Присоединяйтесь к нашим группам

Американская противоракетная оборона застряла в прошлом

Американская противоракетная оборона застряла в прошлом
Мир изменился, оборонная стратегия США — нет.
01 03 2016
18:39

Иванка Барзашка.

Вашингтон и Сеул планируют развернуть противоракетную оборону США на территории Южной Кореи в ответ на ракетные и ядерные испытания, которые в этом году провела Северная Корея.  Переговоры начались после того, как чиновники США и НАТО объявили о завершении установки новой системы противоракетной обороны в Румынии, что стало ключевым элементом объединенной системы НАТО. Система призвана защитить европейцев от ракет из Ирана, но не из России.  Эти  дислокации - часть  глобальной сети ПРО, которую  создает США.

Соединенные Штаты оправдывают многомиллиардные инвестиции в технологию противоракетной обороны, поскольку убеждены, что способность защититься от баллистических ракет поможет в целом снизить ядерные риски для США и их союзников в XXI столетии.  Этот вывод лежит в основе нынешней доктрины ПРО США, известной как Обзор политики США в области ПРО (Ballistic Missile Defense Review, BMDR, 2010).  И многие убеждены, что доктрина все еще в силе. Но ее трем основным постулатам брошен вызов, поскольку изменилась  стратегическая обстановка.

Первый постулат заключался в том, что ядерные риски, создаваемые региональными игроками, увеличились, а новая технология ПРО будет способствовать уменьшению этих рисков. Оборона против ограниченных ракетных атак может обеспечить защиту от стран вроде Ирана и Северной Кореи,  которые вооружены ядерными ракетами и пользуются стратегией угрозы применения ядерного оружия. Обороноспособность была необходима, поскольку, согласно с BMDR, “сдерживание  посредством угрозы ответного ракетного удара неэффективно”, когда речь идет об этих новых игроках.

Сегодня Северная Корея остается серьезной проблемой. Иран угрожает в меньшей степени. Недавняя сделка, ограничивающая ядерные возможности Ирана, снижает потребность обороняться против иранской ядерной бомбы. Разумеется, в ядерном соглашении ни слова не говорится о баллистических ракетах - одну из них Иран испытывал в октябре 2015 года. Но запуск неядерных ракет по европейским столицам не представляет стратегической ценности для Тегерана - в особенности, если улучшатся его политические отношения с Западом.

В то время, как Тегеран отнекивается от ядерной бомбы, Пхеньян отчаянно хочет, чтобы мир трепетал перед его зарождающимся ядерным потенциалом. 6 января Северная Корея провела четвертое ядерное испытание, а 7 февраля испытала ракету дальнего радиуса действия.

 

В то время, как Тегеран отнекивается от ядерной бомбы, Пхеньян отчаянно хочет, чтобы мир трепетал перед его зарождающимся ядерным потенциалом.

Второй постулат гласил, что в 2010 году значительно снизились ядерные риски, связанные с Россией, - если сравнивать со временами Холодной войны.  Хотя Россия все еще располагала большим ядерным арсеналом, она не грозилась его использовать.  В BMDR утверждается, что Соединенные Штаты и Россия “больше не враги” и нет “никаких существенных предпосылок для войны между ними”. Документ поясняет, что исходя из этого, хотя Соединенные Штаты должны и в дальнейшем обеспечивать “стратегическую стабильность в отношениях с существующими ядерными державами”, эта “более знакомая проблема” больше не является “первоочередным приоритетом”.

После аннексии Россией Крыма в 2014 году, эти оценки претерпели значительные изменения. Возрос риск военной конфронтации в Восточной Европе, а вместе с ним - и риск использования ядерного оружия. 14 октября 2015 года министр обороны США Эш Картер заявил: “Нам нужен новый план по сдерживанию пагубного и дестабилизирующего влияния Москвы, ее деспотизма и агрессии”.

