Присоединяйтесь к нашим группам

Внешняя политика в 2015 году: с каким счетом ведет Путин?

Внешняя политика в 2015 году: с каким счетом ведет Путин?
Резолюция Совета безопасности ООН 2254, в которой излагается план мирного урегулирования в Сирии, венчает год рискованных внешнеполитических игр Владимира Путина. Многие из них закончились довольно плачевно для простых россиян, но лично для Путина их результатом стало его вновь укрепившееся положение на внешнеполитической арене после ужасного для него в этом отношении 2014 года, при этом закрепив конкретную (хотя и не вызывающую зависть) новую позицию России в международной расстановке сил.
24 12 2015
11:05

Леонид Бершидский, обозреватель «BloombergView».

В 2014 году Путин являлся внешнеполитическим изгоем. После российской аннексии украинского Крыма, лидеры так называемой «Большой восьмерки» решили отменить запланированную встречу в Сочи и ввели не очень результативные, но довольно унизительные санкции против России. Генеральная ассамблея ОНН приняла резолюцию, объявляющую аннексию незаконной, и только 10 стран, включая КНДР, Зимбабве, Венесуэлу и Судан, поддержали Россию в голосовании против решения ООН. Китай и Индия воздержались, что дало Путину основания считать, что он может опереться на своих партнеров в Азии, продемонстрировав всем, что слова «Запад» и «мир» не являются синонимами.

В 2014 году Россия подписала долгосрочный энергетический договор с Китаем, но двум странам не удалось сформировать полновесный альянс против Запада. Уничтожение малазийского авиалайнера в небе над восточной Украине (по всей видимости, сбитого пророссийскими сепаратистами) резко обострило ситуацию. Прекращение огня в Украине, условия которого были выработаны с учетом позиции Москвы, не сработало. На встрече глав государств «Большой двадцатки» в ноябре 2014 года в Брисбене мировые лидеры игнорировали российского президента или демонстрировали свою неприязнь к Путину, который приказал российским военным кораблям подойти к берегам Австралии еще до начала встречи, и ему пришлось покинуть встречу раньше намеченного графика.

Путин хотел, чтобы его взгляды уважались, а интересы учитывались. Вместо этого он натолкнулся на презрение, смешанное с некоторой долей страха – сочетание не намного лучше откровенного игнорирования. Таким образом, в 2015 году ему пришлось укреплять свое положение, предприняв серию довольно рискованных и авантюрных шагов.

Минские договоренности: ничья

В феврале переговорный марафон с участием украинского президента Петра Порошенко при поддержке руководителей Германии и Франции, закончился заключением мирного соглашения, которое с самого начала казалось трудновыполнимым. Кроме прекращения огня, стороны пообещали предпринять политические шаги, которые не в состоянии были осуществить: Украина брала на себя обязательство предоставить отколовшимся территориям особый статус, взамен Россия гарантировала Украине возврат контроля над ее восточной границей. Оба положения не встретили внутренней поддержки в обеих странах, никаких шагов в этом направлении не было предпринято, и действие Минских соглашений было продлено на следующий год.

При общем рассмотрении, эта ситуация не принесла Путину ни победы, ни поражения.

Отрицательным фактором стало продолжение действия санкций Запада против России. Европейский Союз в очередной раз продлил их совсем недавно, и Путину не удалось подорвать единство европейских стран изнутри. Даже хорохорящееся правительство премьер-министра Греции Алексиса Ципраса в последний момент, видимо, запросило слишком высокую цену за отмену санкций, а правые партии Евросоюза, известные своими связями с Москвой (такие как Национальный фронт Марин Ле Пен во Франции) потерпели поражение при попытке получить поддержку избирателей.

Путину также не удалось помешать Украине установить более тесные связи с Евросоюзом: год безрезультатных переговоров по согласованию положений о Зоне свободной торговой зоны и ассоциации Украины с ЕЭС с учетом замечаний России прошел впустую. Кроме того, на днях Европейская Комиссия рекомендовала Евросоюзу ввести безвизовый режим с Украиной – то, что так хотел сделать Путин для России, но не добился своего.

Положительным фактором для Путина является сохраняющаяся нестабильность в Украине. Инерционные, погрязшие в коррупции политические деятели всячески тормозят необходимые реформы и становятся все более непопулярными среди народа, в то время как полузамороженный военный конфликт лишь усугубляет общую ситуацию.

