Присоединяйтесь к нашим группам

Гарри Каспаров о России и США: Зима тревоги нашей уже наступила

Гарри Каспаров о России и США: Зима тревоги нашей уже наступила
Трезвый взгляд на постсоветскую Россию.
14 01 2016
14:57

Джон Р.Болтон, старший научный сотрудник Американского Института предпринимательства.

Во время своей традиционной пресс-конференции в конце года в Москве Владимир Путин не отказал себе в удовольствии упомянуть о политических процессах в Америке, превознося Дональда Трампа в качестве ведущего кандидата на пост Президента США от Республиканской партии. Не совсем понятно, хотел ли Путин отдать дань личного уважения или же подкинуть дров в полыхающую предвыборную кампанию Трампа: было ли это нечаянным откровением со стороны завидующего собрата-политика (и большого друга олигархов), или же словесной эквилибристикой в лучших традициях советской «маскировки», направленной на достижение определенной скрытой цели? Или же и то, и другое?

Если бы кто-то попросил Гарри Каспарова оценить предрождественский гамбит Путина, то его оценка была бы крайне отрицательной. Каспаров являлся активным участников событий той бурной эпохи, которая наступила после развала Организации Варшавского договора и последовавшего за ним развала Советского Союза, и которая закончилась с наступлением неоавторитарного режима Путина, взявшего Кремль под свой контроль. Всего за 15 лет Россия успела отрешиться от автократии, пройти через десятилетний хаос в попытке сформировать демократическое правительство и затем опять погрязнуть в авторитаризме.

Книга «Грядущая зима» рассказывает о том, как внутренняя обстановка в России и ее внешняя политика воздействовали (и испытывали ответной воздействие) на отношения и действия Запада (в особенности Америки). Это многогранная и сложная история, изложенная великолепным языком и отражающая личные воззрения Каспарова, наполненная яркими впечатлениями от его поездок и странствований, закончившихся  добровольной эмиграцией в Америку.

Его рассказ является полным опровержением вигской традиционной интерпретации истории, согласно которой человечество неизбежно развивается по восходящей линии, достигая все новых и новых прогрессивных высот на своем пути. Последняя четверть столетия в истории России наглядно демонстрирует тот факт, что не существует никакой  «исторической кривой» - по крайней мере, такой, которая бы обязательно плавно следовала в любом направлении (ковер в Овальном кабинете Президента Обамы не в счет). Тем, кто подобно Обаме (как с левой, так и с правой стороны), самодовольно рассуждает о необходимости «быть на правильной стороне истории», следует ознакомиться с блестящим высказыванием Каспарова о России: «Часто вполне возможно прекрасно себя чувствовать  на неправильной стороне истории, если при этом находиться на правильной стороне трубопровода».

Тревожные уроки недавней истории России не являются уникальными и присущими только России

Совершенно верно характеризуя 1990-е года как десятилетие упущенных возможностей, Каспаров критикует как российских реформаторов, так и западных лидеров, которые наблюдали за борьбой и поражением новой России, вновь погрузившейся в болото, оставшееся после краха коммунизма. Возможно, он слишком строг к первым и слишком мягок к последним. Когда коммунистическая система потерпела крушение, вряд ли библиотеки во всем мире были переполнены трактатами о том, как правильно демонтировать и перестроить ее разрушенную экономическую систему и освободиться от удушающих объятий государственной бюрократии. Реформаторы России действовали по наитию в осязаемой атмосфере страха того, что если им не удастся оперативно демонтировать коммунистические политические и экономические структуры, возвращение к диктатуре вполне реально.

Напротив, Запад в 1990-е годы, в особенности администрация Клинтона, преисполнился заносчивым самодовольством в отношении «окончания истории» и триумфа так называемого Вашингтонского консенсуса. Неизбежно российские реформаторы совершали много ошибок, но их страхи были гораздо более реалистичны и осязаемы, чем легкомысленное настроение Запада, полагавшего, что окончание «холодной войны» означает восстановление добрососедских отношений по всему миру и что «мирные дивиденды» от сокращений военных расходов теперь никогда не прекратятся. Каспаров напоминает нам о песенной теме кампании Клинтона с ее припевом «Вчерашний день ушел, Вчерашний день ушел».

Но он не ушел – точнее, не ушел безвозвратно.

Тревожные уроки недавней истории России не являются уникальными и присущими только России: нестабильность государств и режимов власти по всему миру все больше нарастает. Даже страны, в которых квазидемократические правительства функционируют уже несколько десятилетий, поддаются искушению  перехода к тоталитарной власти, не говоря уже о тех, кто только недавно отошел от традиций авторитарного управления. Одиозные режимы в Иране и КНДР играют на той же легковерности и доверчивости, которые так хорошо знакомы Владимиру Путину, преуспевая в достижении своих целей и развивая свои планы, в то время как Запад благосклонно и праздно взирает на них через «розовые очки».

