Присоединяйтесь к нашим группам

Между двух огней: особая позиция Татарстана в «холодной войне» России и Турции

Между двух огней: особая позиция Татарстана в «холодной войне» России и Турции
В Нижнекамске, городе на территории Республики Татарстан, Алмаз Хайватов продает платья, рубашки и куртки турецкого производства. Но, скорее всего, в ближайшее время он может потерять свою работу.
02 02 2016
20:59

Кэтрин Хилл.

«В этом году у нас не было еще ни одной поставки из Турции, а наш начальник не приезжал из Турции с ноября месяца», - говорит Хайватов.

В то время как общероссийскую экономику в последние месяцы лихорадит, урезаются бюджетные расходы и принимаются решения о продаже государственных активов, Татарстан смотрится вполне оптимистично. В то время как ВНП России в прошлом году сократился на 3.5 %, валовый продукт Татарстана не претерпел особых изменений.

Частично населенный мусульманами регион в центре России сумел сократить свою зависимость от доходов от реализации нефти и газа и получил высшие отметки от федерального правительства за инвестиционную привлекательность

Но в нынешнее время даже экономическая устойчивость Татарстана подвергается испытаниям на прочность. Дело не в снижении цен на нефть или в западных экономических санкциях, пошатнувших устои российской экономики – дело в санкциях Москвы против Турции, являющейся важнейшим торговым партнером российских татар.

С того момента, как Турция сбила российский военный самолет вблизи сирийской границы в ноябре, Россия отменила безвизовый режим для граждан Турции, сократила туристический поток на курорты Турции, ограничила турецкий импорт, сократила выдачу новых разрешений на работу для турецких рабочих и пригрозила исключением турецких компаний из будущих контрактов.

Напряженность не только не ослабла, а даже возросла на прошедших выходных, когда Анкара вновь обвинила Россию в нарушении границ своего воздушного пространства. В Москве обвинение отрицают, но среди предпринимателей ширятся страхи в отношении возможной эскалации торговой войны.

«Это политическое противостояние, но при этом страдают бизнес и люди», - говорит Наки Карааслан, глава Ассоциации российских и турецких предпринимателей в Москве.

Господин Карааслан ожидает, что турецкие инвестиции в России (солидная часть которых приходится на Татарстан) в этом году сократится на половину, и напоминает о том, что в турецких компаниях в России работает более 100 тыс. россиян, теперь попадающих в группу профессионального риска.

«Возможно, нам удастся удержать уже работающих инвесторов, но мы не сможем привлечь к работе новых», - говорит Шамиль Агеев, Президент торгово-промышленной палаты Татарстана. – В этом году роста инвестиций не будет».

Более 20 лет турецкие бизнесмены вкладывали деньги в этот регион, где половина населения принадлежит к той же этнической группе с одинаковыми этническими, культурными и религиозными корнями.

По данным республиканского правительства, около 12.9 % всех прямых иностранных инвестиций за последнее десятилетие поступило от турецких компаний. «Реальная роль Турции в экономике нашей республики еще больше», - объясняет Марат Сафиуллин, вице-ректор по экономическому и стратегическому развитию Казанского федерального университета. По его оценкам, турецкие компании предоставляют 15% рабочих мест от общего количества на региональном рынке труда.

Экономический эффект от сотрудничества с Турцией еще более нагляден в специальной экономической зоне «Алабуга» - индустриальном парке со специальными налоговыми льготами, расположенном на другом берегу реки от Нижнекамска. По данным руководства СЭЗ, около трети от 3 млрд. долларов инвестиций, вложенных в развитие «Алабуги», поступило от турецких компаний.

Власти Татарстана решительно настроены на то, чтобы отстоять все эти достижения. «Мы бережно относимся к нашим тесным и дружеским экономическим связям, формировавшимся на протяжении многих лет, и мы не намерены разрушать их», - говорит Талья Минуллина, главный управляющий республиканского инвестиционного агентства. Под настойчивым давлением из Казани Москва была вынуждена опубликовать «белый лист» из 64 турецких компаний, не попадающих под действие российских санкций. Все участники СЭЗ «Алабуга» значатся в этом списке.

«Администрация «Алабуги» защищает наши права на месте, пока все идет хорошо, - говорит Али Килик, директор деревообрабатывающего завода «Кастамону». – Видите? Я улыбаюсь», - шутит он.

Привлеченный дешевизной рубля, который опять побил рекорд падения в соотношении с долларом на прошлой неделе, «Кастамону» удваивает объем инвестиций и открывает вторую производственную линию по изготовлению ДВП для мебели и напольных покрытий. Компания надеется на то, что ее продукция вытеснит с российского рынка китайские и европейские изделия.

Но за пределами таких больших отдельно взятых компаний двухсторонние экономические отношения трещат по всем швам под действием санкций. «Что такое 64 компании по сравнению с 2000?» - спрашивает господин Карааслан.

Он жалуется на то, что неопределенный характер санкций Москвы позволяет многим чиновникам в различных регионах России применять их с максимальной жесткостью, что приводит к разорению малого бизнеса на местах.

Это отчетливо ощущается в городах Елабуга и Нижнекамск, расположенных недалеко от СЭЗ «Алабуга». Вслед за Хайватовым, местные турагенты, переводчики, водители и гостиничный персонал жалуются на то, что поток турецких клиентов заметно сократился.

«Если так будет продолжаться и дальше, правительство Татарстана проявит меньшую готовность к сотрудничеству и большую напористость в отношениях с Москвой», - предсказывает один из политиков в Казани.

Позицию Казани следует принимать во внимание, поскольку Татарстан является одним из немногих (если не единственным) регионов, для которых федерализм – не пустой звук. Являясь крупнейшим регионом Российской Федерации с мусульманским населением и расположенный в центре Европейской части России, Татарстан играет существенную роль в деле поддержание общероссийской политической стабильности.

Когда Москва пыталась переформатировать отношения с российскими регионами после развала Советского Союза в рамках нового федеративного договора, Татарстан и Чечня отказались ставить свои подписи под новым договором. В то время как в Чечне шла война, Татарстан со временем изменил свое решение и согласился войти в состав Российской Федерации по отдельному двухстороннему договору.

Даже по мере того как президент Путин урезал полномочия региональных властей на местах, руководству Татарстана удавалось отстаивать свои позиции. Во времена фискальных неурядиц во многих российских регионах Татарстан остается исправным плательщиком в федеральный бюджет. Политики республики занимают видные места в правительстве федерации.

Однако на сегодняшний день Путин не высказывает намерений смягчить свою позицию. На прошлой неделе он пригрозил расширением санкций против турецких компаний. Обвиняя турецкие компании в присвоении более 50 млрд. долларов от строительных контрактов на протяжении многих лет, он недвусмысленно подталкивает российский бизнес к захвату этого лакомого куска пирога.


Источник: ft.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!