Какими бы не были политические сдвиги в будущем году, они все устроят Путина: для него чем хуже идут дела, тем лучше. В русле этой политики логичными выглядят введение эмбарго на поставку продовольственных товаров и отмена торговых преференций для Украины с 1 января, а также мстительное решение подать на Украину в суд, требуя погашения долга в 3 млрд. долларов США, по которому Украина недавно объявила дефолт с согласия Международного валютного фонда. Ни одна из этих мер не принесет мгновенных дивидендов, но Путин все еще питает надежды на то, что его попытки дискредитировать действующие украинские власти со временем принесут свои плоды, и в Киеве появятся лица, более устраивающие его в качестве партнеров для ведения переговоров.

Процесс заключения Минских соглашений имел и некий побочный эффект – налаживание более тесных и более продуктивных отношений с немецким канцлером Ангелой Меркель и с французским президентом Франсуа Олландом. Оба они являются одними из главных участников в процессе мирного урегулирования в Украине, и оба раздражаются, когда Киев угрожает выйти из мирного процесса. Для обоих западных политиков Путин больше не пария – ведь с ним можно вести дела. Меркель встала на защиту проекта строительства российского газопровода «Северный поток 2» в Германию, несмотря на критику итальянского премьер-министра Маттео Ренци, заявившего, что это противоречит политике санкций. Тем временем Олланд является западным лидером, в наибольшей степени заинтересованным в сотрудничестве с Путиным в Сирии.

Энергетика как инструмент политики: проигрыш

Российская внешняя политика до момента аннексии Крыма ставила перед собой цель продвижения имиджа страны в качестве «энергетического гиганта». Она закончилась плачевно: колосс может оказаться на глиняных ногах. В мае Путин вынужден был закрыть проект «Южного потока» в Европу из-за противодействия со стороны Евросоюза. Его «план Б» - прокладка газопровода по альтернативному маршруту через Турцию, также провалился – и вероятно, задолго до того, как Турция сбила российский военный самолет вблизи турецко-сирийской границы. Китаю понадобится гораздо меньше газа по сравнению с теми объемами, которые Россия хотела бы поставить в Поднебесную по договору 2014 года.

Российский газовый монополист «Газпром» разрабатывает слишком много сомнительных, с явно завышенной стоимостью проектов газопроводов, в которых никто особо не нуждается, в то время как конкуренты России на Ближнем Востоке решительно настроены воспользоваться желанием Европы обрести энергетическую независимость от России. Даже Украина нуждается теперь в гораздо меньшем объеме российского газа, чем она закупала в прежние годы, как по причине существующих экономических трудностей, так и по причине того, что до этого значительные объемы газовых поставок являлись частью коррупционной схемы украинских олигархов.

Потеря энергетических рычагов управления является неприемлемой для Путина. У него не осталось другого выбора, как только сыграть на последней сильной стороне России: ее военной мощи, чей рост за последнее десятилетие стал настоящим сюрпризом для аналитиков и экспертов по России, считавших, что огромные суммы, заложенные в бюджет на военные расходы, были разбазарены или раскрадены. Как сказал Путина на своей последней пресс-конференции, одной из причин, по которым Россия вошла в Сирию, является возможность отработка взаимодействия вооруженных сил в боевых условиях.

Операция в Сирии: выигрыш

Демонстрация военной силы – это беспроигрышный вариант и явный успех. Все были впечатлены такими ошеломляющими демонстрациями, как запуск крылатых ракет из акватории Каспийского моря, поразивших цели с расстояния 1600 км, при этом Россия до сих пор не понесла существенных потерь со своей стороны. Серьезным разочарованием для России явилось состояние боеготовности сирийской армии Башара Асада, доказавшей свою бесполезность в гораздо большей степени, чем того ожидала Москва. Даже при действенной поддержке Ирана и ливанской «Хезболла» сирийские войска не смогли похвастаться особыми успехами. Если бы они отбили Алеппо, второй крупнейший город Сирии, то Путин смог бы диктовать условия заключения мира. Но горе – не беда: тепер он может лишь искать компромисса с США и их союзниками, согласившись на переговоры между Асадом и умеренной оппозицией, которые, кстати, могут закончиться формированием нового правительства, не совсем лояльно настроенного по отношению к Путину, так активно поддерживавшего своего старого союзника Асада.

