Присоединяйтесь к нашим группам

Возрождающийся Иран: скрытые опасности, непредсказуемые перспективы

Возрождающийся Иран: скрытые опасности, непредсказуемые перспективы
После отмены санкций Тегеран предпринимает очередную попытку к возрождению своей гегемонии в регионе.
21 01 2016
20:01

Дов С.Захейм, заместитель министра обороны в администрации Джорджа Буша.

Политики, аналитики и эксперты, без сомнения, продолжат спорить о том, могли ли быть условия ядерной сделки между Группой 5+1 и Ираном (так называемого «Совместного комплексного плана действий» (СКПД)) более выгодными для Запада, не были ли США слишком поспешными и настойчивыми при заключении сделки и была ли сделка на самом деле совершена. Точно также, будет много разговоров вокруг того, насколько взаимосвязаны заключение сделки и обмен заключенными между США и Ираном. Многие станут размышлять над причинами, по которым иранцы, выпущенные на свободу в США, предпочли остаться в Америке. И, наконец, найдутся люди, которые задумаются над тем, не были ли захват и освобождение американских моряков специально приурочены ко «дню вступления сделки в силу» - дню, когда Иран официально признавался выполнившим условия договора по демонтажу своей ядерной программы и когда началась «разморозка» иранских счетов.

Вряд ли в ближайшее время мы получим однозначные ответы на все эти вопросы. Зато вполне очевидно, что Иран в скором времени получит от 50 до 100 млрд. долларов вследствие отмены санкций, введенных против него по причине развития программы ядерного вооружения. Первая цифра составляет почти одну восьмую ВНП Ирана в 2014 году; вторая цифра составляет четверть ВНП Ирана в прошлом году. В связи с тем, что значительная (если не большая) часть этих фондов поступит в распоряжение центрального правительства, Тегеран получит небывалые со дней правления шаха возможности по гибкому управлению бюджетом.

Бурный рост иранской экономики станет возможным не только по причине «разморозки» огромных денежных средств после отмены санкций в соответствии с положениями СКПД. Международные компании, включая зарубежные представительства американских корпораций, выстроились в очередь за право инвестирования и выхода на обширный и многообещающий по общему убеждению рынок Ирана. Иран также решительно настроен на наращивание нефтяной добычи, несмотря на продолжающееся падение цены на нефть, уже опустившейся ниже 30 долларов за баррель впервые за десятки лет. Иностранные инвестиции и доходы от продажи нефти принесут в казну Тегерана еще больше миллиардов долларов.

От Тегерана не потребуется значительных усилий, если он решит воспользоваться новообретенными богатствами для дальнейшей эскалации своей подрывной деятельности и поддержки терроризма как на Ближнем Востоке, так и за его пределами.

Как же распорядятся муллы своим новообретенным рогом изобилия? Апологеты так называемой «Исламской Республики» (кстати, существует еще несколько государств, официальные названия которых включают в себя эти слова – например. Афганистан) будут утверждать, что эти денежные средства пойдут исключительно на укрепление экономики страны. Вне всякого сомнения, некоторые (возможно, большей частью) фонды действительно будут использованы в этих целях – но не все. Деньги также понадобятся на финансирование неуемного стремления Ирана к первым ролям в его претензиях на региональную гегемонию.

Иран распространил свое влияние за пределы той территории, которую в 2004 году иорданский король Абдулла назвал «шиитским полумесяцем». В то время Тегеран оказывал поддержку «Хезболла» в Ливане и Башару Асаду в Сирии, одновременно пытаясь нейтрализовать  влияние США в Ираке. Утверждение Абдуллы вызвало противоречивые чувства, но большинство экспертов отнеслись к словам короля с недоверием или с пренебрежением (или же с тем и с другим).

Двенадцать лет спустя Тегеран продолжает выступать на стороне «Хезболла» и Асада. Но он также достиг таких успехов в Ираке, каких никто, кроме короля Абдуллы, от него не ожидал (включая и США). Влияние Ирана сегодня также распространяется на хуситов в Йемене, и он всячески раздувает недовольство и, возможно, восстание в Бахрейне и в восточных провинциях Саудовской Аравии.  Неудивительно, что саудиты, наблюдая за активностью Ирана как на своих границах, так и внутри страны, пошли дальше определения иорданского короля. Сегодня они говорят о шиитской «полной луне».

От Тегерана не потребуется значительных усилий, если он решит воспользоваться новообретенными богатствами для дальнейшей эскалации своей подрывной деятельности и поддержки терроризма как на Ближнем Востоке, так и за его пределами.

