Присоединяйтесь к нашим группам

Владимир Путин в Сирии: мастер дзюдо и геополитики

Владимир Путин в Сирии: мастер дзюдо и геополитики
Бомбардировки позиций сирийских террористов идут полным ходом. Президент России обрел статус незаменимого политического игрока в урегулировании ближневосточного кризиса, продемонстрировав миру непоследовательность и противоречивость действий Запада.
17 02 2016
09:42

В то время как большинство западных изданий  регулярно забрасывают Москву обвинениями в воздушных атаках на расположения вооруженной сирийской оппозиции вместо баз ИГИЛ и в коверных бомбардировках гражданских и военных объектов без разбора, канал «Франс 2» в выпуске вечерних новостей от 4 февраля решил показать репортаж о хирургической точности пилотов истребителей и бомбардировщиков западной антитеррористической коалиции, противостоящей силам «Исламского государства». По итогам просмотра  захватывающего ролика о мастерстве европейских и американских военных летчиков в Сирии внезапно выяснилось, что все продемонстрированные каналом видеоматериалы были заимствованы напрямую с сайта Министерства обороны России. Это недоразумение в сложившейся политической ситуации могло бы показаться в некотором роде анекдотичным, если бы не выявило столь рельефно и неожиданно для его авторов и потенциальной аудитории все промахи и заблуждения западных  стратегов на Ближнем Востоке. Запад попал в капкан опасного альянса с воинствующим имперским исламизмом Турции в лице Реджепа Эрдогана и державами  Персидского Залива, оказывающими покровительство международным экстремистам и террористам. Грязная двойная игра этих участников ближневосточной шахматной партии и их истинные намерения  были раскрыты, а США и Евросоюз оказались перед непреодолимой преградой.

Как опытный дзюдоист, Владимир Путин предпочитает использовать  слабости своих соперников для того, чтобы как можно легче достигать собственных целей. Располагая военной поддержкой Ирана и одобрением со стороны дипломатии Китая, российский президент пристально наблюдает за неприкосновенностью режима Башара Аль Асада, который по его замыслу должен стать фактически единственным региональным оплотом  в борьбе с ИГИЛ. Но на этом план Путина себя не исчерпывает. Учитывая разногласия между Турцией и Курдистаном, заклятыми врагами, каждый из которых имеет серьезную поддержку на Западе, глава России делает ставку на то, что курды, устав от обещаний, притеснений и репрессий, в свою очередь обратятся в сторону Москвы. Как и в ситуации с Украиной, Владимир Путин сейчас показывает себя как блестящий тактик, предпочитающий опираться на военные союзы, прочные и достаточно осмотрительные для того, чтобы оказывать мощное давление на уровне  международных переговоров. Но он также готов идти на срыв этих переговоров, когда хочет продемонстрировать намерение двигаться дальше, что мы и наблюдали недавно на примечательном примере Женевских встреч по Сирии. Как стратег Путин больше склонен держать линию обороны, особенно это касается американской внешней политики, с 1991 года взявшей себе в ущерб курс на ужесточение отношений с Россией.

Бои под Алеппо, ведущиеся в Сирии в настоящее время, без сомнения знаменуют поворот в развитии кризиса в этой стране,  а также иллюстрируют русские методы интервенции и переговоров. Несмотря на более чем пять тысяч боевых вылетов, реализованных российской группировкой ВКС в ходе спецоперации в Сирии за последние четыре месяца, действия Москвы до недавнего времени рассматривались Западом как малоэффективные. Так, звучали иронические упоминания о том, что президент Асад с помощью России смог вернуть под свой контроль всего 0.4% утраченных с начала войны территорий.

Ситуация на фронтах, еще месяц назад развивавшаяся  стабильно, но медленно, начала стремительно меняться на прошлой неделе. Так, в начале февраля 2016 года русские бомбардировщики за три дня осуществили рекордные 875 воздушных атак на позиции исламистов за 237 боевых вылетов. В частности, авиагруппа России бомбила зону от Алеппо до границы с Турцией на севере Сирии, с целью отрезать все пути поставок террористам оружия, людей, денег и нефти, которые курирует  Анкара. Армия Башара Аль Асада при поддержке иранской Гвардии и бойцов шиитского ополчения, прибывших из Ирака, Ливана и Афганистана, уже окружила Алеппо на севере и перекрыла одну из двух трасс, связывавших мятежников с Турцией. Для вооруженной оппозиции Алеппо превратилось в «котел», из которого они больше не смогут выбраться. Эксперт Каролин Галактерос справедливо указывает на поразительное сходство нового «котла» Алеппо и печально известного боя под Дебальцево на Украине, где украинская армия год назад попала в тактическую ловушку. Но теперь рамки переговоров создаются не в Минске, а в Женеве. На фоне резкой смены баланса военных сил на сирийской шахматной доске у специального посланника генерального секретаря ООН не оставалось иного выбора, как отложить очередной тур мирных переговоров по урегулированию кризиса с 31 января на конец февраля. Россия и Дамаск намерены в будущем оказывать максимально возможное давление на февральском  заседании в Женеве, чтобы заставить суннитские государства и западные страны признать новое положение дел в Сирии. Для Анкары, Эр-Рияда и Вашингтона пощечина Москвы оказалась очень болезненной.

