Присоединяйтесь к нашим группам

Меркель идет на поклон: в тисках между Путиным и Эрдоганом

Меркель идет на поклон: в тисках между Путиным и Эрдоганом
Следует посочувствовать немецкому канцлеру Ангеле Меркель. Являясь де факто главой Европейского Союза, недавно она попыталась решать вопросы, связанные с будущим общей Европы, с автократическими лидерами двух соседних влиятельных держав – сначала России, теперь Турции, и оказалась в ситуации, когда решение этих вопросов зависит, по сути, от проявления их благосклонности.
11 02 2016
15:28

Марк Чемпион.

Долгое время Меркель являлась в переговорах с Владимиром Путиным не только представителем интересов Евросоюза, но и США. В какой-то момент в период украинского кризиса она решила остановиться и сложить с себя обязательства политического волонтера. Она поняла, что Путин пичкает ее ложью и смотрит на нее как на оппонента, которого можно обвести вокруг пальца и макнуть лицом в грязь. Она направила свои усилия на формирование единой политики Евросоюза в отношении изоляции Путина и его режима посредством экономических санкций.

Ситуация с турецким президентом Реджепом Эрдоганом несколько иная. В отличие от России, Турция, по крайне мере, номинально является кандидатом на вступление в Евросоюз и, в отличие от Путина, с которым не удается заключить сделку по Украине, с Эрдоганом есть все шансы договориться в отношении разрешения мигрантского кризиса. И все же, с целью получить желаемое, он играет в ту же жесткую игру, что и Путин.

Протокол переговоров между Эрдоганом и двумя главами ведущих европейских институтов Дональдом Туском и Жан-Клодом Юнкером в октябре 2015 года рассекретил греческий веб-сайт euro2day.gr в понедельник. Он напоминает торг на стамбульском ковровом рынке, только без попивания чая и обаяния процесса восточного торга. Европейская комиссия отказалась комментировать достоверность данных. Учитывая, что правдивость изложенного протокола не оспорил никто из упомянутых в нем или процитированных лиц, на некоторые положения протокола следует обратить внимание.

Туск взял на себя инициативу, предложив Турции от имени Евросоюза 3 млрд. евро на два года в обмен на сокращение потока беженцев в Евросоюз, но в ответ услышал, что Турция хочет 3 млрд. евро в год.

Эрдоган задает вопрос, идет ли речь о 3 млрд. евро или же о 6 млрд. евро. Когда Юнкер подтверждает цифру в 3 млрд. евро, Эрдоган заявляет, что Турция не нуждается в деньгах Евросоюза. «Мы можем открыть границы с Грецией и Болгарией в любой момент, мы можем отправить всех беженцев на автобусах». Если речь идет о 3 млрд. евро на два года, то разговаривать больше не о чем. Та же Греция получила от Евросоюза более 400 млрд. евро во время кризиса.

Когда Туск замечает, что эти средства были выделены не только для Греции, а для всей еврозоны, Эрдоган прерывает его, заявляя, что речь идет о сохранении принципа свободы передвижения в Шенгенской зоне, а это такой же общеевропейский проект, как и еврозона. Он продолжает:

«И что же вы будете делать с беженцами, если мы не придем к соглашению? Начнете их убивать?»

Туск отвечает, что Евросоюз может сделать так, что беженцам не захочется приезжать сюда, но это не тот выход из ситуации, которым им хотелось бы воспользоваться.

Эрдоган говорит, что Евросоюзу придется иметь дело не только с одним мертвым мальчиком на побережье Турции. Их будет 10 тысяч или 15 тысяч. Как Евросоюз собирается справляться с подобной ситуацией?

Затем они цепляются к ежегодному нелицеприятному отчету по Турции, чью публикацию лидеры Евросоюза отложили до проведения ноябрьских выборов с целью достижения договоренности по беженцам. Эрдоган называет отчет не соответствующим действительности, упоминая о победе своей партии на выборах, и считает его оскорбительным в общем, при этом Юнкер спрашивает, почему же в таком случае Эрдоган лично попросил отложить его публикацию? Беседа перестает носить  раздраженный характер и переходит в напряженную стадию.

Эрдоган обвиняет Евросоюз в «издевательстве» над Турцией на протяжении 53 лет, сначала не позволяя ей подать заявку на вступление, затем имитируя переговорный процесс ее рассмотрения. Юнкер указывает на тот факт, что в то время Турция не могла считаться демократией – таким образом, не соответствовала критериям страны-кандидата на вступление.

