Присоединяйтесь к нашим группам

Россия и глобальное потепление: почему Кремлю море по колено

Россия и глобальное потепление: почему Кремлю море по колено
Если не обращать внимания на риторику недавних выступлений и высказываний, то отношение Москвы к изменениям климата по-прежнему вызывает скептическую реакцию
05 02 2016
22:45

Историческое соглашение о борьбе с последствиями изменения климата, заключенное 195 странами в Париже 12 декабря 2015 года, стало возможным благодаря доброй воле и решительности еще недавно негативно настроенных стран (таких как Китай, Индия и США), поставивших себе целью достигнуть консенсуса по определению общих подлежащих обязательному исполнению задач в отношении сокращения выбросов углекислого газа. Для стороннего наблюдателя может показаться, что Россия тоже принадлежит к этой группе бывших скептиков. 31 мая 2015 года (т.е. незадолго до Парижской конференции) Москва представила ООН официальный план борьбы с климатическими изменениями, застав в врасплох многих аналитиков (включая представителя Государственного департамента США на переговорах по климату Тодда Стерна), которые были убеждены в традиционно скептической позиции России в отношении необходимости международных действий для борьбы с климатическими изменениями. После представления плана в ООН Владимир Путин произнес   вдохновленную речь в Париже, заявив: «Качество жизни всех людей на этой планете зависит… от нашей способности справиться с проблемами климата».

Однако эта внешне активная позиция (скорее всего, вызванная желанием вырваться из международной изоляции, в которой оказалась Россия после своих действий в Украине и Сирии, попав под действие западных санкций и подвергнувшись всеобщему осуждению) лишь маскирует реальное положение вещей, при котором отношение России к изменениям климата или к необходимости решительных действий для борьбы с ними, существенно не изменилась. В то время как сам по себе план действий в отношении изменений климата является позитивным достижением, аналитики указывают на тот факт, что представленная Россией программа, предусматривающая 30 %-ное снижение объема выбросов по отношению к уровню 1990-х годов, на самом деле позволит России увеличить объем выбросов, которые в настоящее время на 35 % ниже показателя 1990-х годов (по причине развала Советского Союза и краха его плановой экономики, генерировавшей огромные выбросы углекислого газа в атмосферу). Активисты климатического движения призывают Москву разъяснить, каким образом она планирует использовать свои гигантские лесные массивы в качестве «углеродной воронки» в своих общих расчетах объемов выбросов. Эти же активисты указывают на тот факт, что по предложенной схеме расчета объемов выбросов, которая в основном  опирается на эффект «углеродной воронки» лесных массивов России, стране понадобится  в действительности сократить объем выбросов в меньшей степени, чем это определяется номинально установленными целями в представленном плане действий. Российские власти же указывают на то, что они намерены целиком положиться на эффект «углеродной воронки» своих лесных массивов с целью достичь показателей, определяемых планом, что означает, что практический эффект от реализации плана на самом деле окажется незначительным.

Таким образом, если отбросить в сторону риторические приемы и словесные декларации, в позиции Москвы в отношении климатических изменений не произошло никаких сдвигов. В то время как Путин произносит высокопарные красивые слова о необходимости срочных мер, представленный Россией план отражает реальное продолжающееся официальное безразличие России к проблемам изменения климата. В то время как все мировое сообщество все больше объединяет свои усилия вокруг необходимости осуществления срочных мер по нейтрализации негативных последствий глобального потепления, Россия остается сторонним скептически настроенным  наблюдателем.  

Каковы причины подобного скепсиса?

Нежелание Москвы присоединиться к международному сообществу, все более смыкающего свои ряды в целях выработки мер по определению разумных квот на выбросы углекислого газа в атмосферу, объясняется несколькими причинами. Официальная скептическая позиция Москвы по отношению к научным обоснованиям возможных катастрофических последствий климатических изменений базируется на огромной зависимости России от ископаемого топлива. Как замечает известный российский эколог Алексей Яблоков: «Мы думаем только о том, как пробурить еще больше нефтяных скважин и как продать еще больше нефти Западу». Путин признает существование фактов изменения климата на Земле, но при этом отказывается считать их следствием человеческой активности и воспринимает понятие антропогенного глобального потепления как «заблуждение». Нежелание России смириться с тем, что мир идет по пути отказа от «ископаемой» энергетики, скорее всего, служит причиной для скептицизма Путина и «бесшабашного» отношения к климатическим изменениям (он даже когда-то позволил себе шутку о том, что вследствие глобального потепления россиянам в будущем придется тратить меньше денег на меховые шубы). Официальная скептическая позиция Москвы зеркально отражает точно такое же отношение со стороны других стран, чьи экономики привязаны к добыче и реализации нефти, включая государства Персидского залива, и эта позиция с обычной готовностью представляется единственно верной на страницах российских средств массовой информации.