Если западные страны решат поддержать сирийских повстанцев вместе с Турцией, Катаром и Саудовской Аравией, это как минимум грозит повлечь за собой серьезные политические риски в глазах международной общественности: ей придется признать, что «умеренной» оппозиции в Сирии никогда не существовало, а режиму законно избранного президента Асада противостоят вооруженные группы исламистов, координируемые «Фронтом Аль Носра» и  Аль Каедой.    А как максимум – будет означать перспективу прямого наземного вторжения в Сирию турецких (как подозревает Россия) или саудовских (о готовности накануне заявил Эр-Рияд) вооруженных сил. Подобная гипотеза равнозначна опасной эскалации конфликта и началу войны на Ближнем Востоке между суннитскими и шиитскими государствами, которая уже сейчас идет в Сирии, Йемене и Ираке. Такая война автоматически станет пересечением последней «красной линии» в сторону мирового глобального конфликта.

В своей ближневосточной политике Владимир Путин теперь опирается не только на правительство Дамаска, но и на Сирийский Курдистан, лояльность которого России обеспечивает возрастающий объем поставок современного вооружения, в частности, ракетных систем залпового огня РПГ-7. Интерес Москвы к курдам носит двоякий характер. Прежде всего, представители Курдистана пользуются наступлением армии Асада на Алеппо чтобы в свою очередь атаковать позиции мятежников и брать под контроль территории на востоке для будущего воссоединения Курдской автономии в Сирии начиная от Африна (на северо-западе) с Курдистаном Ирака. Кроме того, поставки российского оружия позволяют сирийским курдам тайно, но очень активно поддерживать связь с Рабочей партией Курдистана, считающейся в Турции запрещенным террористическим объединением. Это дает возможность Москве оказывать прямое давление на Анкару. Для Путина розыгрыш курдской карты означает не только создание буферной зоны между режимами Асада и Эрдогана, но и провокацию против шизофренической позиции Запада и США, одновременно имеющих в союзниках двух заклятых врагов – курдов и Турцию. Турецко-курдский конфликт делает весьма затруднительным приглашение сирийской «умеренной» оппозиции за стол переговоров в Женеве, так как Анкара категорически отказывается допускать там присутствие курдов. Но как возможно не приглашать к участию в мирном процессе по Сирии тех, кто, в отличие от Турции,  столь героически сражается с террористами ИГИЛ? Таким образом, США и Евросоюз оказались безоружными перед ненадежностью своих союзников и противоречивостью их действий.  Тактическая победа Владимира Путина в Сирии, подпитываемая его недавним украинским опытом, тем более впечатляет, что Россия в данный момент переживает серьезный экономический спад. Падение цен на мировых рынках нефти вряд ли можно считать благоприятным фактором для сырьевой экономики большой страны. Доля от продаж углеводородов составляла 40% бюджета России и около 15% ее ВВП. Путин  вынужден сокращать расходы в бюджетной сфере, что негативно отражается на внутреннем потреблении. Финансовые сложности усугубляются экономическими санкциями, наложенными на Россию странами Запада. Хотя стоимость сирийской операции не кажется для Москвы чрезмерно высокой, встает вопрос о перспективах этого ближневосточного предприятия и долгосрочных целях России в Сирии. Известный своими крайне реалистичными взглядами на международную политику, является ли президент Путин таким же блестящим стратегом, как и тактиком? Для него сирийский кризис может являться продолжением войны на Украине и обозначением тех «красных линий», которые США и НАТО не должны пересекать. В этом смысле Путин предпочитает в основном оборонительную стратегию, что может стать для Москвы довольно затратным вопросом в плане долгосрочного повышения бюджетных расходов на оборонную промышленность. Возможно, такова стратегия Вашингтона – ослабить Россию в новой гонке вооружений, так как, несмотря на окончание холодной войны, США до сих пор не отступили от своей доктрины «сдерживания», озвученной в 1947году президентом Трумэном, вдохновленным работами американского историка и политолога Джорджа Кеннана. Америка не прекращает попыток расширения границ НАТО на восток в сторону России вопреки Варшавскому Договору. Упорство США в продолжении холодной войны с Москвой комментирует американский историк Стивен Коен, ярый сторонник примирения двух противоборствующих блоков: «Линия национальной безопасности Америки проходит через Москву. Это означает необходимость партнерских отношений с Кремлем. Так было в эпоху Советского Союза, так есть и сейчас». Коен выражает серьезную обеспокоенность в связи с тем, что США опасно и самонадеянно отказывают России в праве на проведение «красных линий» - границ собственной зоны национальной безопасности. Историк приводит три примера, иллюстрирующих эту ситуацию: расширение НАТО на восток; провал переговоров по проекту щита противоракетной безопасности в Европе, грозящий нарушить существующий ядерный баланс; стратегия «мягкой силы», используемая США для попыток смены власти в Москве и соседних с Россией странах.

Стратегия Владимира Путина в Сирии и его желание укрепить свое влияние на Ближнем Востоке вполне может быть обусловлена рамками «политики сдерживания» американской администрации, которая упорно отказывается признавать, что Берлинская стена пала уже давно. Однако сейчас такие же стены готовы вновь возникнуть в Тбилиси, Киеве и Дамаске. Европа, особенно Франция, должны помешать нарастанию нового этапа русско-американского соперничества и напомнить Москве и Вашингтону, что «Россия – европейская держава», как об этом в свое время говорил сам Дидро. Но  подобные разговоры потребуют от европейцев очень много храбрости и силы духа. 

ИГ является террористической организацией, ее деятельность запрещена в РФ


Источник: lefigaro.fr





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!