Присоединяйтесь к нашим группам

Миф о сдерживании России Часть 2

Миф о сдерживании России Часть 2
Насколько правомерным был захват Россией турецких проливов, восточной Анатолии, южного Азербайджана и Каспийского побережья? Что повлекло Россию в Афганистан, Индию и Манчжурию, вопреки яростным протестам «коварного» Запада?
23 12 2015
12:55

Первая часть статьи здесь

20-й век стал веком перемен. Длительный период, на протяжении которого Пруссия выступала в качестве младшего партнера России, закончился после того, как Пруссия влилась в Германию. Германское вторжение на второй год Первой мировой войны стал первым за два столетия примером того, когда западная держава пыталась захватить территорию России. Вмешательство сил Антанты в гражданскую войну в России можно считать больше антибольшевистским, чем антироссийским. Западные интервенты не претендовали на российские территории и даже не пытались поддержать независимость стран Балтии, Украины и Грузии: они вместе с Белой армией боролись за Россию – «единую и неделимую».

Немецко-фашистское нападение на Советский Союз ставило перед собой поистине грандиозные планы по территориальному захвату российских земель, но поражение Германии оказалось еще более сокрушительным, чем в Первой мировой войне. В очередной раз захват российской территории со стороны западной державы был непродолжительным и привел к беспрецедентному распространению сферы влияния России на страны Восточной и Центральной Европы, действительно в первый раз в истории потребовав применения «политики сдерживания».

Сторонники концепции «жертвенности» России приравнивают французское и немецкое вторжения к политике сдерживания времен «холодной войны», представляя их двумя сторонами одной медали – «старого, как мир, антагонизма» Запада и России. В действительности же, эти факты подтверждают лишь одну закономерность в политике Европы, но это не антироссийская мономания, как предполагают некоторые эксперты: в какой бы исторический период Россия не боролась с западными захватчиками, она всегда делала это в союзе с другими западными странами. Крымская война является единственным примером того, когда Россия сражалась в одиночку против западных государств, но западная коалиция была представлена лишь Великобританией, Францией и Сардинией, а не единым европейским фронтом всех государств. Период «холодной войны» (единственный подлинный период действия «политики сдерживания» со стороны Запада) являлся не демонстрацией враждебности к России, а очередным примером исторической закономерности, когда все европейские страны объединялись против той страны, которая претендует на господство над Старым континентом. Западная солидарность перед лицом советской угрозы – на самом деле, традиционная модель проведения общеевропейской политики баланса власти.

В Советском Союзе государственные учреждения назывались «органами». Можно сказать, что Советский Союз скончался по причине множественного поражения органов. Его развал был вызван внутренними причинами, а не военным вторжением Запада или тисками западной экономической политики.

И пост-советские границы, о неправильности которых так сокрушаются российские националисты, были проведены не по указке Вашингтона или Брюсселя – они были закреплены Москвой. Никто не диктовал извне никаких условий, не решал судьбу государств в Версале или Трианоне. Виктория Нуланд не раздавала «печеньки» в Беловежской пуще.

Более того, монстр западного империализма оказался миролюбивой собакой, не желающей лаять и кусать понапрасну. Как же так получилось, что коварный и лживый Запад не польстился на российские территории, которые были легкой добычей в период наибольшей исторической слабости России? Ни одна из западных стран после 1991 года не аннексировала и даже не предъявила претензий ни на единый квадратный сантиметр российской территории – даже на Калининград или Карелию, которые были оторваны от западных территорий всего полстолетия назад. Поразительно, а как же Америка прозевала шанс воссоединить эскимосов Аляски с их побратимами в Сибири?

Сдержанность Запада не укладывается в рамки концепции, рисующей Россию вечной жертвой происков Запада. Но она вполне объяснима в свете реальных исторических событий. Россия не стала бы самой большой страной в мире, если бы Запад постоянно сдерживал ее или стоял у нее на пути. Единственным фактом перехода некогда российской территории к западной стране за последние 300 лет является факт добровольной продажи Аляски Соединенным Штатам. Единственной претензией на территорию России является спор с Японией из-за нескольких крошечных островов.

