Присоединяйтесь к нашим группам

Сирийский сюрприз от Путина: Пять точек зрения

Сирийский сюрприз от Путина: Пять точек зрения
Что стоит за решением России о выводе основной части своей воинской группировки из Сирии?
Кто мы такие, чтобы пытаться постигнуть суть заявления российского президента Владимира Путина о том, что основная часть российских военных экспедиционных сил будет выведена в ближайшие дни (или недели, или месяцы)? Является ли это решение кругом почета Кремля, или же за ним стоит боязнь оказаться в ситуации, которая станет для России опасной и дорогостоящей ошибкой? Предлагаем пять точек зрения на «сюрприз» от президента Путина.
16 03 2016
21:57

1. Поставленная задача выполнена

Самым простым объяснением является предположение о том, что высадка российских войск в Сирии в сентябре прошлого года изначально была краткосрочной операцией. В то время Кремль не раздавал грандиозных обещаний о том, что принесет российское вмешательство в сирийскую гражданскую войну – не звучало ни хвастливых утверждений о том, что Исламское государство будет уничтожено, ни заявлений о том, что Башар Асад восстановит полный контроль над всеми сирийскими территориями.

В лучших традициях российского присутствия на украинском Донбассе, Путин, можно сказать, проскользнул в Сирию на фоне победных реляций западных экспертов о том, что дни режима Асада сочтены, а силы оппозиции скоро займут Дамаск. Российское военное присутствие в Сирии было призвано «посодействовать» режиму Асада, и оно справилось со своей задачей. Спустя шесть месяцев в марте 2016 года уже никто не заикается о том, что Асад находится на грани падения, а сирийские правительственные войска и многочисленные поддерживающие их полупартизанские группы перехватили инициативу на поле битвы, вернув под свой контроль ключевые населенные пункты, что усилило их способности по удержанию отвоеванных территорий в то время, как уничтожаются силы оппозиции.

Более того, изменилась сама политическая динамика. Сирийская оппозиция, США, большая часть западных правительств и союзных стран Персидского залива прежде жестко настаивали на уходе Асада в качестве главного предварительного условия для начала любых переговоров с правительством о переходном периоде. Теперь же, если отбросить в сторону риторику, помогающую сохранить лицо, различные участники сирийского политического процесса вынуждены принять тот факт, что Асад какое-то время еще будет находиться у власти. Путин наглядно продемонстрировал то, что Кремль не бросает в беде своих друзей и партнеров и что у него есть возможности сочетать военные и политические цели в рамках успешной ограниченной по времени кампании.

2. Уходить на гребне успеха

Вмешательство России существенно изменило имидж Кремля не только в регионе, но и на всей международной арене. Оно продемонстрировало то, что военные реформы и возросшие расходы на оборону за последние несколько лет принесли свои плоды. Российская армия доказала, что в состоянии организовывать и осуществлять военные операции и интервенции за пределами бывшего Советского Союза, и что Москва в состоянии изменить расстановку сил в Сирии, воспользовавшись имеющимися у нее средствами и невзирая на намерения и желания Вашингтона, Брюсселя, Эр-Риада или Анкары. Сирийская кампания продемонстрировала новые российские способности и заставила мир убедиться в том, что США – не единственная на планете держава, способная показать силу в различных частях земного шара.

Но отправив подобное сообщение, Москве больше не нужно и, главное,  невыгодно его повторять - ведь со временем потенциальные недостатки и слабые места военной машины России все равно проявятся. Неожиданным стал успешный запуск крылатых ракет с бортов Каспийской флотилии ВМФ России для поражения целей с Сирии – но шок от этой демонстрации был смазан явными техническими неполадками. Россия также «поиграла мускулами» в Сирии и сумела остановить наступление оппозиционных сил сравнительно небольшой ценой и с минимальными жертвами. Но если бы Россия решилась и перешла на следующий этап военной кампании, отвоевывая обширные территории, находящиеся под властью оппозиции или Исламского государства уже несколько лет, это было бы уже не так-то просто сделать.

Начало мирных переговоров дает России красивый шанс завершить свою военную операцию «с почетом» и на высокой ноте достигнутого успеха, и она достаточно мудро воспользовалась им, предпочтя имеющиеся преимущества вместо того, чтобы подвергаться риску возможных унизительных поражений в будущем. Кроме того, будем откровенны, речь идет о немалых деньгах – государственная казна значительно пустеет при проведении подобных военных операций.

3. Избежать афганской ловушки

Когда Россия начала высадку своих вооруженных сил в Сирии прошлой осенью, ответной реакцией некоторых из спонсоров сирийской оппозиции было желание превратить Сирию в новый «Афганистан» для российской армии – путем наращивания боеготовности оппозиционных сил, способных сбить российские военные самолеты, и тем самым вынудив Россию к возрастающему наземному участию в боевых действиях, что значительно подняло бы цену подобной военной кампании – как в отношении жертв, так и в отношении денежных затрат. Подобный сценарий не был запущен благодаря трезвомыслящим политикам, понимающим, какие далеко идущие последствия могло бы вызвать провоцирование скрытых войн, скажем, между Россией и Саудовской Аравией. Возврат к реальности после уничтожения российского военного бомбардировщика истребителем турецких ВВС (и перспектива возможного столкновения сверхдержав в Сирии) также способствовало прекращению подобных разговоров. Более того, когда Турция в прошлом месяце подняла шумиху вокруг создания «буферной зоны» на сирийской территории вдоль границы с Турцией и намекнула на то, что не против саудовского участия в подобной операции, Эр-Рияд (и Вашингтон) не проявили никакого энтузиазма.

