Присоединяйтесь к нашим группам

Возможно ли сотрудничество Америки и России в Сирии?

Возможно ли сотрудничество Америки и России в Сирии?
Решение президента Владимира Путина о вторжении в Сирию стало поворотным моментом внешней политики России в 2015 году. В последние 15 лет Путин все чаще прибегал к использованию своих вооруженных сил для достижения внутренних и внешнеполитических целей, начиная с вторжения в Чечню в 1999 года, после — Грузия в 2008 году, затем — Украина в 2014 году. Сирийский гамбит Путина стал вполне логичным следующим шагом во все более агрессивной внешней политике России.
07 01 2016
15:03

Майкл Макфол

Однако вторжение в Сирию значительно отличалось от всех предыдущих интервенций Путина. Он просчитал, что большая часть мира осуждает его военные действия в Чечне, Грузии и Украине, и надеется на солидарность и поддержку военных действий России в Сирии со стороны международной общественности.

Прокремлевские обозреватели и эксперты уверяют, что недавний визит Госсекретаря США Джона Керри в Москву является подтверждением того, что военное вторжение для борьбы с терроризмом в Сирии позволило положить конец международной изоляции России и создало возможность для ее установления в роли ответственной мировой державы. Россия снова в игре, поскольку мир в ней нуждается.

Такие выводы являются довольно преждевременными. В долгосрочной перспективе Россия могла бы стать партнером в борьбе против мирового терроризма. В принципе, Соединенным Штатам, Европейскому Союзу и другим странам мира следовало бы сотрудничать с Россией для выполнения этой миссии. На практике, прежде чем удастся достигнуть долгосрочной цели сотрудничества с Россией, необходимо решить ряд краткосрочных проблем и вопросов.

Во-первых, Россия, которая вторглась в Сирию для защиты своего давнего союзника Башара аль-Асада, должна прекратить бомбардировки сирийских оппозиционных сил, которых поддерживают Соединенные Штаты, и начать реальную борьбу против Исламского государства (ИГИЛ). В первые несколько недель российской воздушной кампании стратегия Москвы была очевидной: уменьшить влияние третьей стороны в конфликте, и заставить мир выбирать между Асадом и ИГИЛ.

Через некоторое время российские бомбардировщики начали атаковать позиции боевиков Исламского государства, однако основной целью российских ВВС все еще оставались оппозиционные группировки в Сирии. Чтобы стать партнером и союзником для Запада, Россия должна кардинально изменить свою стратегию и цели авиаударов.

Во-вторых, Путин должен более серьезно относиться к международным усилиям, направленным на запуск процесса политического перехода в Сирии. Асад не может остаться при власти. Он может исполнить роль в переходном правительстве, как это уже было с другими диктаторами во время перехода от авторитарного правления. Однако он не может остаться на своем посту по той простой причине, что его присутствие лишь позволяет Исламскому государству привлекать в свои ряды все новых и новых боевиков.

Режим Асада убил больше людей в Сирии, чем все другие группировки в стране вместе взятые. Он редко ведет наступательные действия против террористов ИГИЛ, а вместо этого сосредотачивает свои военные усилия на повстанцах. Именно поэтому он не является полезным союзником в борьбе против терроризма.

 Более того, в результате военных операций сирийских правительственных войск погибает намного больше мирных граждан, нежели террористов. Согласно информации Сирийской обсерватории по правам человека, в период между мартом 2011 года и ноябрем 2015 года в результате действий Асада погибло 181 557 человек, тогда как боевики ИГИЛ за этот период убили лишь 1777 мирных жителей. Если целью международных игроков в Сирии является прекращение войны, то Асад ни в коем случае не может стать частью мирного процесса.

Как демонстрация влияния России на режим, Путину следовало бы надавить на Асада, призвав прекратить убийства гражданского населения. Если Путин не может достигнуть этой цели, тогда у мира нет оснований полагать, что он сможет усадить Асада и его генералов за стол переговоров.

В-третьих, Россия должна изменить методы и стратегию своих бомбардировок. Сейчас они убивают слишком много мирных жителей. Эти атаки и их последствия, снятые на камеру, становятся отличным пропагандистским инструментом для боевиков ИГИЛ.

В-четвертых, Россия должна прекратить обвинять Соединенные Штаты в поддержке ИГИЛ. Как Америка может объединить свои усилия в борьбе против терроризма со страной, которая делает такие очевидно ложные и провокационные заявления, изображая США врагом?

В-пятых, Путину следует перекрыть поток боевиков из России в Сирию. Согласно оценкам самой России, по состоянию на сентябрь 2015 года более 2400 российских граждан присоединились к боевикам Исламского государства.

И наконец, чтобы быть полезным партнером по Сирии Россия не должна прекратить ожидать уступок от США по Украине. Америка никогда не пойдет на обмен Сирии на Украину.

Чтобы сотрудничество с Россией стало возможным, соединенные Штаты и их союзники также должны пойти на определенные шаги. Во-первых, группировки умеренной оппозиции, получающие финансирование и оружие от США, не должны сосредотачиваться на борьбе только против ИГИЛ. Вместо этого им следует дать возможность самостоятельно определять свою военную стратегию, включая борьбу против сил Асада, что может принудить режим к мирным переговорам.

Во-вторых, американские чиновники должны надавить на Кремль, призвав его поддержать политический переход, а также проведение свободных и честных выборов. Соединенные Штаты и остальной мир просто не могут быть заманены в ловушку обещаний автократической стабильности. Диктатура Асада привела только к смерти, хаосу и войне. Нет даже малейших оснований верить тому, что этот режим сможет обеспечить стабильность в будущем.

В-третьих, американские лидеры должны четко разграничить поддержку Соединенными Штатами Украины и сотрудничество с Россией по Сирии. Америка должна выразить свою четкую позицию в этом вопросе.

И наконец, американские лидеры должны трезво оценивать реальные возможности успешного сотрудничества с Россией. Российская военная кампания не принесла значительных изменений в ситуацию на фронте, а ее заявления о поддержке переходного периода являются совсем не новыми. Две предыдущих попытки России участвовать в миротворческих усилиях (Женева І и Женева ІІ) закончились провалом.

В ближайшем будущем Соединенным Штатам не стоит отбрасывать вариант сотрудничества с Россией для борьбы против ИГИЛ, однако не следует питать иллюзий относительно успешности такого партнерства и реальной цене возможного провала.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.

Майкл Макфол — посол Соединенных Штатов в России в период с 2012 по 2014 год,  профессор политологии Стэндфордского университета.


Источник: themoscowtimes.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!