Присоединяйтесь к нашим группам

Сможет ли Германия побороть страх перед Исламским государством?

Сможет ли Германия побороть страх перед Исламским государством?
Законы, охраняющие права человека на частную жизнь и гарантирующие ему конфиденциальность, так же неотъемлемы от привычного образа Германии, как пиво и немецкие колбаски «братвурст». Однако с возникновением реальной угрозы терактов, немцы переосмысливают свое отношение к «Большому Брату».
08 12 2015
15:10

Суми Сомасканда, журналист.

Такой привычный вид в это время года: в городах по всей Германии на прошлой неделе распахнули свои двери рождественские ярмарки, знаменуя начало праздничного сезона. В сердце Берлина на площади Жандарменмаркт в понедельник вечером местные жители и туристы собрались под гирляндами перемигивающихся огоньков в павильонах, укрытых толстым белым брезентовым тентом, в которых гостеприимные хозяева угощают их жареными каштанами и  подогретым вином.

У самого входа, однако, имеется напоминание о том, что в этом году все не так традиционно, как обычно. Полиция тщательно проверяет рюкзаки и сумки и внимательно следит за происходящим на прилегающих улицах. Подтянутые люди в штатском изредка прогуливаются вдоль рядов лотков, продающих сувениры и имбирные пряники.

Рождественские ярмарки в этом году находятся под пристальным вниманием служб безопасности, и чувство неуверенности витает в воздухе, омрачая одну из самых любимых рождественских традиций в Германии. Власти (и некоторые покупатели) озабочены тем, что эти открытые общественные гулянья проходят в центрах городов, являясь легкой мишенью для террористов. «Я не могу сказать, что вообще об этом не задумываюсь. Над этим нельзя не задумываться, - говорит Анели (она отказалась назвать фамилию), в то время как отхлебывает из чашки с горячим шоколадом. – Просто легче забыть об этом и сказать себе: «Все будет хорошо». Иначе придется сидеть дома взаперти, а это никому не понравится».

После серии исламистских терактов в Париже Германия внезапно почувствовала себя в состоянии повышенной опасности. Немцы, которые долгое время жили в безопасности от терактов, происходящих по всему миру на территории союзников, теперь задаются вопросом: не станет ли Германия следующей жертвой?

Возросшая террористическая угроза уже начала оказывать свое влияние на политику Берлина. На прошлой неделе немецкое правительство приняло решение об отправке вспомогательного контингента войск для борьбы с Исламским государством в Сирии. Но растущие опасения того, что теракт может произойти на территории Германии, вновь поставили на повестку дня уже длительное время муссируемый вопрос о том, как обеспечить безопасность страны, при этом защищая ценности гражданских свобод, имеющих глубокие корни в ее истории 20-го столетия.

«Мы знаем, что наша свободная жизнь сильнее террора», - заявила канцлер Ангела Меркель на следующий день после совершения терактов в Париже, выражая свою солидарность с французским народом и подчеркивая ценности, которые разделяют обе страны. Но сегодня даже в Германии некоторые люди задаются вопросом, не будет ли цена за право на свободную жизнь слишком высокой?

* * *

У системы безопасности и разведки в Германии долгая история. В период от гестапо до «Штази» несколько поколений немцев были непосредственными свидетелями того, как государственные службы безопасности, имеющие доступ к личным данным граждан, могут злоупотреблять своей властью. Сегодня в стране действует множество механизмов, стоящих на страже интересов граждан и защищающие их от излишнего вмешательства государства в их личную жизнь. Национальный закон о защите данных, принятый в 1970 году, стал первым законом в своем роде в мире, и он действует до сих пор. Другие недавно принятые законы ограничивают права немецкого агентства по безопасности BND в деле сбора и  хранения коммуникационной информации по многим параметрам.

К тому же, права немцев на частную жизнь и конфиденциальность гарантируются конституцией Германии. Власти не имеют права перехватывать почтовые сообщения или телефонные разговоры, входить в дом без предписания суда и не имея на руках доказательств того, что было совершено серьезное преступление.

Права полиции и служб безопасности в Германии четко разграничены, в соответствии с требованиями доктрины «Trennungsgebot», предписывающей обеим государственным службам правила взаимодействия. Немецкие службы безопасности имеют право на сбор и анализ информации внутри страны, но не имеют права на аресты. Эта практика разительно отличается от работы ФБР, которое объединяет функции правоохранительной деятельности и разведки, и от французского антитеррористического агентства, которое имеет право на проведение собственных судебных разбирательств.

