядеть то, что недоступно взору других людей, и осуществить то, что недоступно умению других людей, во имя достижения всеобщего блага и пользы.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: valuewalk.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!