При этом Путин прекрасно осознает, что продолжительная и глубокая интервенция ведет к деградации военных возможностей и вызывает недовольство общественности внутри страны.  Прежде всего, он извлек уроки проведения подобных миссий на примере Соединенных Штатов – из того, как попытки превратить оперативные военные миссии по сдерживанию «Талибана» в Афганистане и по подтверждению того, что Ирак не располагает оружием массового поражения, в более широкие и длительные программы по трансформации общества не только вызвали  возрастающее сопротивление, но и привели к подрыву авторитета США, обессилив их.

Если положение режима в Сирии стабилизировалось и перевес находится на его стороне, делая его способным сражаться, имея в помощниках иранских «стражей революции» и ливанских боевиков «Хезболла», то тогда нет смысла в дальнейшем пребывании российских военных на сирийской земле. Объявленный Россией вывод войск означает то, что Путин может воспользоваться сценарием, разыгранным Советским Союзом после вывода своего воинского контингента спустя десятилетие бесплодных усилий борьбы в Афганистане: усилить своих ставленников на местах и убедиться в их способности поддерживать свое функционирование. Стоит напомнить о том, что власть Мохаммеда Наджибуллы в Афганистане не рухнула под натиском моджахедов после вывода советских войск, но просуществовала до развала Советского Союза, когда прекратились поставки военного оборудования, техники и помощи. Таким же может быть сейчас подход и к Сирии: обеспечить Асаду возможностью сохранять контроль над своей частью Сирии и убедиться в том, что никто не угрожает его положению.

4. Навстречу Саудовской Аравии

Перспектива столкновения с Саудовской Аравией по вопросу Сирии совсем не входит в планы Москвы. России необходимо срочно объединить усилия с Эр-Риядом в отношении стабилизации мировых энергетических рынков с тем, чтобы цены на нефть снова начали расти, пополняя российский бюджет и опустевшие социальные фонды. Вывод российских войск дает понять Саудовской Аравии, что после того, как Москва удержала своего союзника от падения, Россия остается открытой для переговорного урегулирования (с учетом определенной степени децентрализации и создания правительства единства), которое бы отвечала некоторым устремлениям и интересам Саудовской Аравии. Не продолжая борьбу за Асада насмерть, а, наоборот, возвращая войска домой после стабилизации его положения, Россия создает предпосылки для принятия компромиссных решений. С учетом того факта, что министры энергетики двух стран встречаются в апреле для того, чтобы рассмотреть результаты «заморозки» темпов добычи нефти, время, выбранное Кремлем для заявления о выводе войск, может расцениваться как приглашение к диалогу для Эр-Риада.

5. Все под контролем

И, наконец, решение Москвы, которое, по некоторым данным, явилось неприятным сюрпризом для сирийского правительства, невзирая на последовавшие заявления о том, что решение было согласовано между Москвой и Дамаском, может расцениваться как предупреждение Путина для Асада и прочих потенциальных «иждивенцев»: российский колодец не бездонный.

Решимость Асада, направленная на достижение компромиссного решения при урегулировании ситуации, стала угасать по мере того, как российские ВКС смещали баланс сил в его пользу. Возможно, Кремль хотел обратить внимание Асада на то, что Россия не оказывает ему благотворительную помощь. Опять же, россияне наверняка провели аналогии с недавними ситуациями, в которых оказались администрации Буша и Обамы, когда иракские и афганские руководители продолжали требовать от США помощи, в то же время не желая поддаваться американскому давлению или предпринимать меры, которые требовал от них Вашингтон. Россияне доказали, что они способны на решительные действия; но Асад не является кем-то незаменимым. С точки зрения Москвы, российское вмешательство предоставило Асаду шанс на продолжение борьбы за власть – но если, в конце концов, он все же проиграет, то это будет его поражение, а не Москвы.

В последующие дни и недели мы убедимся, насколько искренна Москва в своем намерении вывести основную часть воинской группировки. Важно не забыть при этом о том, что Москва сохраняет свои военные базы (морскую и воздушную) на побережье Сирии, что позволяет Кремлю оперативно вернуться на театр военных действий в случае угрозы его интересам или при изменении ситуации. При всем при этом заявление России означает, что Путин рассматривает операцию в Сирии не как выполнение определенной задачи, а как одну из частей в его более грандиозной головоломке по восстановлению своей позиции лидера сверхдержавы в мире, и он явно считает, что все идет своим чередом и согласно его планам.

ИГ является террористической организацией и запрещена в РФ


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!