«Если французам нужно обыскать дом, они его обыщут без проволочек. Это невозможно в Германии после 1945 года, или после 1989 года», - говорит Гвидо Штайнберг, эксперт по безопасности и терроризму Немецкого института внешних связей и безопасности.

Немецкие «стражи» прав граждан действуют по сегодняшний день благодаря относительной безопасности жизни в стране. Немцы в некотором роде абстрагировались от угроз терактов, с которыми сталкиваются  их соседи - по той причине, что немецкие  города, в отличие от Нью-Йорка, Лондона, Мадрида и Парижа, не были свидетелями террористических актов и диверсий на своих улицах.

Немцы также питают полное доверие к проводимой страной внешней политике. Дипломатия и диалог являются основой, на которой строятся отношения объединенной Германии с остальным миром, в том числе и по причине того, что военные миссии не пользуются общественной поддержкой в стране. Берлин возражал против начала войны в Ираке, отказался направлять свои вооруженные силы в Ливию в 2011 году и до последней недели уклонялся от вопроса о военном вмешательстве в конфликт в Сирии. Многие немцы считают, что избегая участия в военных конфликтах за рубежом, они смогут не опасаться возмездия  у себя дома.

Слишком рано говорить о том, насколько изменится неприязненное отношение немцев к мерам повышенной безопасности и к необходимости слежки и мониторинга после совершения терактов в Париже. Но нельзя не признать, что они повлияют на размеренную жизнь страны в ближайшее время. И дыхание террора уже было ощутимо несколько дней назад, когда 17 ноября в последнюю минуту был отменен футбольный матч между командами Голландии и Германии в Ганновере по причине того, что власти охарактеризовали как «высокая вероятность совершения теракта». После тщательных поисков никаких следов взрывчатки не было обнаружено, и многие ставят под сомнение серьезность оснований, имевшихся у полиции. Тем не менее, министр внутренних дел Томас де Мезьер настаивает на том, что отмена матча была неизбежной.

Последний выпуск англоязычного журнала Исламского государства «Dabiq», в котором Германия причисляется к нациям-«крестоносцам», объединившимся против Исламского государства, является неприятным подтверждением постоянным заявлениям де Мезьер о том, что Германия находится «под прицелом международного терроризма». Немецкие власти стали обращать внимание на угрозу от доморощенных исламистских экстремистов, которая обычно считалась исторически незначительной по сравнению с Великобританией и Францией. Согласно данным Федеральной уголовной полиции (BKA), около одной тысячи немцев считаются участниками радикальных исламистских группировок, и 420 предположительно представляют угрозу национальной безопасности. Более 700 человек отправились в Исламское государство, чтобы воевать на фронтах халифата в Сирии и Ираке, в то время как во Франции это число составляет более 1500 человек.

Внутри страны растерянность и страх постепенно набирают силу. Опрос, проведенный через несколько дней после терактов в Париже, свидетельствует о том, что 60% немцев обеспокоены перспективой совершения терактов в Германии. А в исследовании, проведенном в прошлом месяце группой по маркетинговым исследованиям «infratest dimap», отмечается тот факт, что 91% немцев согласны с необходимостью дополнительных мер безопасности, включающих усиленное полицейское патрулирование и проверку документов, удостоверяющих личность. Для страны, которая традиционно являлась противницей подобных мер, эти цифры являются нехарактерным показателем.

Правительство уже пересмотрело принципы ведения внешней политики. На прошлой неделе Берлин объявил о решении отправить один военный самолет-разведчик, один военно-морской фрегат и 1 200 человек обслуживающего персонала для поддержки французских войск в Сирии. Парламент одобрил это решение в пятницу. Внимание будет сосредоточено на логистике и разведке – меры более символического, чем стратегического, значения. Но многие эксперты предупреждают о высокой степени опасности быть вовлеченными в прямые военные действия в Сирии.

Что касается мер безопасности внутри страны, то BKA уже сформировала специализированные антитеррористические группы, укомплектованные современной техникой, включая бронированные автомобили и оружие дальнего поражения, сделав это после январского нападения на парижскую редакцию сатирического журнала «Charlie Hebdo». Теперь же немецкие власти готовы пойти еще дальше. Полицейское присутствие было усилено на всех железнодорожных вокзалах и во всех аэропортах, а также на стадионах и в общественных местах с большим скоплением людей. Офицеры полиции были снабжены бронежилетами и более показательным оружием.

«Полиция, которую вы увидите, будет отличаться от той, к которой вы уже привыкли; их снаряжение и экипировка будут совсем другими», - объявил министра юстиции Хейко Маас на национальном телевизионном ток-шоу 14 ноября. Были также приняты меры по усилению контроля на немецко-французской границе, а также на авиационных и железнодорожных путях сообщения между двумя странами.

