Присоединяйтесь к нашим группам

Америка была построена на секретах и лжи

Америка была построена на секретах и лжи
Шпионаж, похищения людей и обман — малоизвестные методы построения Соединенных Штатов.
10 03 2016
15:41

Стивен Нотт.

Со всем уважением к американскому писателю Парсону Уимсу, Джордж Вашингтон в совершенстве познал искусство лжи. На самом деле, он довольно часто прибегал к обману. Более того, подобным талантом также обладали Джеймс Мэдисон и Томас Джефферсон, которым еще следовало бы поучиться у бывшего вице-президента Дика Чейни. Несмотря на то, что некоторые качества этих отцов-основателей совсем не вписываются в современный образ святых, которыми их изображают, без этого сложно представить успех Американской революции.

В популярной истории секретные операции, и причастность к ним высшего руководства страны, являются раковой опухолью, которая появилась в XX веке вместе с, так называемым, «имперским президентством» и расширением влияния Центрального разведывательного управления (ЦРУ) и Агентства национальной безопасности. Все это вымысел. Это было принято как факт Комиссией Чёрча в 1970-х годах, возрождено в большинстве отчетов Комиссии «Иран-контрас» в 1897 году, и сейчас находит новую жизнь в идеях либертарных правых. Как отметил Джефферсон, для отцов-основателей «законы необходимости, самозащиты и сохранения нашей страны в сложные времена» взяли верх над традиционными нормами поведения и другими писаными законами. Приписать им ограничение или запрет этих операций можно только искажая или игнорируя неоднократное использование ими секретных способов достижения целей.

 Встретившись лицом к лицу с самой могущественной державой того времени, Вашингтон понимал, что в борьбе против более сильного противника обман увеличивает шансы на победу. Несмотря на то, что приверженность Джорджа Вашингтона к использованию методов шпионажа, может быть вычеркнута из хвалебных историй, которые представляют первого президента Америки в образе полубога, он никогда не отказывался от шпионажа.

В 1775 году, после избрания на пост главнокомандующего Континентальной армии, Вашингтон первым делом распорядился нанять шпионов, которые должны были отправиться в тыл врага и сообщать о действиях британцев в Бостоне. Он потратил много энергии и усилий в роли главы разведки, и даже выделял собственные деньги для финансирования секретных операций. По мнению Вашингтона, эти операции были просто необходимы для одержания победы в войне. Он также всеми силами скрывал информацию об этих операциях от Континентального конгресса. В 1777 году Вашингтон сам отметил, что «существуют некоторые секреты, от сохранения которых часто зависит спасение армии. Это секреты, которые  не могут, или, по крайне мере, не должны, быть представлены на бумаге, поскольку никто, кроме главнокомандующего, не должен их знать».

Приверженность Вашингтона к использованию методов шпионажа была вполне прагматичной. Несмотря на то, что он понимал, что успех в борьбе между государствами зависел от использования секретных операций (а также методов вербовки и подкупа), он не ограничивался этими тактиками. На самом деле, в 1779 году Вашингтон жаловался на действия сотрудников, которые вели тайную войну, и неоднократно призывал офицеров разведки искать двойных агентов. Как бы то ни было, Вашингтон верил, что эти сотрудники и их секретные методы являются необходимыми для защиты интересов Америки.

Если бы он жив сегодня — и участвовал в дебатах о внутреннем шпионаже — Вашингтон бы, скорее всего, выступил против современных борцов за гражданские права, отстаивающих идею неприкосновенности частной жизни. Другими словами, он бы не согласился с сенатором от штата Кентукки Рэндом Полом, сенатором от штата Вермонт Патриком Лихи или конгрессменом-республиканцем из штата Мичиган, Джастином Амашом, которые заявляют, что правительство не должно мониторить частное общение населения.

Вашингтон был уверен, что проверка писем является важным инструментом обеспечения национальной безопасности. Он давал своим агентам указания «изобретать методы открытия писем, не срывая пломбы, и делать копии содержимого». Этот способ получения разведывательной информации предоставляет «бесчисленные» преимущества для Америки, уверял Вашингтон. Он также часто использовал священнослужителей в качестве агентов для получения разведывательной информации.

В 1778 году Вашингтон убедил капеллана узнать важную разведывательную информацию у двух британских шпионов, которые были проговорены к казни. Вашингтон приказал священнику использовать тот факт, что эти люди  должны очиститься, прежде чем предстать перед Богом.

