Присоединяйтесь к нашим группам

Пристегнись, Америка: Россия и Китай располагают космическим оружием

Пристегнись, Америка: Россия и Китай располагают космическим оружием
Россия и Китай все больше стремятся к получению возможности атаковать космические «активы» Америки, но в состоянии ли Пентагон предпринять меры, которые обуздают амбиции Пекина и Москвы?
28 01 2016
08:13

Хотя здесь, на Земле, они часто считаются второстепенными, силы космического базирования, такие как системы GPS, коммуникационные и разведывательные спутники, являются «сухожилиями», связывающими воедино весь военный организм США, позволяя американским вооруженным силам оперативно и эффективно действовать в любом районе земного шара. Конечно, этот факт не мог ускользнуть от внимания Пекина и Москвы.

«Существующие и потенциальные противники активно развивают и в некоторых случаях даже демонстрируют разрушающую силу и мощь своих противокосмических возможностей. Более того, они эксплуатируют то, что называют «космическими уязвимыми местами», при этом угрожая жизненным, национальным, гражданским, научным и экономическим интересам США и всего международного сообщества», -  заявил глава Стратегического командования США Сесил Хейни перед аудиторией Центра Новой Американской Безопасности 22 января.

Наибольшей проблемой является амбиции со стороны соперничающих мировых держав, которые обладают достаточными техническими и финансовыми возможностями бросить вызов американскому господству в космосе.

«Военная доктрина России 2010 года определяет космос как жизненно важный компонент ее оборонной стратегии, и Россия неоднократно заявляла о том, что она разрабатывает противокосмические системы, способные обезвредить, уничтожить или вывести из строя других операторов космического пространства», - сказал Хейни, добавив, что «власти России открыто утверждают о том, что российские вооруженные силы имеют в своем арсенале противоспутниковое оружие, проводят исследования и разработки в области противоспутниковых систем поражения и внедряют системы подавления спутников».

«В прошлом году, - говорит Хейни, - газета «theWashingtonTimes» сообщила о том, что вслед за Китаем российский президент Путин заявил о разработке передовых систем вооружения, которые будут готовы к выполнению военных космических задач России не позднее 2020 года»

В то время как Россия (как прежде Советский Союз) уже долгое время является ближайшим соперником Америки в космосе, сегодня следует опасаться вызовов со стороны Китая. «Китай, как и Россия, развивает свои возможности по использованию систем «направленной энергии», которые могут отслеживать или выводить из строя спутники, и, как и Россия, демонстрируют свои возможности по выполнению сложных маневров в космосе», - говорит Хейни. Он добавляет:

«В ноябре Китай провел шестое испытание гиперзвукового ударного оружия, а также, по данным из нескольких источников, систем противоспутниковой обороны в предыдущий месяц. Конечно, нам до сих пор приходится иметь дело с последствиями китайских испытаний противоспутникового оружия в 2007 году, приведшего к появлению более 3000 обломков, что еще более засорило и без того замусоренное космическое орбитальное пространство. Теперь 80% этих обломков, которые являются космическим мусором в самой используемой человеком части космоса, будут иметь значение для осуществления космических полетов  в течение нескольких десятилетий».

Но что же может Вашингтон противопоставить этим разработкам? Ответнаэтотвопроснеоднозначен.

Хейни приводит четыре основных задачи:

«Во-первых, нам необходимо иметь углубленное и расширенное представление о существующих и будущих противниках. Не важно, кто является противником – важно, чтобы мы имели правильное представление об их возможностях и намерениях, тогда мы сможем отразить любое враждебное действие с их стороны, укрепить наиболее уязвимые места и предотвратить эскалацию по причине правильно или ошибочно воспринятых суждений и действий»

«Во-вторых, мы должны рассматривать (и соответствующим образом финансировать) космос не как вспомогательное средство, а как возможность для осуществления критических миссий. Наши сенсорные системы, системы управления и контроля, программа космической ситуационной осведомленности укрепят нашу возможность быть своевременно упрежденными. Эти ресурсы жизненно важны для процесса принятия решений и поддержки наших вооруженных сил по всему земному шару».

«В-третьих, мы должны рассматривать наши военные возможности в комплексе и полностью интегрировать их в наши другие элементы национальной обороны. Мы должны иметь полную поддержку со стороны государства и по мере надобности привлекать к сотрудничеству наших союзников, партнеров и коммерческие структуры».

«И, наконец, мыдолжныповыситьнашуровеньбоеготовностинавсехполяхстратегическихвозможностей: ядерноеоружие, космос, кибер-пространство».

Соединенные Штаты тоже ведут инновационные технические разработки. Хейни рассказывает:

«Мы работаем над несколькими новыми разработками - как на низкой орбите Земли, так и на геосинхронной орбите. Для обеспечения возможности отслеживания и мониторинга космических объектов на низкой земной орбите наша программа «SpaceFence» будет работать вместе с остальными сетями космического наблюдения с целью предоставления в распоряжение Объединенного центра космических операций полной картины среды для проведения совместных операций, что позволит значительно повысить уровень скрытого космического слежения».

