Присоединяйтесь к нашим группам

От космонавта до беженца: Как упал на Землю сирийский космонавт

От космонавта до беженца: Как упал на Землю сирийский космонавт
В 1987 году Мухаммед Фарис стал национальным героем после полета в космос в составе советского экипажа. Сегодня, находясь в изгнании в Турции, у него другая миссия – помогать своим собратьям-беженцам.
01 03 2016
21:49

Роузи Гартуэйт

«Нейл Армстронг арабского мира» имеет офис в обветшалом здании в стамбульском  районе Фатих (или «Маленькой Сирии»). Мухаммед Фарис – беженец, который, подобно сотням тысяч людей на его родине, столкнулся с самым тяжелым испытанием в жизни; он был летчиком-истребителем, космонавтом, военным советником Асада, затем стал оппозиционером, повстанцем и предателем.

В Сирии Фарис считается национальным героем, его именем названы школа, аэропорт и дороги. Медали, развешанные на стенах его офиса, свидетельствуют о его заслугах в качестве астронавта (точнее сказать, космонавта). Здесь, в тысячах миль от родного города Алеппо, он выступает за демократические изменения в Сирии – «при  помощи слов, а не при помощи оружия».

В 1985 году он был одним из четырех молодых сирийцев, направленных для участия в программе подготовки «Интеркосмос», которую Советский Союз открыл для своих союзников в «Звездном городке» совсем недалеко от Москвы. До этого времени в космосе побывал только один араб – член саудовской королевской семьи Султан бин Салман аль Сауд, но ни одного профессионального арабского космонавта в космосе еще не было. Несмотря на «оттепель», наступившую в «холодной войне», отношения США с Ираном и его союзницей Сирией ухудшались. Сирийские связи с Советским Союзом были очень прочными. Россия поддержала отца Башара – Хафеза Асада, возглавившего государственный переворот в 1970 году. За это Советом разрешили развернуть военно-морскую базу в Тартусе, которая до сих пор находится в распоряжении россиян.

Он был одним из 60 сирийцев, отобранных для участия в программе Центра подготовки космонавтов им.Юрия Гагарина, и сумел войти в четверку лучших. Двое из четверки были алавитами, принадлежавшими к той же секте, что и Асад, один был друзом, и четвертый, Фарис, был суннитом. Будучи представителем суннитского большинства, составляющего 80% населения страны и представляющего угрозу власти Асадов в Сирии, Фарис лишь номинально числился в группе. Асад направил в СССР делегацию с тем, чтобы «помочь» русским определиться с верным кандидатом. Самый старший кандидат, алавитский полковник, имел проблемы со здоровьем, и его сразу забраковали, друз не смог пройти квалификацию. Было очевидным, что суннит Фарис более всего подходит для космического полета. Но, как говорит об этом Фарис, «скорее, меня бы выбрали премьер-министром страны, чем первым сирийским космонавтом». Однако россияне не стали слушать доводы делегации Асада, и Фарис приступил к подготовке, а затем в июле 1987 года отправился в полет  на космическую станцию «Мир».

Мухаммед Фарис в Стамбуле – высокопоставленный дезертир из стана Асада

«Эти 7 дней 23 часа и 5 минут перевернули всю мою жизнь», - рассказывает Фарис. Вместе с советскими космонавтами он проводил научные эксперименты и фотографировал Сирию из космоса. «Когда ты видишь весь мир через иллюминатор, не существует «нас» и «их», не существует политики». Еще будучи в космосе Фарис решил покинуть военную службу и посвятить себя обучению сирийцев наукам и астрономии, чтобы «передать им то  уникальное чувство, которое я испытал».

Когда Фарис вернулся на Землю, он стал национальным героем. Он был человеком простого происхождения, который получил квалификацию пилота лишь за 2 года до отбора в отряд космонавтов и который пробился через все чины и ранги, чтобы достичь звезд. Фарис попросил президента основать национальный  институт космических наук для подготовки других сирийцев, мечтающих о космосе. Ответ был категорическое «нет».

«Он [Хафез Асад] хотел, чтобы его народ оставался необразованным и разобщенным, с ограниченным восприятием, - говорит Фарис. – Именно таким образом диктаторы удерживаются у власти. Даже сама мысль о том, что может дать простым людям институт космических исследований, представлялась крамольной». Вместо этого Фарис был определен в колледж военно-воздушных сил, где обучал сотни молодых сирийцев полетам на реактивных истребителях. Он занимал высокий пост, но, по словам Фариса, все это «ничего не значило на самом деле».

