Присоединяйтесь к нашим группам

Миф о сдерживании России Часть 1

Миф о сдерживании России Часть 1
23 12 2015
09:24

«Не может быть союза между Россией и Западом – ни ради интересов, ни ради принципов. Не существует ни единого интереса, ни единой тенденции, которые бы Запад не использовал против России, особенно против ее будущего, и не попытался бы навредить ей. Единственная естественная политика России по отношению к западным державам – это не союз с той или иной из этих держав, а разъединение, разделение их. Ибо они, только когда разъединены между собой, перестают быть нам враждебными – по бессилию».

Эти слова вполне могли бы прозвучать из уст российского президента Владимира Путина, но они вышли из-под пера российского поэта и дипломата Федора Тютчева в 1864 году. Упоминание о якобы извечной неприязни Запада к России пронизывает русскую мысль на протяжении последних двух столетий. По сути, это бездонный колодец, из которого Путин неустанно черпает материал для своих выступлений, призванных мобилизовать сознание российского населения и оправдать политику Кремля в Украине и в других странах. Запад, согласно этой концепции, завидует динамике развития России и ее моральному превосходству, и в то же время стремится урвать территории за счет России. Путин не устает повторять, что Запад проводит политику сдерживания по отношению к России с 18-го века, а западная реакция на события в Украине – это очередное проявление этой политики.

Подобная концепция, по сути, объясняет все, позволяя России сложить с себя всякую ответственность за напряженные отношения с Западом. Но насколько она соответствует действительности?

18-й и 19-й века были золотой эпохой российского экспансионизма. Именно в этот период  Российская империя присоединила к себе огромные территории в Средней Азии, на Кавказе и к западу от своих границ, позднее ставшими территориями четырнадцати «не–русских» Советских республик, которые теоретически обрели независимость от России после распада СССР. Если Запад и проводил в это время политику сдерживания России, то можно смело утверждать, что подобная политика потерпела полнейшее фиаско. Финны, латыши и поляки вполне могли бы поинтересоваться, где была эта политика сдерживания, когда они так нуждались в ней?

В 18-м веке Россия нанесла сокрушительные удары по двум западным государствам: Швеции и Польше, а также начала длительный процесс разрушения Османской империи. В 1700 году Петр Первый практически спровоцировал начало Северной войны со Швецией. Хотя война фактически продолжалась до 1721 года, ее исход был предрешен в 1709 году в битве под Полтавой, в ходе которой была уничтожена шведская армия, возглавляемая лично королем Карлом XII. Победа в Полтавской битве закрепилась в русском языке поговоркой “погиб, как швед под Полтавой” и эффективно вывела Швецию из разряда ведущих западных держав. Как едко написал Солженицын, Россия продолжала двигаться от одной войны к другой, в то время как Швеция отказалась от своих имперских амбиций и сделала выбор в пользу нейтралитета, процветания и достойной жизни для своих граждан. Так кто же на самом деле, спрашивает Солженицын, победил и проиграл в битве под Полтавой?

Россия, по большей части, не принимала участия в главных европейских войнах 18-го столетия, за исключением Семилетней войны (1756–63), в которой российские войска одолели армию Фридриха Великого, захватили восточную Пруссию и даже ненадолго заняли Берлин в 1760 году. Фридриха спасла своевременная кончина в 1762 году российской императрицы Елизаветы и восшествие на престол ее сына Петра III, боготворившего Фридриха и немедленно выведшего Россию из антипрусской коалиции. Десятилетие спустя, жена Петра, сменившая его на троне - Екатерина Великая (по происхождению немецкая принцесса) объединилась с Пруссией и Австрией для раздела Польши. Их совместная политика в отношении Польши, которой они препятствовали в восстановлении государственности, способствовала возникновению общности интересов, сделавшей 19-й век временем практически нерушимого российского-немецкого единства.

В 19-м веке Россия была гораздо активнее вовлечена в европейскую дипломатию и конфликты, начиная с наполеоновских войн. Закончившаяся плачевно российская  кампания Наполеона в 1812 году часто приводится в пример как первая агрессия Запада против России, однако при этом почему-то забывают упомянуть о том, что в этот период все остальные европейские державы состояли в союзе с Россией против Наполеона. Россия воспользовалась войнами против Наполеона для того, чтобы немного потрепать старых врагов – Швецию и Османскую империю, присоединив в 1812 году Финляндию и Бессарабию. Венский конгресс 1815 года прирезал к России очередные польские земли, и Россия просуществовала в заметно округлившихся границах все последующее столетие (при этом ни одна из западных держав не оспаривала ее территориальное право).