Кроме обеспокоенности тем, что международные действия могут привести к ограничению  потребления ископаемого топлива, Кремль также, по-видимому, видит в изменениях климата и непосредственную выгоду для себя. Бытуют мнения о том, что страны, находящиеся от экватора ближе всего к крайнему северу (такие как Канада и Россия) могут извлечь пользу от повышения температуры, так как огромные неосвоенные территории в поясе вечной мерзлоты могут превратиться в земли, пригодные для возделывания, а добыча полезных ископаемых станет доступной к северу от Полярного круга. Россия уже предпринимает агрессивные шаги по закреплению своего территориального статуса в Арктике в преддверие возможного массового таяния льдов. Путин постоянно косвенно подтверждает эти мнения, утверждая, что российское сельское хозяйство извлечет одну лишь выгоду от происходящих климатических изменений – еще в 2003 году он сказал: «По мнению наших специалистов по сельскому хозяйству, производство зерна в стране возрастет, и благодаренье Господу за это». Этот прогноз часто цитируется российскими политиками, пытающимися принизить значимость негативного эффекта от изменений климата.

Тем не менее, этот ограниченный, хотя и оптимистичный взгляд на ситуацию является в корне неверным. Становится все более очевидным, что климатические изменения окажут негативное воздействие на Россию по разным направлениям: от непредсказуемых стихийных бедствий и территориальных потерь до катаклизмов и растущей нестабильности в южных районах страны и в ее основных городах.

Неоднозначный эффект для сельского хозяйства

Оставляя в стороне уверения «специалистов по сельскому хозяйству» Путина, абсолютно непонятно, окажется ли эффект от климатических изменений таким уж положительным для российских фермеров. В то время как исторически не пахотные земли в Сибири действительно могут стать пригодными для ведения сельского хозяйства, пахотные земли на юге и западе России могут подвергнуться воздействию длительной засухи, частых стихийных пожаров и изменению ирригационной практики – процессы, которые уже начались.

Аналитики предполагают, что таяние «вечной мерзлоты» на крайнем севере России, может значительно изменить географию и полноводность рек, что приведет к нехватке воды в Ставрополе и Краснодаре, традиционно являющихся наиболее плодородными сельскохозяйственными регионами страны. В то время как Сибирь будет становиться все более плодородной, сельскохозяйственная «житница» страны в бассейне реки Волга будет становиться все более бесплодной и засушливой. Кроме того, возрастающая засушливость климата с частыми засухами и возникновение стихийных пожаров, являющихся верными спутниками потепления климата, могут привести к разрушению сельскохозяйственного производства на западе России. В 2010 году беспрецедентная летняя жара вызвала масштабные стихийные пожары, которые нанесли огромный ущерб сельскому хозяйству восточной России, уничтожив одну треть всего урожая пшеницы страны (в результате запрет на экспорт зерна стал причиной роста цен в арабских странах и, вероятно, явился одним из причин начала «Арабской весны»). Летом 2012 года страна пережила очередную «горячую волну», опять оказавшую разрушительное воздействие на сельское хозяйство, став подтверждением усиливающейся тенденции к повторению и усилению по мере возрастания  глобальной температуры. Таким образом, любые преимущества, полученные от сельскохозяйственного освоения земель на крайнем севере, будут компенсированы пожарами и засухами в южной и западной части России, а также эффектом от изменения в ирригационной структуре по причине усиленного таяния районов «вечной мерзлоты». Все это похоронит надежды «специалистов» на наращивание сельскохозяйственного производства.

