Присоединяйтесь к нашим группам

Без перемирия в Сирии Исламское государство станет меньшей из проблем Запада

Без перемирия в Сирии Исламское государство станет меньшей из проблем Запада
Сегодня условия диктуют Россия, Асад и Иран
Перспектива того, что российские и иранские вернут мстительному Асаду всю полноту его власти над разрозненной страной, становится все более реальной.
17 02 2016
22:34

Военная кампания против Исламского государства на наших глазах превращается в короткометражку военной хроники по мере того, как гражданская война в Сирии входит в стадию «пан или пропал». Российское военное вмешательство изменило правила игры – силы Асада были спасены от, казалось бы, неминуемого поражения, начались массированные атаки на силы сирийской оппозиции, поддерживаемой Западом, а армия Асада получила в свое распоряжение танки Т-90 для наступления на Алеппо. Для западных союзников время истекает. Правила игры сегодня диктуются Россией, Асадом и Ираном, которые, по сути, де факто заключили альянс по сохранению старой Сирии и не реагирующие на смерти и разрушения по их вине, несмотря на предполагаемый режим прекращения огня, соглашения о котором достигли ведущие державы в Мюнхене в прошлую пятницу.

По оценкам Сирийского центра политических исследований, жертвами войны в Сирии стали уже более 400 тысяч человек. Более половины 22-миллионного населения Сирии является внутренними или международными беженцами. В 90% случаев этих смертей и вынужденных перемещений виновата гражданская война в Сирии, а не действия Исламского государства; и три четверти из них – дело рук правительственных сил Асада.  Сегодня появились новости о бомбардировке госпиталя «Врачей без границ», виновником которой, как считает организация, являются ВВС Асада или России.

По соглашению, достигнутом в Мюнхене, «прекращение боевых действий» со стороны  участников конфликта должно произойти в течение недели. Россияне непрозрачно намекнули на то, что может начаться третья мировая война. Саудиты намекнули на то, что готовы высадить свои сухопутные силы в Сирии.

В действительности же россияне рассчитывают на то, что им понадобится всего несколько недель, чтобы полностью очистить территорию от антиасадовских сил, а прекращение огня, которое они сами требуют, не сможет оказать немедленного эффекта, способного помешать им. Саудиты, более озабоченные своей неудачной войной в Йемене, понимают, что не смогут противостоять оси Россия-Асад-Иран. США, Евросоюз и ООН могут только надеяться на то, что на этой неделе они смогут сформулировать условия прекращения огня – и, по крайней мере, начать процесс, который поможет им выбраться из творящегося хаоса. Трудность будет заключаться в том, что необходимо убедить россиян в отношении того, что они больше выиграют от немедленного прекращения огня, чем  от его саботажа и продолжения ведения активных боевых действий.

Другой альтернативой может стать признание победы в гражданской войне Асада и его  группы поддержки в Москве и Тегеране, позволив ему разбираться с ИГИЛ в Сирии, пока западные силы уничтожают группировку в Ираке. Однако  за это придется заплатить слишком высокую политическую цену. Западная политика на Ближнем Востоке и за его пределами серьезно пострадает, а победа Асада вряд ли обеспечит устойчивый мир в Сирии.

Участие Великобритании в региональных операциях против ИГИЛ в 2014 году вполне оправданно и не обязательно должно оказаться ошибочным. Дэвид Кэмерон прав, когда говорит, что кампания против ИГИЛ набирает обороты.

При всех своих варварских видео и апокалиптической болтовне группировка находится под сильнейшим давлением. С того момента, как она заняла беззащитную Пальмиру в мае прошлого года, у нее не было легких побед. Она теряет позиции в Ираке и Сирии, уступая натиску курдов. Битва за Мосул, являющийся центром ИГИЛ в Ираке, уже не за горами. Джихадистов осадили в Дейр ез-Зоре в Сирии, и курдские силы приближаются к «столице» ИГИЛ – городу Ракка. Экономическая инфраструктура, которую создала группировка, была разрушена: в прошлом месяце зарплаты моджахедов сократились вдвое, а среди боевиков ширится паранойя в отношении шпионов и предателей.