Когда Хафиз умер, и к власти в 2000 году пришел его сын Башар, Фарис одним из первых встретился с ним. «Как и его отец, Башар был настроен против общества», - говорит Фарис. В качестве главы военно-воздушной академии страны, он был назначен военным советником президента, и надеялся, что ему позволят тихо и мирно продолжить руководить академией. Но в 2011 году в регионе началась «арабская весна».

«Когда начались протесты, они были исключительно мирными и продолжались месяцами». Фарис говорит, что они с женой участвовали в марше протеста в Дамаске и требовали мирных реформ. Им угрожали сторонники режима Асада, но они не отступили. «Это был мой народ, все они – это мой народ, наш народ», - говорит он. Фарис и его жена говорили о протестах напрямую с руководством страны, призывая их к проведению мягких реформ, но «они  [Асады] думали, что они боги».

Фарис (в центре) на борту станции «Мир».

Когда начали применяться меры подавления, Фарис наблюдал за тем, как его бывшим студентам «промывали мозги», заставляя стрелять в свой собственный народ. «Им говорили, что если они не будут нападать, они будут убиты мятежниками». Сегодня одни из лучших учеников Фариса являются военными лидерами в стране, контролируя аэропорты и занимая видные места в правительстве, но многие ушли. «На стороне Асада остались только алавиты», - говорит Фарис.

Вскоре Фарис начал планировать свой побег. «Четыре раза, казалось, мы были готовы, но каждый раз я видел, что побег не удастся. Мы обсуждали различные пути». Имея жену и трое детей, он не мог позволить себе рисковать. Постепенно они загрузили в машину все, что могли, не вызывая подозрений, и в августе 2012 года направились к турецкой границе. С тех пор он является самым высокопоставленным перебежчиком со стороны Асада.

В своем стамбульском офисе 64-летний мужчина по-прежнему  хранит награды, которые он получил от Советского Союза: орден Ленина и звезду Героя Советского Союза – самые высшие из советских наград. Его бывшие коллеги и друзья в России предлагали ему помощь. Но его передергивает от мысли попросить убежище в сегодняшней России.  "Путин – это не Советский Союз. Эти россияне ведут себя как убийцы, преступники и пособники палачей».

«На их руках кровь более 2000 мирных граждан», - говорит он. С тех пор как он прибыл в Турцию, Россия неоднократно приглашала его на различные конференции, но он согласится не ранее, чем будут выполнены все его условия. «Они должны прекратить свое насилие. Проблема заключается в том, что я, к сожалению, понимаю образ их мышления, поэтому не могу стать их другом».

У него также были предложения от европейских общественных организаций, предлагавших ему убежище в любой стране. Это тоже огорчает его, поскольку он считает, что они намерены использовать его в своих политических целях. «Они не вмешались, когда это было так необходимо, - говорит он об американском и европейских правительствах, - и у них совсем другие идеалы, я не смог бы жить там».

На данный момент он никуда не планирует перебираться. Турецкие власти регулярно информируют его о правах в качестве сирийского беженца, и он часто обсуждает военную ситуацию со старыми знакомыми, которые имеются у него в турецких военно-воздушных силах. Он также является членом «Сирийского национального координационного комитета за демократические реформы» - мирного анти-асадовского движения, чьи встречи проходят в Испании.

«Я мечтаю о том, чтобы сидеть в своем саду в родной стране и наблюдать за тем, как играют дети, не знающие страха бомбардировок, - говорит Фарис. – Мы увидим это, я знаю, мы все увидим это. Я всего лишь хотел лучшего будущего для моих детей, но внешние силы превратили нашу революцию в хаос и месиво. Это так сложно». Со слезами на глазах он вспоминает о первых днях революции. Он полагает, что возникновение ИГИЛ произошло по вине других стран, таких как Саудовская Аравия и Пакистан, и говорит, что не видит выхода из сложившейся ситуации. И все же он твердо уверен в том, что «мир восстановит не  религия или оружие, его восстановит надежда»

Он постоянно говорит о стойкости людей в своем родном городе Алеппо – одном из старейших постоянно населенных городов на Земле. «Сирийской цивилизации 10 тысяч лет. Она справится с попытками различных асадов уничтожить ее. Она переживала куда более тяжелые времена». Но сегодня, возможно, дни города сочтены, и все, что останется у его жителей – это только надежда. «Наверху, когда Земля казалась мне такой маленькой, я прочувствовал всем сердцем, что я могу много сделать для этого мира, - вспоминает он. – Это оказалось совсем нелегко».

ИГ является террористической организацией, её дечтельность запрещена на территории РФ.


Источник: theguardian.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!