«В целях получения более точных данных в рамках программы космической ситуационной осведомленности мы размещаем радар C-диапазона в Австралию, чтобы обеспечить охват низкой земной орбиты в Южном полушарии. Главным достижением в области слежения за геосинхронным комическим пространством стал объявление о начальной боевой готовности программы Геосинхронной космической ситуационной осведомленности, которая предоставляет возможность улучшения ситуационной осведомленности на расстоянии до 22 тыс. миль… Дальнейшим направлением должно стать создание систем, способных к самовосстановлению и выживании – посредством разукрупнения, меньших по размерам и менее сложных спутников или же систем управления и контроля в режиме реального времени».

США предстоит долгий путь в деле защиты своих космических достижений, но Вашингтон уже делает определенные успехи. «Хотя у нас впереди все еще длинная дорога, я все же доволен тем, насколько далеко продвинулись наши инновационные разработки. Я не могу много рассказать о том, что делается из-за грифа классификации подобных операций, но мы осуществляем высокоскоростное обучение в определенной среде с привлечением специалистов министерства обороны и разведывательных ведомств», – сказал Хейни.

Соединенные Штаты должны проводить политику сдерживания в космосе - по мере возможности. Центральной задачей является формирование понимания со стороны потенциального противника того, что любая атака на космические объекты США  дорого ему обойдется. «В результате мы должны действовать таким образом, чтобы избежать переноса любого конфликта в открытый космос. По мере формирования угрозы мы должны продолжать и активно развивать наши космические программы. Мы просто-напросто не имеем право отказываться от доступа к области, которая имеет жизненно важное значения для национальной безопасности США»,  - говорит Хейни. Но если даже худшее произойдет, «я с гордостью сообщаю вам, что Стратегическое командование США является той силой, которая в состоянии оперативно предоставить действенные решения в распоряжение нашего главнокомандующего в случае, если политика сдерживания не сработает. Если понадобится отреагировать, мы отреагируем пропорционально, воспользовавшись всеми элементами нашей национальной системы обороны, и это реагирование произойдет в то время, в той области и на той территории, которую мы сами определим».

 

В сущности, позиция Вашингтона заключается в том, что нападение на космические объекты США не обязательно потребуют ответной реакции именно в космосе. Как и в ответ на любой акт агрессии США имеют возможности ответить любым доступным способом, включая удары с применением обычных видов вооружения. Это означает, что нападение на американский спутник может взывать ответный удар крылатыми ракетами «Томогавк», выпущенными по территории агрессора.

Дэйв Маджумдар, редактор по оборонной тематике

Хотя здесь, на Земле, они часто считаются второстепенными, силы космического базирования, такие как системы GPS, коммуникационные и разведывательные спутники, являются «сухожилиями», связывающими воедино весь военный организм США, позволяя американским вооруженным силам оперативно и эффективно действовать в любом районе земного шара. Конечно, этот факт не мог ускользнуть от внимания Пекина и Москвы.

«Существующие и потенциальные противники активно развивают и в некоторых случаях даже демонстрируют разрушающую силу и мощь своих противокосмических возможностей. Более того, они эксплуатируют то, что называют «космическими уязвимыми местами», при этом угрожая жизненным, национальным, гражданским, научным и экономическим интересам США и всего международного сообщества», -  заявил глава Стратегического командования США Сесил Хейни перед аудиторией Центра Новой Американской Безопасности 22 января.

Наибольшей проблемой является амбиции со стороны соперничающих мировых держав, которые обладают достаточными техническими и финансовыми возможностями бросить вызов американскому господству в космосе.

«Военная доктрина России 2010 года определяет космос как жизненно важный компонент ее оборонной стратегии, и Россия неоднократно заявляла о том, что она разрабатывает противокосмические системы, способные обезвредить, уничтожить или вывести из строя других операторов космического пространства», - сказал Хейни, добавив, что «власти России открыто утверждают о том, что российские вооруженные силы имеют в своем арсенале противоспутниковое оружие, проводят исследования и разработки в области противоспутниковых систем поражения и внедряют системы подавления спутников».

«В прошлом году, - говорит Хейни, - газета «theWashingtonTimes» сообщила о том, что вслед за Китаем российский президент Путин заявил о разработке передовых систем вооружения, которые будут готовы к выполнению военных космических задач России не позднее 2020 года»

В то время как Россия (как прежде Советский Союз) уже долгое время является ближайшим соперником Америки в космосе, сегодня следует опасаться вызовов со стороны Китая. «Китай, как и Россия, развивает свои возможности по использованию систем «направленной энергии», которые могут отслеживать или выводить из строя спутники, и, как и Россия, демонстрируют свои возможности по выполнению сложных маневров в космосе», - говорит Хейни. Он добавляет:

«В ноябре Китай провел шестое испытание гиперзвукового ударного оружия, а также, по данным из нескольких источников, систем противоспутниковой обороны в предыдущий месяц. Конечно, нам до сих пор приходится иметь дело с последствиями китайских испытаний противоспутникового оружия в 2007 году, приведшего к появлению более 3000 обломков, что еще более засорило и без того замусоренное космическое орбитальное пространство. Теперь 80% этих обломков, которые являются космическим мусором в самой используемой человеком части космоса, будут иметь значение для осуществления космических полетов  в течение нескольких десятилетий».