Но ни один из этих факторов не говорит о том, что с ИГИЛ будет покончено в ближайшее время. Если только кто-то другой, кроме плохо вооруженных курдов, не выступит лицом к лицу против боевиков ИГИЛ, группировка удержит контроль над определенной территорией, людьми, заложниками и рабами, и сохранит пусть ограниченную, но все-таки имеющуюся лояльность суннитов в регионе.

Даже если ИГИЛ находится под угрозой уничтожения со стороны западных сил и внутреннего распада, тем не менее, нам придется столкнуться с суровой реальностью.

Во-первых, само по себе Исламское государство – не кризис. Оно лишь симптом той войны, которую ведут между собой на Ближнем Востоке сунниты и шииты внутри ислама, а также традиционалисты и экстремисты внутри суннизма.

Во-вторых, конфликт, симптомом которого является ИГИЛ, - это борьба Ирана и Саудовской Аравии за доминирующее влияние в регионе. Она может внешне носить религиозный характер, хотя на самом деле является столкновением неуемных политических амбиций двух наиболее влиятельных государств в регионе.

В-третьих, неуверенное международное лидерство Барака Обамы и возрождение роли России в качестве ведущего игрока на Ближнем Востоке сделала его в очередной раз ареной ведения междоусобных и скрытых войн. Россияне справедливо опасаются распространения ближневосточного терроризма на свои мусульманские регионы и общины и предпочитают иметь дело с отвратительным правительством существующей страны, чем с отвратительными группировками несуществующего государства. США справедливо опасаются того, что их возможности по стабилизации ситуации в регионе и влияние на региональных союзников будут поставлены под сомнение по всему миру, если им придется отступить в сторону.

В качестве младшего партнера США Великобритания может себе позволить жить в мире, где существует ИГИЛ, и бороться с террористическими угрозами по мере их возникновения. Однако неконтролируемый приток беженцев в Европу относится к совсем другой проблеме и является гуманитарным кризисом. Великобритания могла бы объединить политические усилия с Германией по выработке более эффективного подхода Евросоюза к проблеме беженцев и оказать давление на своих партнеров в Персидском заливе с целью оказания ими большей поддержки в данном вопросе.

В военном отношении угроза саудитов, прозвучавшая в Мюнхене, может оказаться не пустой. Если прекращение огня в ближайшее время не состоится, то с какой стати россиянам, иранцам и Асаду прекращать свое успешное наступление? Только перспектива столкновения с объединенными арабскими сухопутными силами из Саудовской Аравии, Иордании и ОАЭ, при существенной поддержке западной логистики и разведки, воздушной и технической поддержке, может заставить Асада и его союзников сделать стратегически правильный выбор в пользу прекращения огня. Только США могут обеспечить выполнение подобного плана саудитами и другими арабскими нациями – и только Великобритания может подключить к этой операции влиятельных европейских союзников.

Подобное развитие событий, вне всякого сомнения, приведет к эскалации конфликта. Но в отсутствие реально действующего режима прекращения огня эскалация конфликта произойдет в любом случае, по мере того как российские военные и иранские партизаны будут возвращать мстительному Асаду власть над разрушенной страной. Если со временем это позволит ему предпринять меры против ИГИЛ в Ракке и Дейр ез-Зоре, то это сулит Западу гораздо более серьезные проблемы в регионе в целом. Пятнадцать лет назад выбор не был бы таким трудным. Но после Ирака и Афганистана такой выбор будет сделать крайне тяжело.

Запад может выбрать опасный путь для немедленного урегулирования, или же избрать терпеливое неторопливое проведение политики, которая сулит продолжение войны и стратегическое поражение в регионе в будущем – с сотней тысяч отчаявшихся людей, ожидающих решения своей участи на пороге Европы.

Майкл Кларк, директор Королевского объединенного института по вопросам обороны и безопасности

ИГ является террористической орагнизацией, ее деятельность запрещена в РФ


Источник: theguardian.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!