«Политика сдерживания не была придумана вчера. Она проводится против нашей страны многие годы, постоянно, десятилетиями, если не столетиями. Проще говоря, как только кому-то кажется, что Россия стала слишком сильной или независимой, эти инструменты тут же вводят в действие».

Обращение Путина к Федеральному собранию, 4 декабря 2014 года

В то время, как в 18-м веке сравнительно трудно найти мало-мальское событие, которое бы попадало под определение «политика сдерживания со стороны Запада», в 19-м веке имеются примеры, когда западные страны пытались, с различной степенью успеха, ограничить экспансию России. Вот несколько самых известных примеров:

  • Несмотря на решающий вклад России в борьбу с Наполеоном, Венский конгресс отверг притязания Росси на всю территорию Польши. Остальные страны были намерены воспрепятствовать дальнейшему проникновению России в центральную Европу.
  • Опасаясь нанесения сокрушительного удара России по умирающей Османской империи, Великобритания и Франция в 1853-55 годах развязали Крымскую войну (еще один пример для исторического негодования России в отношении коварной политики Запада).
  • Озабоченные перспективой возникновения пророссийских клиентских государств на Балканах, европейские страны объединились на Берлинском конгрессе 1878 года для раздела «Великой Болгарии», которую Россия получила от Османской империи по Сан-Стефанскому договору.
  • Во второй половине 19-го века Россия и Великобритания вступили в «Большую Игру», в которой Британская империя, опасаясь за свои индийские владения и сохранность коммуникаций, ведущих к ним, использовала дипломатию и оказывала материальную поддержку местных жителям, пытавшимся оказать сопротивление России на Кавказе и в Средней Азии – однако с незначительным успехом.

Кроме этих конкретных случаев, можно еще вспомнить звание Российской империи как «жандарма Европы», полученное ей из-за стремления сохранить монархический строй в европейских странах и неприязни к западным республикам, демократиям и революциям. Кроме того, в ходе польских восстаний в 1830 и в 1863 годах симпатии общественности некоторых западных стран (в частности, Великобритании и Франции) были на стороне поляков, однако Пруссия и Австрия заняли противоположную позицию.

Тем не менее, ничего из вышеперечисленного не может быть отнесено к «западному сдерживанию» России. Усилия западных стран в 19-м веке, предпринятые с целью остановить экспансионистские устремления России, были спонтанными, эпизодическими и по большей части безрезультатными. Причем исходили они исключительно из собственных шкурных интересов в ситуациях, когда действия Москвы непосредственно угрожали их интересам. Более того, на протяжении всех двух столетий Санкт-Петербург всегда имел тесные связи с теми или иными странами Запада – за исключением Крымской войны, когда традиционно дружественные России Пруссия и Австрия заняли позицию нейтралитета, оставив Россию ненадолго в политической изоляции, и в начале 1890-х годов, когда отношения Российской империи с германскими властями резко ухудшились, а союз с Францией еще не был заключен. Ни одна из западных стране не претендовала на территорию России, даже наполеоновское нашествие было нацелено не на то, чтобы «урвать лакомые кусочки» Российской империи, а на то, чтобы заставить Россию войти в его Континентальную систему. Россия продолжала поглощать огромные куски на Кавказе, в Средней Азии и на Дальнем Востоке, а западные страны предпринимали лишь робкие попытки умерить российские аппетиты, не говоря уже о каких-либо территориальных посягательствах на имперские владения.

События в Украине – политика сдерживания России в концентрированном виде. Корни этой политики уходят глубоко в историю, и совершенно очевидно, что эта политика, к сожалению, не прекратилась с окончанием «холодной войны».

—    Выступление Путина перед российскими дипломатами, 1 июля 2014 года

В данном историческом контексте кремлевская сказка о «враждебности Запада» вызывает ряд вопросов: каких конкретно территорий лишилась Россия в 19-м веке из-за «западного сдерживания»? Насколько правомерным был захват Россией турецких проливов, восточной Анатолии, южного Азербайджана и Каспийского побережья? Что повлекло Россию в Афганистан, Индию и Манчжурию, вопреки яростным протестам «коварного» Запада?

Ответы на эти и другие вопросы читайте здесь.


Источник: the-american-interest.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!