Во-вторых, близость России к Северному Полярному кругу и ее протяженная северная береговая черта сделают страну чрезвычайно уязвимой перед наступлением моря и сопутствующими размывами и эрозией. По мере того как «вечная мерзлота» будет отступать, а море – наступать, Россия начнет терять в год до 468 кв. километров своей территории. Эта тенденция будет набирать обороты по мере возрастания глобальной температуры. Ученые также предупреждают о том, что таяние «вечной мерзлоты» на северных территориях России может оказать разрушительный эффект на местные экологические системы (включая диких животных и птиц) и на инфраструктуру жизнеобеспечения (включая железные и автомобильные дороги, нефте- и газопроводы). Потенциальный ущерб, который может причинить таяние «вечной мерзлоты» на севере России, наглядно проиллюстрировало недавнее неожиданное возникновение огромных кратеров неизвестного происхождения в Сибири; по мнению ученых, эти кратеры образовались по причине начавшегося таяния подземных слоев «вечной мерзлоты» и сопутствующего ему обрушения подземных геологических образований.

Южный полукруг нестабильности

И наконец, Россия подвергнется такому же отрицательному эффекту от изменений климата, как и все страны, по причине возникновения связанных с ними событий за ее пределами. Изменения климата, скорее всего, вызовут усиление борьбы за материальные ресурсы и конфликты по всему миру; многие эксперты в качестве примера приводят гражданскую войну в Сирии, спровоцированную гуманитарным кризисом и голодом по причине засухи. Предполагается, что изменения климата будут иметь особенно негативные эффекты в Южной и Центральной Азии, что означает перспективу возникновения нестабильности, насилия и массового перемещения беженцев вдоль южной периферии Российской Федерации, и которые будут усиливаться по мере возрастания глобальной температуры.

Потенциальная угроза возникновения конфликтов и массовых потоков беженцев по причине изменений климата не может не встревожить Москву. Российские власти ясно осознают опасность нестабильности в Средней Азии в качестве значительной угрозы, не в последнюю очередь по той причине, что радикальные экстремисты могут обосноваться в ослабевших государствах и на покинутых территориях в регионе.  Москва настороженно наблюдает за развитием событий в Афганистане, опасаясь того, что война перекинется в страны Средней Азии, и уже отреагировала на взятие «Талибаном» северного афганского города Кундуз усилением своего и без того внушительного военного присутствия в Таджикистане. Кремль постоянно указывает на опасность исламистских вооруженных группировок, использующих Афганистан в качестве базы для проникновения в Россию и страны Средней Азии. Проще говоря, Москва вполне осознает, что война в Афганистане дестабилизирует обстановку в сопредельных государствах и рассматривает подобную нестабильность как прямую угрозу интересам России.

Учитывая понимание со стороны России опасности от нестабильности в Средней Азии, ее отношение к проблеме изменений климата вызывает недоумение. Несколько государств в Средней Азии уже достаточно слабы и постоянно фигурируют в списке самых нестабильных стран мира. Ученые считают, что Средняя Азия значительно пострадает от последствий изменений климата. Регион уже столкнулся с проблемой нехватки воды, которая еще более усугубляется безответностью национальных политиков; повышение температуры сделают проблему еще острее. Некоторые исследования прогнозируют повышение запустения земель и ограниченность водных ресурсов в Средней Азии по мере того, как глобальная температура продолжит свой рост, обе тенденции приведут к разрушению сельскохозяйственного производства и обнищанию бедных слоев населения региона. Эти же тенденции будут способствовать дестабилизации слабых государств (таких как Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан), создавая вакуум безопасности и привлекая к себе экстремистов, чего Москва хочет избежать любым путем.

Кроме того, возросшая миграция из Средней Азии может отрицательно сказаться на внутренней социальной обстановке и стабильности. Последние годы показывают рост шовинистических и националистических настроений в России, и эта тенденция будет только углубляться по мере ухудшения экономической ситуации в стране. Российские политики привыкли уже многие годы изображать мигрантов из Средней Азии как «паразитов» и опасные элементы; соответственно, наплыв мигрантов во времена экономического кризиса и нестабильности может повлечь за собой нежелательные социальные последствия и привести к возникновению взрывоопасной ситуации внутри страны.

Принимая во внимание имеющуюся зависимость России от ископаемого топлива (которая только углубилась за последние годы, несмотря на отдельные вялые попытки экономической диверсификации) и перспективу в обозримом будущем дальнейшего пребывания у власти Путина (известного своей твердолобостью в отстаивании раз изложенной позиции), фундаментальный подход Москвы к проблемам изменения климата вряд ли изменится. Понимая риски для России, связанные с глобальным потеплением, простым россиянам остается только надеяться на то, что усилия других стран по борьбе с этой самой насущной международной проблемой окажутся успешными.


Источник: thediplomat.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!