Этот с трудом давшийся компромисс стал очередным успехом Путина. Даже США вынуждены были признать, что Россия играет конструктивную роль в Сирии, а резолюция Совета Безопасности ООН - вне всякого сомнения, результат совместных усилий обеих стран. Атмосфера взаимного недоверия никуда не делась, но Путина это особо и не волнует. Если верить бывшему дипломату Александру Баунову, письменно выразившему свое мнение для  московского Карнеги-центра:

«Главная цель заключалась в том, чтобы вернуться в элитный клуб, в котором решаются судьбы мира, и даже не в качестве союзника (потому что в условиях существующего экономического неравенства можно быть только младшим, подчиняющимся союзником), а в качестве «партнера» - понятие, которое в русском языке всегда подразумевает «кавычки» в словесном выражении: в качестве непокорного, иногда безрассудного соседа, с которым необходимо согласовывать условия обустройства мирового порядка».

Общий итог: ничья

Для простых людей результаты внешней политики Путина совсем не обнадеживающие. Россияне чувствуют себя напряженно и неуверенно, не понимая, чего ждать от падающего рубля и лишившись некогда доступных каникул в Египет и Турции, а также не имея возможности напрямую летать в некогда братскую Украину. Все три страны (Украина, Египет и Турция) раньше были тремя самыми популярными направлениями для поездок россиян - до тех пор, пока «игра мускулами» Путина не сделала их небезопасными или враждебно настроенными для путешествий. Импортные деликатесы (такие как европейские сыры и мясные изделия) до сих пор запрещены, попадая под действие российского продовольственного эмбарго, а начиняя со следующего года качественные украинские продукты также будут недоступны для российского потребителя.

Все эти достижения внешней политики Путина воспринимаются россиянами как свидетельства возродившейся национальной гордости, чему немало поспособствовала «патриотическая» пропаганда коммуникационных каналов Кремля – но это, скорее, гордыня, чем гордость, особенно учитывая темпы стагнации экономики под прессом стремительно падающих цен на сырьевые ресурсы.

Оценка ситуации «с высоты птичьего полета» при этом является самой выгодной позицией для Путина. Его инстинкт политического самосохранения и готовность идти на компромиссы и переговоры снова сделали его значимой и весомой фигурой, с которой следует считаться, и его уже больше нельзя сбрасывать со счетов или игнорировать: даже президент США Барак Обама, который никогда не скрывал своей личной неприязни к Путину, считает необходимым вновь проводить регулярные встречи и консультации с ним. Российскому лидеру удалось отвоевать для России не совсем удобную, но вместе с тем значительную нишу в международном политическом ландшафте. Роль страны носит диспропорциональный характер из-за сокращающегося экономического влияния, но, вместе с тем (хотя это утверждение и не бесспорно), эта роль более конструктивна, чем в былые «золотые» дни сотрудничества России и Запада: например, в те дни вряд ли было возможен сегодняшний «торг» по Сирии.

И все же политические авантюры  Путина могут закончиться неудачей в следующем году. Несостоятельность Минских договоренностей может привести к возобновлению военного противостояния в Украине, что, соответственно, вызовет ужесточение санкций. Переговоры по мирному урегулированию в Сирии могут привести к неожиданному результату для России - или вообще закончиться ничем. Последствия усугубляющегося экономического кризиса и его влияние на энергетический сектор экономики могут подорвать военное могущество России и вызвать хаос в переговорных процессах, который неизбежно будет этому сопутствовать. Образно говоря, хотя Путин снова в большой игре, для длительного участия в ней ему попросту не хватит фишек.

Что ж, это все же лучше, чем быть вообще вне игры. Возродившиеся отношения Путина с Западом - в интересах всей России, а не только «выигрышные очки» лично для Путина: как только он уйдет, понадобится всего лишь улучшить отношения - вместо того, чтобы выстраивать их заново «с нуля».


Источник: japantimes.co.jp





The Sun
Фото: ALAMY Джон Керри и Борис Джонсон демонстрируют единство перед лицом угрозы Дональда Трампа выйти из НАТО. Избранный президент США пригрозил отказаться от альянса, потому что он не хочет тратить средства на оборону
08:18 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!