Честно говоря, этот страх (или паранойя) того, что Россия будет захвачена и разделена на несколько частей западными странами, стоит ей лишь проявить минутную историческую слабость, скорее всего, основывается на собственной практике России в отношении Швеции, Польши или Османской империи, а не на каких-то реальных фактах вооруженной агрессии Запада.

Обвинения в том, что НАТО нарушили свое обещание не продвигаться на восток, не соответствуют действительности, что подтверждает отчет 2009 года. Заявление «ни дюйма на восток» было сделано в отношении Германии после ее объединения. В то время в начале 1990-х никто даже не мог предположить того, что появится перспектива расширения НАТО за счет восточноевропейских стран.

Есть еще один момент, помогающий оправдать политику расширения на восток. Восточноевропейские страны вошли в НАТО не под принуждением и не были вовлечены силой, их к этому подвигла сама Россия. Всего одно интервью подобных деятелей как Александр Дугин, или всего одна пресс-конференция Константина Затулина - и дело сделано. Они проделали работу, с которой за 25 лет не справились все информационные центры НАТО. Если Москве не нравится расширение НАТО на восток, то она могла бы своевременно остановить его, не создавая предпосылок и условий для того, чтобы предложение вступить в члены военного альянса звучало так заманчиво и не было средством спасения для многих из соседей России. Россия не может иметь безопасные границы по определению, если сама сознательно делает врагами своих соседей.

И все же, без всей шелухи политической мифологии и без плевел исторического искажения фактов, в концепции жертвенной России имеется зерно правды. Западные страны действительно преследуют свои интересы и продвигают их даже в противовес российским, иногда без предварительных консультаций или информационного обмена с Россией. Но, простите, именно так поступает и сама Россия в отношении Запада. Безразличие Запада к интересам России в Боснии, Косово и Ливии с лихвой компенсировалось односторонними действиями России в аэропорту Косов и военным вмешательством в дела Грузии и Украины

Трезвый взгляд на западные и российские интересы в период, наступивший вслед за окончанием «холодной войной», заставляет задаться двумя вопросами. Первый: что означает фраза «Запад должен считаться с интересами России»? Закрыть глаза на этнически чистки на Балканах? Позволить Кадаффи утопить Бенгази в крови? Приветственно размахивать флажками, наблюдая как Россия поглощает регионы и целые страны под предлогом проведения евразийской интеграции или возрождения «русского мира»? Погрозить пальчиком НАТО и оставить Восточную Европу в вакууме безопасности, позволив разгореться старым обидам и вспыхнуть новым конфликтам? Второй вопрос: если цели и интересы Запада и России так радикально расходятся (а именно так и обстоит дело по многим направлениям), то каким образом может идти речь о партнерстве между ними? Как они могу сотрудничать, если двигаются в разных направлениях?

К сожалению, когда речь заходит о европейской безопасности, российский и западный подходы противоречат друг другу. Западные усилия по «экспорту безопасности» на восток наталкиваются на решимость Москвы играть доминирующую роль в отношениях со своими слабыми и раздробленными соседями. Высокопоставленные ревизионисты России смотрят на 1991 год как на историческую ошибку, которая может быть исправлена, в то время как остальной мир, и в том числе бывшие советские республики, считают сложившееся положение дел вполне современным и нормальным.  

Главное различие между западными экспертами по России заключается не в том, что кто-то видит ее перспективы, а кто-то нет. Оно заключается в том, что некоторые продолжают верить в историческую «жертвенность» России, извечно страдающей от «вероломства» Запада, а некоторые понимают, что это концепция состоит из искаженных фактов, выгодных лишь для России интерпретаций и ошибок, выдающихся за правду.


Источник: the-american-interest.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!