Присоединяйтесь к нашим группам

Внешняя политика Эрдогана терпит крах 2 часть

Внешняя политика Эрдогана терпит крах 2 часть
Усиление влияния сирийских курдов стало самым важным следствием стремительного погружения Сирии в хаос. Находясь в бесправном и репрессированном положении при сменяющих друг друга сирийских режимах, курды смогли воспользоваться расколом страны, чтобы заявить права на территорию, где они составляли большинство. Вскоре они нашли могущественного союзника в лице Соединенных Штатов.
09 02 2016
08:59

Курдский вопрос

Когда в октябре 2014 года Исламское государство подступило к удерживаемому курдами городу Кобани, военно-воздушные силы США разбомбили джихадистскую группу, дав старт экстраординарным и эффективным отношениям, которые привели к самой успешной попытке вытеснения Исламского государства с завоеванных им территорий.

Но укрепление этого союза было достигнуто за счет турецкого правительства. Доминирующее движение курдов в Сирии, партия “Демократический союз” (ДС) , является близким союзником, если не дочерней организацией РПК, которая ее обучает и взращивает, превращая в грозную военную силу. Вашингтон дал ясно понять, что он делает различия между РПК и ДС, несмотря на родственную связь между этими двумя организациями. С точки зрения закона, если РПК США включают в список террористических организаций, то ДС в этом списке нет. Более того, эта группа получает военную поддержку Америки в борьбе против Исламского государства. Соединенные Штаты углубили свои отношения с ДС. А единственной уступкой Анкаре стало согласие на условия турецкого ультиматума не приглашать ДС на недавние мирные переговоры по Сирии в Женеве.

Оглядываясь назад, становится ясно, что победа сирийских курдов в Кобани была смертельным ударом под мирному процессу с курдским населением внутри Турции. В свое время Эрдоган выступил с резкой критикой американской интервенции в Кобани, поскольку он и его партия предчувствуют, что ДС станет  еще большим наказанием, чем Исламское государство. В феврале 2015-го он отказался признавать договор, который его помощники обсудили с прокурдской Демократической партией народов и РПК. Исходя из новых документов, Эрдоган поступил так из страха, что сирийские курды  в точности продублируют эксперимент иракских курдов по созданию автономного региона на южной границе Турции.

Прошлымы летом война с и против РПК возобновилась с удвоенной силой. С момента выборов, прошедших 7 июня, было убито 256 сотрудников спецслужб; со стороны РПК тоже было много жертв, хотя их количество и сложнее установить. Катастрофические разрушения были нанесены курдским городам Силопи и Чизре, а также району Сур в городе Диярбакыр, где турецкие танки стреляли по домам, а молодежное крыло РПК приняло решение оказывать жесткое сопротивление.

Эрдоган совершенно правильно понял, что осада Кобани вероятно представляла собой поворотный пункт в судьбе курдов в регионе. У него был выбор: кооптация или подавление. Он выбрал второе.

Даже после того, как курды подорвали позиции Эрдогана внутри страны и на международной арене, руки турецкого президента в сирийском вопросе оказались связанными еще больше из-за российской интервенции в поддержку Асада. В ноябре 2015 года турецкие истребители неосторожно сбили российский бомбардировщик, который на краткий миг нарушил турецкое воздушное пространство. Этот поступок привел к ряду разорительных экономических, политических и военных действий, предпринятых в отместку российским президентом Владимиром Путиным. Эрдоган недооценил Путина. Инцидент со сбитым самолетом произошел из-за разочарований, вызванных его ошибками в Сирии и наблюдением за тем. как русские и иранцы успешно поддерживают сильно потрепанную сирийскую армию в ее борьбе против союзников Турции в стране.

Из-за событий в Сирии Турция оказалась в разладе с Ираном. С начала сирийского конфликта до конца 2015 года, когда русские совершили прямую интервенцию, а роль иранского подразделения “Кодс” стала более очевидной, Турция и Иран мирились с тем, что их взгляды в этом вопросе расходятся. Обширные деловые связи между Ираном и правительством Эрдогана, включая крупномасштабные продажи золота, зависимость Турции от иранского газа и потребность Ирана в валютных доходах, поступавших от этого экспорта, помогли двум странам избежать публичных громогласных споров. Но сейчас эта тенденция меняется, поскольку слияние наземных сил повернуло ситуацию в пользу Асада.

Из-за событий в Сирии Турция оказалась в разладе с Ираном.

Эрдоган не отказался от мечты о турецком влиянии в регионе. Недавно Анкара объявила, что Турция откроет военно-морскую базу в Катаре и  учебные базы в Сомали. Турецкий президент показал, что он способен изменять свою политику буквально в мгновение, если ему это удобно. Например, совсем недавно произошло потепление отношений с Израилем. Сближение с Иерусалимом открывает перед Турцией выгодные перспективы по проведению газовых трубопроводов от восточных средиземноморских месторождений через Кипр в Турцию.

Эрдоган: что дальше?

Перед Эрдоганом стоят три взаимосвязанные проблемы. Он неустанно добивается изменения конституции, что позволило бы ему сосредоточить исполнительную власть в руках президента и управлять страной, не подчиняясь государственным институтам. Эскалация конфликта с курдами грозит тем, что они разорвут все связи с турецким государством. А ухудшение ситуации в Сирии обещает не только обострить курдский конфликт внутри страны, но также ослабить связи с Соединенными Штатами, поскольку Вашингтон укрепляет отношения с сирийскими курдами.

Эрдоган может и добиться своего по некоторым из этих вопросов - прежде всего, создания президентской системы. Но ценой  еще более глубокого расхождения внутри турецкого общества, а также между Турцией и ее традиционными союзниками. Эрдоган уверен, что его подход к курдам имеет успех и делает ставку на то, что разочарованность некоторой части  курдов - особенно религиозных элементов -- обернется против РПК. Однако в то же время страдания в городах с преобладающим курдским населением вероятно произведут незабываемое воздействие на курдские общины. Изменения международных условий, в первую очередь в Ираке и Сирии, показывают, что сейчас военная победа может стать пирровой.

Что касается Сирии, то наблюдается очевидное крупное расхождение в приоритетах между Турцией, с одной стороны, и Соединенными Штатами и Европой с другой. Главная цель западных партнеров Турции - победить Исламское государство, в то время как Турцию более всего заботит свержение режима Асада и предотвращение возникновения курдского автономного региона в Сирии. Продолжение борьбы курдов внутри страны будет еще дальше отталкивать Анкару от ее союзников в Сирии.

Продолжение борьбы курдов внутри страны будет еще дальше отталкивать Анкару от ее союзников в Сирии.

Cуть дела такова: внешняя политика Турции формируется уже не Турцией, а Эрдоганом. Совершая ошибки дома и за рубежом, турецкий президент взял внутри страны курс на нетерпимость, разрушая заведомо небезупречные институты и воссоздавая их по своему образу. Его вездесущность и безраздельное господство означают, что внешняя политика является продуктом его миропонимания, прихотей и предпочтений. Никто не может бросить ему вызов. Системный подход первых лет уступил место потворству своим желаниям. Этим. а не чем-либо другим, в первую очередь объясняются взлеты и падения турецкой внешней политики. 

ИГ является террористической организацией, ее деятельность запрещена в РФ


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!