Некоторые члены немецких консервативных партий, тем не менее, готовы зайти еще дальше. Кроме давления по поводу числа беженцев, которых согласилась принять Германия, представители Христианско-социалистического союза, входящего в правящую коалицию, также настаивают на предоставлении властям больших полномочий для сбора и использования телекоммуникационных данных. Парламент уже утвердил закон в начале ноября, разрешающий провайдерам услуг хранить телекоммуникационные данные на протяжении 10 недель.

Министр финансов Вольфганг Шобле, член правоцентристской партии Ангелы Меркель, вызвал неоднозначную реакцию своим заявлением о том, что вооруженные силы, предназначенные для проведения операций исключительно за рубежом, должны быть задействованы для обеспечения безопасности внутри страны. Правда, его предложение быстро «потонуло» в яростных возражениях различных политиков и юристов.

Александр Дикс, специально уполномоченный в Берлине по защите данных и свободе информации, независимый консультант, назначенный правительством для обеспечения  соблюдения законов о защите данных, постоянно предупреждает об опасности того, что страх может лишить немцев свобод, доставшихся им таким трудом.

«Гражданские свободы – это наше достижение, - сказал он в интервью. – Они должны действовать не только во времена, когда мы чувствуем себя в безопасности, но и в нелегкие времена кризисов».

* * *

Послевоенная Германия уже проходила испытание на прочность в противостоянии свободы и безопасности. В 1970-х годах Фракция Красной Армии потрясла западную Германию до основания, предприняв целую серию терактов, похищений и политических убийств. В то время Германия встала на сторону безопасности. Волны террора, расходившиеся от левацкой радикальной группировки, заставили федеральные власти применить новую форму отслеживания данных «Rasterfahndung» - систему поиска по базам данных частных и юридических лиц для идентификации связей и извлечения информации из массивов данных для сыска.

Позднее подобная система стала частью антитеррористических мер, принятых Германией после событий 11 сентября 2011 года в Америке. Но ей не удавалось идентифицировать потенциальных подозреваемых в большом количестве, и с тех пор система подвергается судебному преследованию со стороны юридических и частных лиц, чьи права были нарушены.

После терактов в Париже многие европейские страны пошли по пути ужесточения мер безопасности: во Франции президент Франсуа Олланд представил пакет новых мер, предоставляющих властям еще большие полномочия в деле предупреждения террористической угрозы. Некоторые политики в Великобритании призывают к принятию новых законов о немедленном реагировании, а в Бельгии премьер-министр Шарль Мишель потребовал жестких мер по обеспечению безопасности в стране.

Германии до сих пор удавлюсь избегать «закручивания гаек», предпочитая усовершенствование методов по совместному доступу к информации всех европейских союзников. Более эффективная координация работы с информацией, уже имеющейся у европейских партнеров, имеет широкую поддержку в рядах политических партий, являясь демонстративным путем, по которому пошла Германия в целях проведения адекватных антитеррористических мер без ущемления прав и свобод своих граждан.

Однако не существует никаких гарантий того, что компромисс, предложенный Меркель, окажется жизнеспособным. Разгоревшиеся дискуссии вокруг вопроса о гражданских свободах стали еще одним вызовом для канцлера, которая в последнее время кажется опустившей руки (что совсем нехарактерно для нее). Ее политика открытых границ для беженцев не получила поддержки внутри страны, особенно среди членов ее партии, и балансирование на линии между принятием мер дополнительной безопасности и сохранением традиционных прав на конфиденциальность может стать самым серьезным испытанием в ее карьере на посту канцлера.

«Работа наших служб специального назначения, а также работа наших партнерских агентств, несмоненно, должна поддерживать баланс между безопасностью и свободой, - сказала Меркель, выступая перед парламентом 15 января после теракта в редакции «Charlie Hebdo». – Но предоставление доступа к информации за пределы нашей страны является и, без всякого сомнения, останется важнейшим фактором для обеспечения нашей безопасности».

Однако Бурхард Личка, пресс-секретарь от партии социал-демократов, предупредил об опасности зайти слишком далеко.

«В последнюю очередь мы нуждаемся сейчас в значительном сворачивании гражданских свобод в пользу якобы более эффективного уровня безопасности, - говорит он. – Это будет означать, что террористы достигнут хотя бы одной из своих целей».

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignpolicy.com





Doha news
Катарский министр по делам молодежи и спорта заявил в воскресенье, что Катар не будет брать на себя больше «лишних» обязательств в отношении иностранных рабочих, работающих на строительных площадках, связанных с проведением в 2022 чемпионата мира по футболу.
10:31 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!