В подходе Вашингтона к секретным операциям был некий элемент жестокости. В марте 1782 года он утвердил план похищения наследника британского престола во время его визита в Нью-Йорк. Вашингтон собрал команду, которая должна была похитить будущего короля Вильгельма IV, планируя обменять его на предателя Бенедикта Арнольда или американских пленных. Миссию отменили после того как британская разведка узнала о плане похищения и удвоила охрану принца, однако если бы Вашингтону все-таки удалось осуществить свою задумку, то будущего короля Англии украли бы прямо на улице и держали бы в плену.

 Однако Вашингтон прибегал к обману не только в отношениях с врагами. Один из самых важных триумфов Вашингтона в войне, Йорктаунская кампания в 1781 году, стал возможен именно благодаря обману. Вашингтон решил убедить британцев в том, что вместо марша на юг он собирается атаковать Нью-Йорк. Однако для этого ему пришлось обмануть не только британских военачальников, но также и американских чиновников. Вашингтон также хотел, чтобы американские власти были уверены в том, что «Нью-Йорк основным является направлением атаки». Позже в разговоре с лексикографом Ноа Уэбстером он признается, что продолжил, набирать новобранцев из среднеатлантических штатов, которые в большинстве своем не хотели участвовать в сражениях на юге. Кампания внутренней дезинформации Вашингтона также была направлена на его собственную армию. Как он позже рассказал Уэбстеру, «что пришлось приложить усилия, чтобы ввести в заблуждение собственную армию. Однако я считаю, что если обман не действует внутри страны, то он не сработает и за границей».

 Вашингтон и другие ветераны Войны за независимость США, в том числе и Александр Гамильтон, который служил в центре разведывательных сетей, верили, что новое правительство, созданное в 1789 году, должно решить проблемы, ослабляющие безопасность США, согласно первой конституции Америки. Эту позицию также поддерживали Томас Джефферсон, Джеймс Мэдисон и Джон Джей, которые участвовали в конфликте на политическом и дипломатическом фронтах. Они пытались передать одностороннее управление новосозданному Офису президента, чтобы сделать возможной более тонкую и гармоничную внешнюю и внутреннюю политику, включая использование секретных методов.

Успешное использование Вашингтоном разведки и обмана во время Войны за независимость США привело президента к выводу, что новый исполнительный офис нуждается в специальном фонде разведки. Вашингтон верил, что разведывательные операции  являются той областью, где Континентальный конгресс показал свою полную неспособность хранить секреты. Он имел бы совсем незначительное влияние на постоянный разведывательный комитет в Сенате и Палате представителей, воспринимая это как нарушение его «исполнительной власти», что предусмотрено Статьей 2 Конституции США, включая его власть, как главнокомандующего и главного дипломата страны. Все отцы-основатели были бы особенно озабочены ролью Палаты представителей, поскольку они имели минимальное влияние на этот орган.

В своем первом ежегодном обращении к Конгрессу Вашингтон потребовал, чтобы фонд «секретной службы» был подконтрольный президенту и позволял проводить секретные операции без согласования с Конгрессом. Запрос президента был поддержан в 1790 году. Это дало Вашингтону возможность избежать процедуры отчетности перед Конгрессом — президент получил зеленый свет для проведения секретных операций, которые, по его мнению, необходимы для отстаивания национальных интересов Америки.

Шпионский аппарат, созданный Вашингтоном, существовал и развивался даже после ухода первого президента. Ни один из последующих президентов не обращался к этой секретной схеме, исключением стал лишь Томас Джефферсон. «Мудреца из Монтичелло» (как назвал его Джон Адамс) часто изображают, как сторонника уважительного отношения к Конгрессу и защитника открытости и подотчетности, но на самом деле был предшественником имперских президентов ХХ века. Джефферсон использовал фонд секретной службы больше, чем любой другой из первых президентов Америки, используя эти деньги для подкупа племен коренных американцев с целью получения территории, а также для проведения первой секретной операции, направленной на свержение иностранного правительства.

Еще в качестве посланника Америки во Франции, Джефферсон был в восторге от секретных операций, включая получение планов испанского правительства относительно построения канала через территорию Панамы, использования источников в Голландии для получения внутренней информации правительства в интересах Америки. 