Эрдоган отвечает, что то же самое можно сказать о Германии и Великобритании, что в свое время привело к большой войне. И то же самое можно было сказать о Греции, Португалии, Испании и т.д. И Юнкеру не следует сравнивать Турцию с Люксембургом, поскольку «Люксембург – это все равно, что один из городов в Турции».

Явно раздраженный, Юнкер заявляет, что, несмотря на недавние утверждения Эрдогана о том, что Европа пренебрегает им, «мы обращаемся с Вами в Брюсселе как с принцем».

Эрдоган переспрашивает: «Как с принцем? И правильно, я представляю не страну третьего мира».

Эрдоган продолжает: «Конечно, я поступил бы точно так же. Но не надо бросать мне оскорбления в лицо». (Обращаясь к Туску): «Я представляю 80-миллионный народ. Разговаривать со мной в том тоне, который позволил себе Юнкер – значит, проявлять неуважение».

Когда Эрдоган обвиняет Евросоюз в несерьезности его намерений относительно членства Турции или говорит, что «вы хотите лишь того, чтобы мы сдерживали беженцев», то он, безусловно, прав. И Евросоюз, по существу, предлагает Эрдогану взятку за решение проблемы с беженцами, поэтому цена имеет значение. Но враждебная атмосфера, в которой проходили переговоры, говорит сама за себя. Она не привела к обнадеживающему и триумфальному результату, который так необходим Меркель для политического выживания на фоне обвинений, звучащих в Германии в отношении ее политики открытых дверей, и расползания Евросоюза по своим вновь очерченным внутренними границами внешнеполитическим норкам. Именно по этой причине она отправилась в понедельник к Эрдогану в Турцию, свидетельствуя свое почтение уже второй раз за четыре месяца.

В соответствии с условиями сделки по беженцам, Эрдоган должен был остановить поток сирийских беженцев, направляющихся в Европу и прежде всего, в Германию. Этого не произошло. На сегодняшний день  около 71 тыс. беженцев отправились из Турции в Грецию в этом году, что в 30 раз превышает показатель за тот же период прошлого года, когда исход беженцев только начинался. В обмен на это Турция должна была получить денежную компенсацию и ускоренное рассмотрение вопроса о безвизовом режиме для турок. Практически все это так и осталось на бумаге.

Если бы проблема состояла только в этом, Меркель с легкостью добилась бы реализации всех договоренностей. Но проблема заключается не только в этом. В  отношениях с двумя крупнейшими державами на восточных границах Евросоюза Меркель оказалась в тисках между двумя вспыльчивыми автократами, ни один из которых не разделяет идеалов демократии Евросоюза, и оба из которых настроены на изменение послевоенного статуса-кво в Европе и на Ближнем Востоке.

Вряд ли Путин прислушается к призывам Меркель и прекратит воздушные бомбардировки на турецко-сирийской границе – не только потому, что это способствует достижению его целей в Сирии, а еще и потому, что это приводит к формированию сотен тысяч новых беженцев, которые тоже сыграют свою роль и  послужат его целям в Турции и Европе. Назревающий хаос пошатнет позиции его двух врагов – Эрдогана и Меркель, настроит европейцев друг против друга, что потенциально положит конец их единой политике в отношении России по всем вопросам: начиная от санкций и заканчивая газопроводами и Украиной.

В свою очередь Эрдоган выжмет из Меркель все, что в его силах, и речь идет не только о деньгах. Турецкий президент хочет получить поддержку своим действиям в Сирии – судя по рассекреченному протоколу, он намерен использовать деньги Евросоюза на создание буферной зоны, которую он так долго и так безрезультатно уговаривал Европу создать в Сирии. Есть серьезные основания полагать, что подобная буферная зона сыграет свою роль в умиротворении Сирии, но существует опасность того, что при этом турецко-сирийская граница будет размыта, причем ее легитимность уже давно подвергают сомнению Эрдоган и его правительство. Он также упоминает о борьбе Турции с курдскими террористами, в число которых он хочет включить и сирийских курдов, пользующихся поддержкой Запада.

Как сказал мне турецкий политолог Соли Озел, «Это не партнерство для сотрудничества, это торг о выкупе».

Политическое будущее Меркель находится в руках двух лидеров, которые, хотя в настоящее время и «на ножах», имеют больше общего друг с другом, чем с ней, в отношении демократических ценностей, геополитических задач и личностного стиля. Вряд ли кто-то захотел бы оказаться на ее месте.


Источник: bloombergview.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!