Присоединяйтесь к нашим группам

Разумный замысел без творца? Почему эволюция может быть умнее, чем мы думаем?

Разумный замысел без творца? Почему эволюция может быть умнее, чем мы думаем?
Теория эволюции Чарльза Дарвина объясняет, почему биологические организмы так хорошо приспособлены к жизни на нашей планете. Обычно говорят, что этот процесс происходит “без участия разума” — в его основе лежат случайные неуправляемые изменения. Но несмотря на успех теории, не все с ней согласны, поскольку не верят, что живые существа могут развиваться поэтапно. По мнению оппонентов, нечто настолько сложное, как глаз животного, должно было возникнуть в результате деятельности разумного творца.
03 02 2016
23:01

Не думаю, что воззвание к сверхъестественному творцу может когда-либо пригодится для научного объяснения. Но как насчет разума, который не является сверхъестественным? Полученные нами свежие результаты, основанные на компьютерном моделировании, связывают эволюционные процессы с принципами обучения и разумного решения проблем - без привлечения каких-либо высших сил. Это говорит о том, что хотя, возможно. эволюция и началась, как слепой процесс, опыт, приобретенный за пару миллиардов лет, сделал ее умнее.

Что такое разум?

Под разумом можно понимать разные вещи, но иногда это не более, чем взгляд на проблему под правильным углом.  Найти разумное решение может означать всего лишь признание того, что вещь, воспринимаемая вами как константа, способна к изменениям (как расположение бумаги на картинке внизу).  Также все может  упираться в то, чтобы подойти к проблеме, имея подходящие структурные элементы.

С подходящими структурными элементами (например, треугольниками) легко определить комбинацию шагов (cгибов), которая решает проблему с помощью нарастающей модернизации (после каждого сгиба закрывается все большая часть картинки). Но если структурные элементы не подходят (сгибы, которые образуют длинные узкие прямоугольники), добиться окончательного решения невозможно. 

Если смотришь на проблему под правильным углом, задача упрощается.

У людей способность подходить к проблеме с оптимальным набором структурных элементов приходит с опытом - поскольку мы учимся. Но до сегодняшнего дня мы верили, что эволюция методом естественного отбора не способна к обучению; она просто происходит,  неустанно размахивая все тем же “молотком” случайных изменений и постепенно накапливая те изменения, которые оказываются полезными.

Эволюция развиваемости

В компьютерных науках мы используем алгоритмы вроде тех, которые моделируют нейронные сети в мозге, чтобы понять, как происходит обучение.  В обучении по сути нет ничего таинственного; мы можем заставить машины учиться, используя пошаговые алгоритмы. Такие алгоритмы машинного обучения являются широко известной составляющей искусственного разума. В нейронной сети обучение включает в себя настройку связей между нейронами (более сильными или слабыми)  так, чтобы достичь наилучшего результата.  С помощью таких простых методов можно не только заставить нейронные сети решать проблемы, но и со временем научить их делать это лучше.

Но как насчет эволюции, может ли она со временем стать лучше в том, что касается развития ? Эта идея известна как “эволюция развиваемости”. Эволюция развиваемости, или просто способности к развитию, зависит от надлежащих изменений, отбора и наследственности - краеугольных камней теории Дарвина. Интересно, что все эти компоненты могли измениться под влиянием эволюции в прошлом, что означает следующее:  эволюция в прошлом может изменить способ действия эволюции в будущем.

Например, случайные генетические изменения могут привести к тому, что конечности животного станут длиннее или короче, но они также могут повлиять на то, будут ли передние и задние конечности изменяться по отдельности или же во взаимосвязи друг с другом. Такие изменения вносят коррективы в структурные элементы, которые находятся в распоряжении будущей эволюции. Если прошлый отбор хорошо поработал над этими структурными элементами, это может  способствовать более легкому решению проблем - достаточно легкому, чтобы справиться с ними с помощью нарастающей модернизации. Например, если  эволюция шла таким образом, что длина передних и задних конечностей меняется независимо друг от друга, то для получения более высокого роста потребуются многочисленные изменения (которые коснутся каждой конечности) , а промежуточные этапы могут быть весьма затруднительными. Но если изменения взаимосвязаны, индивидуальные изменения могут быть  полезными.

Идея эволюции развиваемости уже давно витала в воздухе,  но обстоятельное применение теории обучения начинает придавать этой области столь необходимую теоретическую основу.

Наша работа показывает. что эволюция регуляторных связей между генами, которые управляют тем, как гены проявляют себя в наших клетках, обладают теми же возможностями обучения, что и нейронные сети. Другими словами, генные сети эволюционируют подобно тому, как учатся нейронные сети. В то время, как соединения в нейронных сетях меняются в сторону получения максимальной выгоды, естественный отбор изменяет генетические связи в сторону увеличения приспособляемости. Способность обучаться сама по себе не является чем-то, что необходимо изобретать, - это неизбежный продукт случайных изменений и отбора при воздействии на связи.

Многообещающим следствием всего выше сказанного является то, что эволюция может развиваться, чтобы улучшить свои развивающие качества точно так же, как нейронная сеть способна обучаться, чтобы более эффективно решать проблемы, опираясь на опыт. Разумная частица - это не точное “думание наперед” (или что-либо еще антидарвиновского толка); это эволюция связей, которая позволяет решать новые проблемы, не заглядывая вперед.

Итак, когда эволюционная задача, которую мы считали сложной (вроде создания глаза), оказывается возможной для выполнения с помощью нарастающей модернизации, мы можем признать, что эволюция была очень разумной, отыскав структурные элементы, которые делают эту задачу такой простой. А не приходить к выводу, что в конце концов, достаточно и тупой эволюции.

Интересно, что Альфред Рассел Уоллес (который выдвигал теорию естественного отбора одновременно с Дарвином) позже использовал термин “разумная эволюция”, чтобы отстаивать идею божественного вмешательства в ход эволюционного процесса. Если  продолжать расширять формальную связь между обучением и эволюцией, тот же термин можно будет использовать для выражения прямо противоположного. 


Источник: theconversation.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!