Присоединяйтесь к нашим группам

Почему Москва держит карты в Сирии

Почему Москва держит карты в Сирии
Настало время разоблачить военные силы США и безопасные зоны, и убедить мятежников принять условия России. В противном случае, в Алеппо начнется новая бойня.
25 02 2016
21:55

Может ли шаткое перемирие, объявленное на этой неделе, предотвратить катастрофу, которая должна случиться в Сирии? Осаду Алеппо, крупнейшего города в Сирии. Это станет ключевым испытанием для пакта, который должен вступить в силу 27 февраля. Уже на протяжении нескольких недель жители Алеппо ощущают чувство обреченности. Недавно сирийские правительственные силы при поддержке российской авиации отрезали последний оставшийся важный маршрут, по которому в Алеппо осуществлялись поставки для повстанцев, тем самым подготовив город для осады. Боязнь бомбардировок и голода, вынудила десятки тысяч сирийцев бежать в Турцию в надежде на безопасность. Отказ Анкары пускать большинство из них в страну ведет к тому, что на границе уже назревает гуманитарный кризис. Многие тысячи жителей бегут и в другие области Сирии, в том числе в районы, удерживаемые режимом. Еще не малый процент из них, в конечном итоге, направится в Европу этой весной и летом.

Как ни странно, но разговоры не идут о том, как облегчить ситуацию в Алеппо. Именно наступление режима Асада на город в начале февраля подтолкнуло правительства стран на проведение международных переговоров. Однако переговоры вряд ли будут иметь какие-либо значимые последствия для Алеппо, чем для других областей Сирии, потому что боевые действия в районе Алеппо резко активизировались даже во время переговоров. Россияне дали четко понять, что даже, если прекращение боевых действий вступит в силу, Алеппо и соседняя провинция Идлиб, будут исключены из соглашения из-за прямого присутствия в этих регионов фронта ан-Нусра – отделение Аль-Каиды в Сирии.

Тот факт, что президент Владимир Путин так быстро выступил в поддержку соглашения, когда вчера он сделал специальное обращение по российскому телевидению, по крайней мере, говорит о возможности новых обязательств со стороны Москвы. Это, возможно, основано на завоеваниях, которые достигли силы Путина, и тем самым помогли обеспечить безопасность Асаду в течение последних месяцев. Российский лидер имеет все основания быть уверенным, что он может контролировать события в регионе: наличие ан-Нусра, в частности, дает России стимул продолжать борьбу в Алеппо, даже с теми боевиками, которых Запад предпочел бы поддержать. Вашингтон знает, что невозможно выработать соглашение о прекращении огня, согласно которому по-прежнему бы осуществлялись нападения на Исламское Государство (этого хочет президент Барак Обама), но исключались бы военные действия против группировки ан-Нусра, которая определенно является террористической организацией.

Многие до сих пор видят окончательный выход в использовании военной силы США, а также бесполетной или безопасной зоны, с целью сохранить жителей Алеппо, и отодвинуть наступление режима, поддерживаемого Россией. Те, кто придерживается этого мнения, требуют, чтобы Вашингтон нашел способ возобновить маршруты для осуществления поставок высококачественного оружия в город повстанцам.

Однако эту идею останавливает отсутствие широкой стратегии, в которой можно было бы применить силы США. Помимо того, что такие меры поставят под угрозу отношения между США и Россией, они также могут привести к масштабному конфликту. Кроме того, вряд ли безопасные зоны смогут улучшить защиту гражданских лиц. Без наземных войск, способных обезопасить регион, борьба будет продолжаться. Ан-Нусра и ИГ могут частично заполнить любой вакуум. Вывод режима из северного Алеппо может изменить ситуацию для тех, кто страдает, но это вряд ли уменьшит проблему в целом. Кроме того, режим и его российские и иранские союзники попросту приведут к контрэскалации. В конце концов, трудно понять стратегию, направленную на облегчение страданий сирийского народа, когда в страну отправляется все больше оружия, и создается больше насилия. Мы все были свидетелями эскалации и контрэскалации много раз на протяжении Сирийской войны, и результат всегда был тот же: больше страданий для местного населения.

Должен быть лучший способ – и он есть, даже если это не самый хороший способ. Принцип состоит в том, чтобы сконцентрироваться на усилиях по оказанию помощи народу Алеппо, а не по достижению абсолютных политических целей или победы в войне (чувство, которое до сих пор оживляет слишком многих участников этого конфликта). Уже давно пора отложить бессмысленный вопрос о будущем Башара Асада и прекратить попытки контролировать вымышленный переходный процесс в Сирии. Это, возможно, не в планах Асада и россиян, однако, гражданская защита, гуманитарный доступ и замораживание конфликта, прежде чем он достигнет новых высот опасной эскалации, теперь должны быть приоритетными намерениями, особенно в Алеппо.