Джефферсон верил, что именно президент должен иметь право применять секретные инструменты американского правительства. В 1807 году Джефферсон написал Джорджу Хею, федеральному судье, который также был  зятем пятого президента США Джеймса Монро, что «все государства признают необходимость проведения секретных операций, и отмечают, что об этих действиях должен быть осведомлен только президент».  Ранее он также отмечал, что «Сенат, согласно Конституции, не может вмешиваться в дела исполнительной власти, а также не может судить о необходимости проведения таких операций, поскольку не располагает секретной информацией. Все это находится во власти президента». В свете всего этого не удивительно, что Джефферсон использовал частные лица для выполнения секретных операций, как способ обойти Конгресс. Например, в 1804 году Джефферсон использовал частное лицо для передачи американскому представителю во Франции секретного письма, в котором содержалась тайная информация и призыв пользоваться частными каналами передачи информации.

В определенной степени, приверженность первых президентов США к использованию методов шпионажа и обмана была вполне оправданным выбором. И Джефферсон, и Мэдисон поддерживали секретные операции, поскольку они позволяли достигать своих целей без значительных затрат и необходимости содержать огромную армию. Некоторые также отмечают, что на посту Госсекретаря Джефферсон использовал подобную тактику в отношении племен коренных американцев, которым были предложены взятки за добровольное освобождение территорий. В апреле  1791 года Джефферсон в общих чертах описал свои взгляды в письме к Джеймсу Монро, который вскоре стал пятым президентом США: «Я надеюсь, что мы  избавимся от индейцев уже этим летом и изменим нашу тактику из войны на подкуп». После избрания президентом Монро смог полностью реализовать эту политику.

В 1804 году в секретном письме будущему президенту Уильяму Генри Гаррисону, который тогда занимал пост губернатора территории Индиана, Джефферсон призвал его увеличить количество торговых домов на контролируемых индейцами территориях, чтобы лидеры племен могли покупать товары в долг, а потом отдавать этот долг землями. Более того, президент Джефферсон разрешил проведение секретной операции для свержения короля Триполи (первая подобная операция Соединенных Штатов), которая включала в себя подкуп недовольных членов королевской семьи.  Джефферсон позже будет скрывать от Конгресса факт проведения этой операции, учитывая его решение отказаться от поддержки армии наемников, которую Америка создала для передачи трона «нужным» членам королевской семьи.

Одобренная Джефферсоном экспедиция Льюиса и Кларка  в 1804 году была скорее разведывательной операцией, а не попыткой открыть новые виды животных и растений. Склонность Джефферсона к темной стороне можно также увидеть и в его попытке убедить своего друга президента Мэдисона в необходимости отомстить за сожжение Белого дома.

Джеймс Мэдисон, один из ключевых авторов Конституции США, служил Госсекретарем при президенте Джефферсоне, и был отлично осведомлен о пристрастии последнего к неподобающим действиям во внешней политике. Однако сам Мэдисон, похоже, не пытал такой любви к подобным тайным операциям и схемам. В 1805 году Госсекретарь Мэдисон использовал деньги из фонда секретной службы с целью оплаты услуг проститутки для официального посланника Туниса. Эти средства были направлены, в частности, на облегчение «двусторонних отношений» между двумя странами. Несмотря на то, что Мэдисон был более почтительным к Конгрессу, он также прибегал к секретным операциям, которые были направлены на получение контроля США над частями Флориды, побуждая «спонтанное» восстание на испанских территориях. В отчет на критику Мэдисон предоставил ложную отчетность Конгрессу и иностранным правительствам о действиях администрации. Перед началом войны 1812 года Мэдисон потратил 50 тысяч долларов из фонда секретной службы выкупа переписки у британского агента, который заявил, что имеет информацию о намерениях федералистов Новой Англии выйти из союза.

Некоторые из вас могут отметить, что отцы-основатели будут неуместными в современных дебатах относительно проблем разведки, поскольку Соединенные Штаты создали новые секретные способы проведения подобных операций. Приписывание этим людям ограничений или запретов подобных операций является искажением истории. Такие секретные операции являются истинно американским феноменом. Сказочные версии отцов-основателей, которые опровергают подобные действия, являются выдумками борцов за свободу личности и других либералов. Это правда, нравится нам это или нет. 


Источник: foreignpolicy.com





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!