Но что же может Вашингтон противопоставить этим разработкам? Ответнаэтотвопроснеоднозначен.

Хейни приводит четыре основных задачи:

«Во-первых, нам необходимо иметь углубленное и расширенное представление о существующих и будущих противниках. Не важно, кто является противником – важно, чтобы мы имели правильное представление об их возможностях и намерениях, тогда мы сможем отразить любое враждебное действие с их стороны, укрепить наиболее уязвимые места и предотвратить эскалацию по причине правильно или ошибочно воспринятых суждений и действий»

«Во-вторых, мы должны рассматривать (и соответствующим образом финансировать) космос не как вспомогательное средство, а как возможность для осуществления критических миссий. Наши сенсорные системы, системы управления и контроля, программа космической ситуационной осведомленности укрепят нашу возможность быть своевременно упрежденными. Эти ресурсы жизненно важны для процесса принятия решений и поддержки наших вооруженных сил по всему земному шару».

«В-третьих, мы должны рассматривать наши военные возможности в комплексе и полностью интегрировать их в наши другие элементы национальной обороны. Мы должны иметь полную поддержку со стороны государства и по мере надобности привлекать к сотрудничеству наших союзников, партнеров и коммерческие структуры».

«И, наконец, мыдолжныповыситьнашуровеньбоеготовностинавсехполяхстратегическихвозможностей: ядерноеоружие, космос, кибер-пространство».

Соединенные Штаты тоже ведут инновационные технические разработки. Хейни рассказывает:

«Мы работаем над несколькими новыми разработками - как на низкой орбите Земли, так и на геосинхронной орбите. Для обеспечения возможности отслеживания и мониторинга космических объектов на низкой земной орбите наша программа «SpaceFence» будет работать вместе с остальными сетями космического наблюдения с целью предоставления в распоряжение Объединенного центра космических операций полной картины среды для проведения совместных операций, что позволит значительно повысить уровень скрытого космического слежения».

«В целях получения более точных данных в рамках программы космической ситуационной осведомленности мы размещаем радар C-диапазона в Австралию, чтобы обеспечить охват низкой земной орбиты в Южном полушарии. Главным достижением в области слежения за геосинхронным комическим пространством стал объявление о начальной боевой готовности программы Геосинхронной космической ситуационной осведомленности, которая предоставляет возможность улучшения ситуационной осведомленности на расстоянии до 22 тыс. миль… Дальнейшим направлением должно стать создание систем, способных к самовосстановлению и выживании – посредством разукрупнения, меньших по размерам и менее сложных спутников или же систем управления и контроля в режиме реального времени».

США предстоит долгий путь в деле защиты своих космических достижений, но Вашингтон уже делает определенные успехи. «Хотя у нас впереди все еще длинная дорога, я все же доволен тем, насколько далеко продвинулись наши инновационные разработки. Я не могу много рассказать о том, что делается из-за грифа классификации подобных операций, но мы осуществляем высокоскоростное обучение в определенной среде с привлечением специалистов министерства обороны и разведывательных ведомств», – сказал Хейни.

Соединенные Штаты должны проводить политику сдерживания в космосе - по мере возможности. Центральной задачей является формирование понимания со стороны потенциального противника того, что любая атака на космические объекты США  дорого ему обойдется. «В результате мы должны действовать таким образом, чтобы избежать переноса любого конфликта в открытый космос. По мере формирования угрозы мы должны продолжать и активно развивать наши космические программы. Мы просто-напросто не имеем право отказываться от доступа к области, которая имеет жизненно важное значения для национальной безопасности США»,  - говорит Хейни. Но если даже худшее произойдет, «я с гордостью сообщаю вам, что Стратегическое командование США является той силой, которая в состоянии оперативно предоставить действенные решения в распоряжение нашего главнокомандующего в случае, если политика сдерживания не сработает. Если понадобится отреагировать, мы отреагируем пропорционально, воспользовавшись всеми элементами нашей национальной системы обороны, и это реагирование произойдет в то время, в той области и на той территории, которую мы сами определим».

В сущности, позиция Вашингтона заключается в том, что нападение на космические объекты США не обязательно потребуют ответной реакции именно в космосе. Как и в ответ на любой акт агрессии США имеют возможности ответить любым доступным способом, включая удары с применением обычных видов вооружения. Это означает, что нападение на американский спутник может взывать ответный удар крылатыми ракетами «Томогавк», выпущенными по территории агрессора.


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!