Одним из выводов Каспарова является утверждение о том, что любой решительный авторитарный руководитель может обернуть экономические рычаги давления Запада против него самого. Наивные политики и там, и сям ведут бесконечные дискуссии о том, как расширение экономических и культурных связей приведет к демократизации диктаторских режимов. «В действительности же, - пишет Каспаров, - авторитарные государства злоупотребляют этими широкими возможностями и экономической взаимозависимостью для усиления коррупции и репрессий внутри страны». Посмотрим правде в глаза: разве авторитарное правительство Китая  хоть сколько-нибудь изменилось после того, как начало проводить политику открытости по отношению к Западу? Как обстоят дела с братьями Кастро после капитуляции Обамы на их условиях в целях нормализации отношений? Поверьте, те же самые вопросы мы вскоре зададим тегеранским аятоллам.

Обама во многих отношениях дискредитировал власть, которая была у него в руках

Когда сторонники «взаимодействия» приводят в пример применявшуюся в отношении Советов дипломатию контроля над вооружениями времен «холодной войны» в качестве доказательства того, что нужно и возможно вести переговоры со своими противниками, они упускают из вида один существенный момент.  Они превозносят мнимые выгоды от процесса переговоров, ставя сам процесс превыше предмета переговоров (например, территориальная целостность Украины). По мнению Каспарова, провалившаяся политика Запада в отношении Украины наглядно демонстрирует то, как виртуозно Путин использует наши неверные воззрения к своей выгоде,  что уже привело к возникновению значительной опасности для Украины и других бывших советских республик.  Москва украла Крым на виду  у оторопевшего Киева, едва обратив внимание на реакцию Белого Дома, явившейся современной интерпретацией «доктрины непризнания» госсекретаря Генри Стимсона, согласно которой в 1932 году США не признали захват Японией Маньчжурии у Китая.

Каспаров отвергает утверждение о том, что Украина естественно попадает в сферу влияния Москвы, «поскольку у 50 миллионов украинцев об этом не спрашивали». Он также утверждает, что «российские военные командиры, действующие в полевых условиях,  совсем не дураки. Они прекрасно осознают, что НАТО  наблюдает за ними и может разнести их в клочья в любой момент». И все же Обама и европейские представители НАТО не спешат обучать и экипировать вооруженные силы Киева – даже в целях организации более эффективной самообороны.  Каждый день Путин эксплуатирует их недостаток воли, продолжая демонстрировать воинственность в отношении Украины и используя излюбленную тактику «замораживания» конфликтов повсюду на бывшей советской территории, не говоря уже о более далеких сателлитах (таких как режим Асада в Сирии).

Гарри Каспаров делает довольно печальное итоговое заключение: президент Обама «во многих отношениях дискредитировал власть, которая была у него в руках, и последствия этого продлятся долгие годы после того, как его пребывание в Белом доме подойдет к концу». Этот пессимизм, бесспорно, вполне оправдан. Обама сознательно увел Америку и ее союзников с многочисленных геостратегических позиций силы, что привело к хаосу на Ближнем Востоке - с правительствами, захлебывающимися в анархии и терроризме; с развивающимися ядерными программами КНДР и Ирана, которые вышли из-под контроля и даже в некоторой степени получившие признание своего права на существование; с Россией и Китаем, безнаказанно ведущими захватнические действия в Восточной Европе и в Азии; с возрождающимся авторитаризмом антиамериканской направленности в западном полушарии; и с нашим оборонным бюджетом на грани коллапса.

Все эти проявления слабости ни куда не денутся автоматически 17 января 2017 года. Насущным вопросом для американцев является вопрос, предпочтет ли преемник Обамы обитать на руинах, пытаясь управлять упадком Америки, либо он возглавит возрождение ее мощи и попытается нейтрализовать опасности, перед которыми оказались США и их союзники. Сегодня все кандидаты от Республиканской партии делают жесткие и решительные заявления, в особенности в отношении угрозы терроризма, но это пока лишь только слова. На деле реальным различием между ними станет решимость и готовность к борьбе, в трудных условиях, с целью возвращения и упрочения того высокого положения, которое было утрачено по вине Обамы. Оценить лидерские качества кандидатов довольно затруднительно, а их способности озвучивать сочиненные другими людьми и предварительно подготовленные программные речи вряд ли скажут нам много.

Избирателям-республиканцам следует очнуться от спячки, если они считают, что вопросы национальной безопасности уже достаточно освещены на дебатах в Лас-Вегасе в прошлом месяце. Совсем наоборот: обсуждение только началось, и, по всей видимости, Хиллари Клинтон предпочла бы обойтись без него. Американцы обязаны оценить характеры кандидатов, а не только их красноречие, понять, каким образом будет осуществляться защита национальных интересов и национальной безопасности. В то время как процесс оценки избирателями будет развиваться, кандидатам не помешало бы прочесть книгу Гарри Каспарова – хотя бы во время очередного авиаперелета из Айовы в Нью-Гемпшир. Ведь зима уже наступила.


Источник: aei.org





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!