Пора заставить сирийскую оппозицию принять условия российского перемирия вокруг Алеппо в качестве лучшей долгосрочной стратегии. На севере страны это означает подтолкнуть оппозицию и ее региональных сторонников к тому, чтобы она признала, что мы не можем работать с группами, которые сотрудничают с Нусра, и что присутствие этих групп в Алеппо будет препятствовать любому перемирию. Деэскалация, которую предлагают россияне, по-прежнему лучше, чем отсутствие деэскалации вообще.

Стоит отметить, что демобилизация, в конечном счете, наиболее опасна для Асада. Сирийский президент уже давно знает, что он не может выжить в долгосрочной перспективе политической реформы. И победа в Сирии сегодня, скорее всего, случится в результате процесса деэскалации, который рассматривает режим под воздействием давлений своих внутренних сторонников и внешних покровителей, какими бы ни были начальные условия. До тех пор пока сирийская борьба будет военной борьбой за выживание режима, и Россия, и Иран будут заблокированными в защиту Асада. Но, как мы снова увидели на прошлой неделе, когда российский посол Объединенных наций публично раскритиковал Асада за отказ от плана прекращения огня, появилась альтернатива, которая подвергнет Асада к давлению со стороны своих союзников.

Разговоры об отправке большего количества оружия или создании безопасных зон будут только стимулировать оппозицию и продлят войну, начав новый цикл эскалации. Правительство США уже давно пришло к выводу, что оно не может выиграть эту войну для сирийской оппозиции. Однако предоставление им поддержки и поощрения, чтобы не проиграть войну, является чрезвычайной жестокостью. В Сирии надежда – это враг мира.

И имейте в виду, что время на исходе. Алеппо – это место, где не будет соблюдаться никакое соглашение, и где любое последующее обострение боевых действий, разрушит весь процесс, учитывая широкую символическую и стратегическую известность города. Международное сообщество должно быстро реагировать на прекращение огня, чтобы предотвратить надвигающуюся гуманитарную катастрофу в Алеппо. В противном случае, мы скоро увидим еще больше страданий, чем те, что мы видели до сих пор в Сирии, даже несмотря на то, что количество погибших в гражданской войне, уже составляет 300 000 человек.

Продолжающаяся борьба в Алеппо уже втягивает в себя всех ключевых актеров конфликта с намерением не оставить судьбу города на других. На стороне оппозиции внешние спонсоры облегчают поставки оружия, а Турции, как сообщается, отправляет бойцов на фронт через свою собственную территорию. Анкара также начала обстрел курдских сил, завладевших городами на севере Алеппо, прикрываясь ВВС России. ИГ также готовится к атаке. Движение джихадов располагается к востоку от города и, если условия ухудшатся, оно рассчитывает получить большую долю. Алеппо содержит все условия, которые могут привести к эскалации конфликта, и даже к непосредственному столкновению между Россией и Турцией.

Если режиму, действительно, удастся взять в осаду повстанцев в районах Алеппо, результатом, почти наверняка, станет неконтролируемая гуманитарная катастрофа. В восточном Алеппо, контролируемом повстанцами, по-прежнему проживает примерно 350 000 человек, что во много раз превышает численность городов, осаждаемых прежде, таких как Хомсе или Мадая. Кроме того, ВВС России сейчас ведет прямые атаки, осуществляя противоповстанческую стратегию, сформированную на улицах Грозного, столицы мятежной провинции Чеченской России. Согласно этой стратегии, боевики не могут скрываться среди людей в городе, если нет города и нет людей. Будет еще хуже, потому что повстанцы вряд ли будут готовы сдаться в таком стратегическом местоположении, в частности, потому что количество других областей, контролируемых повстанцами, сокращается.

Все это означает, что для достижения прогресса в других регионах, почти наверняка нужен прогресс вокруг Алеппо. Дальнейшее ухудшение ситуации здесь почти, безусловно, разрушит все положения широкого соглашения. Сейчас неотложный приоритет должен заключаться в том, чтобы подумать, как выиграть в этом ключевом городе.

Этот подход должен одновременно концентрироваться на ухудшении турецко-курдских отношений. Перспектива замораживания конфликта вокруг Алеппо отсутствует, особенно на российских условиях, без турецкого взноса и усилий США оказать давление на курдов, чтобы остановить их нападения на востоке и захваты деревень повстанцев.

Если все это провалится, и не будет никакой надежды на достижение прогресса на севере, потребуется небольшое сдерживание против русских – только не силой, что будет обречено на провал. Меры, направленные на россиян, должны включать введение дополнительных санкций. Это инструмент, которым Запад реально может воспользоваться, и которого россияне, на самом деле, боятся. Соединенные Штаты и Европа должны предварительно объявить о введении дополнительных санкций, в частности, финансовых санкций, против россиян, если гуманитарный доступ в Алеппо не наладится. Даже, когда сейчас мы бросаем вызов россиянам, мы должны признать, что, в конечном счете, несмотря на то, что нам это не нравится, дорога к предотвращению гуманитарной катастрофы в Алеппо проходит через Москву.

ИГ является террористической организацией, ее деятельность запрещена в РФ


Источник: politico.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!