Третий постулат утверждал, что развертывание систем ПРО США не должно увеличивать ядерные риски крупных держав, даже учитывая то, что Россия и Китай выступили решительно против программы США. Уже более 10 лет Россия твердит, что глобальные системы обороны Америки подорвут стратегическую стабильность. Москва предупреждала о новой гонке вооружений и угрожала военными контрмерами в случае, если Вашингтон не умерит свой пыл.

BMDR предполагал, что Соединенные Штаты могут предотвратить любые настораживающие последствия развертывания ПРО. Чиновники США критиковали риторику Москвы о гонке вооружений как политически мотивированную, направленную в основном на аудиторию внутри страны и не опирающуюся на объективные технические факты. В то же время они были убеждены, что обоснованную озабоченность Москвы можно снять с помощью дипломатии. 18 декабря 2015 года посол США в Румынии Ханс Клемм вновь заявил, что противоракетная оборона “не направлена против России, кроме того, у нее нет потенциала, чтобы угрожать России”. “Мы объясняли это России множество раз”, -- сказал он.

Дипломатические усилия США и НАТО по сотрудничеству с Россией в области противоракетной обороны зашли в тупик и были официально приостановлены в апреле 2014 года. В ответ Россия делает именно то, что она и собиралась делать: модернизирует свой ядерный арсенал и разрабатывает новую систему воздушно-космической обороны. И все это явно направлено на противодействие Соединенным Штатам и их европейским союзникам.

Китай не принял предложение администрации Обамы о стратегическом диалоге по вопросу ПРО.  Сейчас Пекин заявляет, что новый проект Вашингтона по расширению ПРО в Южной Корее “ухудшит ситуацию с безопасностью в Китае”.  23 февраля госсекретарь Керри убеждал своего коллегу Ван И  в том, что “если мы сможем добиться ликвидации ядерного оружия в Северной Корее, не будет и необходимости в развертывании THAAD” (противоракетного комплекса для высотного перехвата, который планировалось разместить в Южной Корее).  При этом в Европе Соединенные Штаты и их союзники по НАТО продолжают военное развертывание и не обсуждают всерьез вопрос о том, что сокращение иранской ядерной угрозы может значительно повлиять на существующие планы противоракетной обороны в этом регионе.

Сейчас Пекин заявляет, что новый проект Вашингтона по расширению ПРО в Южной Корее “ухудшит ситуацию с безопасностью в Китае”.

В мире, который считал атомную бомбу самым грозным оружием, защита от ядерного удара вызывала полемику, начиная с 1950-х, когда технология противоракетной обороны перестала быть всего лишь гипотетической возможностью. Соединенные Штаты и Советский Союз пришли к общему мнению, закрепленному в Договоре о противоракетной обороне 1972 года. В нем говорилось, что неограниченный потенциал ПРО будет угрожать стратегической стабильности, основанной на взаимной уязвимости. В 2002 году Соединенные Штаты вышли из соглашения времен Холодной войны, поскольку изменились обстоятельства.

Cегодня мир изменился. Это не похоже на Холодную войну. Но и обещания “перезагрузки” отношений США и России на данный момент тоже не сбылись. Экономический рост Китая и самоуверенность России увеличивают вероятность региональных конфликтов. В современном мире система ПРО может увеличить некоторые ядерные риски, при этом снижая другие риски. Она может оказывать стабилизирующее влияние в одной сфере и дестабилизирующее -- в другой.

Несомненно, в 2017 году новая администрация США пересмотрит национальную оборонную стратегию - в том числе и противоракетную оборону. Но многие эксперты по обороне в США считают, что основные принципы BMDR все еще в силе. А это не так.

В этой связи возникает много спорных вопросов. Стоит ли строить в Европе системы ПРО, направленные против Ирана?  Нужно ли региональным системам обороны сделать своей мишенью Москву? Желательно ли накладывать объективные рамки на потенциал американской и российской ПРО?

Противоракетная оборона была дополнением к существующему в Америке сценарию ядерного сдерживания, но он явно устарел. Стратегическая роль ПРО должна быть коренным образом пересмотрена. 


Источник: nationalinterest.org





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!