Поддержка, оказываемая Ираном «Хезболла», обходится ему приблизительно в один миллиард долларов ежегодно (по данным израильских источников). Оценки помощи режиму Асада варьируются от того, что администрация Обамы называет «жалкими грошами», и до 6-8 млрд. долларов по оценкам ООН и ведущих экспертов. Добавьте сюда еще 2 млрд. долларов, которые Иран выделяет на поддержку шиитских союзников в Ираке, Йемене, Бахрейне и Саудовской Аравии, и его ежегодные расходы составят около 10 млрд. долларов. Это сумма, которая с легкостью может быть удвоена с учетом «размороженных» активов, при этом, по меньшей мере, 40 млрд. долларов могут быть инвестированы в развитие национальной экономики.

Критики сделки с Иран заявляют о том, что Тегеран намерен получить ядерные возможности обходным или обманным путем. Они обращают внимание на то, что Иран уже допускает мелкие нарушения условий соглашения, не встречая обратной реакции на это ни от США, ни от других партнеров, участвовавших в переговорах. Они также указывают на факт испытаний Ираном ракет среднего радиуса действий в нарушение резолюции Совета Безопасности ООН 2010 года, и считают, что санкции, которые администрация Обамы ввела после нарушения Тегераном данной резолюции, были назначены слишком запоздало и ограничены по своей природе.

Суннитские союзники Вашингтона рассматривают потепление в отношениях между Ираном и США как понижение их до вторых ролей в регионе

Эти замечания критиков нельзя отметать, но финансовая составляющая данного соглашения является еще более угрожающей в краткосрочной и среднесрочной перспективах. Увеличение помощи Тегерана Башару Асаду в военном и экономическом виде еще более затруднит поиск путей выхода из гражданской войны в Сирии. Большее финансирование «Хезболла» приведет к повышению угрозы на северной границе Израиля, что сделает более вероятной перспективу очередного столкновения между боевиками и еврейским государством. Возросшая финансовая поддержка шиитских боевиков в Ираке и своих сторонников в Багдаде еще больше расколет эту уже и так раздробленную страну.

Увеличение помощи со стороны Ирана йеменским хуситам станет дополнительным бременем для саудовского бюджета, вынуждая королевство предпринимать ответные и решительные шаги в Йемене даже на фоне падения своих нефтяных доходов, сокращения резервов за рубежом и внушительного дефицита, вызванного обеспечением социальных программ. И, наконец, возросшее иранское финансирование бахрейнской оппозиции, выступающей от имени шиитского большинства этого королевства, может привести к росту нестабильности, способной привести к разрушению дамбы, соединяющей остров с Саудовской Аравией, тем самым еще более усугубив непростую ситуацию, в которой оказался Эр-Риад.

Администрация Обамы, как ни странно, наблюдает за всеми этими событиями  с поразительным хладнокровием. Как показывает довольно неспешная реакция с введением более чем умеренных новых санкций в связи с нарушением Ираном резолюции о ракетах, она не горит желанием рассматривать возможность ограничения притока денежных средств в Тегеран даже перед лицом открытого нарушения Ираном международных норм. Верховный руководитель Ирана аятолла Аль Хаменеи заявил, что его страна будет продолжать разработку ракетной программы. Вместо того, чтобы пригрозить новыми и более внушительными санкциями, ответная реакция администрации прозвучала невнятно и неохотно. Неудивительно, что прежние суннитские союзники Вашингтона рассматривают потепление в отношениях между Ираном и США как понижение их до вторых ролей в регионе на фоне того, как Иран вновь обретает силу и даже пытается расширить свое влияние, которое может превзойти его региональное значение до событий 1979 года.

США не могу себе позволить потерять своих долговременных арабских союзников, которые не забыли, как повел себя Вашингтон в отношении своего давнего партнера и гаранта мира в Израиле президента Египта Хосни Мубарака. И они не забыли, как Америка способствовала свержению Муаммора Каддафи в Ливии, который закрыл свою ядерную программу по требованию Вашингтона. Америка направляла коалицию «изнутри», якобы для предотвращения «гуманитарной катастрофы». Но вмешательство западных стран привело к полному разрушению этого государства, вызвав бесконечные войны между боевиками и группировками, которые вряд ли могут являться свидетельствами предотвращения гуманитарной катастрофы. Явные заигрывания администрации с Ираном могут заставить арабские страны Персидского залива раз и навсегда отказаться от сотрудничества с США в области обеспечения своей безопасности.

Вашингтону понадобилось много времени для того, чтобы осознать, что в плане национальной безопасности странам Персидского залива не на кого было положиться. На протяжении десятилетий это предположение было верным. Но сегодня оно утратило смысл в виду того, что возродившаяся Россия активно вовлекает на свою орбиту страны по всему Ближнему Востоку, а Китай неуклонно наращивает свое влияние в регионе. Если доверие окажется разрушенным в этом регионе, то союзники по всему миру начнут задаваться вопросом, насколько надежным партнером в действительности являются США. 


Источник: nationalinterest.org





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!