Присоединяйтесь к нашим группам

«Русский мир»: мир во всем мире?

«Русский мир»: мир во всем мире?
Кремль рассматривает этнических русских, живущих в ближнем зарубежье, как мощную группу поддержки на местах.
17 03 2016
18:34

Вера Закем, глава «русского» отдела CNACorporation

В преддверии второй годовщины российской аннексии украинского Крыма, формально утвержденной подписью президента Владимира Путина по решению российской Думы от 18 марта 2014 года, активное военная кампания России в Сирии отвлекла внимание международной общественности от продолжающегося конфликта в Украине. Хотя накал военного противостояния и снизился, сам конфликт далек от завершения – как, впрочем, далеки от решения и более общие вопросы о роли России в системе европейской безопасности и об ее отношениях с Соединенными Штатами и их европейскими союзниками. Хотя обеспокоенность американцев и европейцев в отношении позиции России и ее намерений в отношении так называемых «русских соотечественников» на территории бывших советских республик достаточно велика, их непонимание российской политики и тактики может привести к серьезным последствиям для принятия политических решений США.

Спустя два года имеет смысл более вдумчиво проанализировать подход России к русским соотечественникам и его практическую реализацию. В недавнем исследовании мы обратили внимание на основные уроки, которые можно извлечь из оценки поведения России и из политической реакции на него со стороны США. Ниже вашему вниманию предлагаются семь основных выводов.

Во-первых, политическое использование Россией соотечественников в других странах (к которым Москва относит повально всех, у кого имеются личные или родственные связи в бывшем Советском Союзе) предполагает не только культурное, но и политическое единство с Россией, с ее правительством и с ее целями. Подобный уровень родства с Россией не является универсальным среди этнических русских, русскоговорящих или других людей, имеющих отношение к сегодняшней Российской Федерации. Что еще важнее, правительства, которым удалось сформировать сильное чувство национального единения и национальной самобытности, могут управлять отношением к языку, традициям, искусству и прочим сферам, не обязательно связанным с политикой. Кроме Украины, подобный подход имеет значение для стран Балтии, Казахстана, Узбекистана и Молдовы, на территории которых проживает значительное число этнических русских в относительном и/или абсолютном соотношении.

Во-вторых, то, что происходит в восточной Украине, не называется во всеуслышание успехом России или Владимира Путина ни в самой России, ни за ее пределами. Попытки использовать русских соотечественников в качестве инструмента внешней политики России влекут за собой обратный эффект, как это случилось в Украине, где отношение большинства населения к Москве превратилось в крайне негативное. Вряд ли это является продуктивным развитием событий как для сообщества соотечественников в самой Украине (особенно на ее востоке, где трудно предугадать, как будут складываться в будущем отношения между украинцами и русскими, живущими рядом), так и для намерений самой России, стремящейся избежать появления враждебно настроенного государства на своих границах. Подобный практический пример вряд ли послужит образцом для подражания для сообществ и общин соотечественников где-либо еще, в особенности, если местные правительства преуспели в деле их интеграции и адаптации в общество.

В-третьих, соотечественники – это слишком прямолинейный инструмент. Они никогда полностью не подчиняются воле России, хотя Москве и удалось увеличить свое влияние в Донецкой и Луганской области, и располагают ограниченными возможностями по оказанию давления на принятие решений национальными правительствами тех стран, в которых они проживают. Они наиболее действенны при защите своих собственных прав и интересов (как многим это показалось в середине 2014 года) и менее эффективны в качестве защитников и «адвокатов» интересов и целей чужих правительств, их ставленников или же зарубежных эмиссаров.

В-четвертых, не смотря на ограниченность влияния России на соотечественников, Москва располагает внушительным набором инструментов и тактикой для обработки русских общин и сообществ для достижения своих целей. Сюда входят, кроме всего прочего, и официальные и коррупционные деловые связи, и Русская православная церковь, и культурные организации, подобные «Русскому миру». Важно также обратить внимание на умелое сочетание Россией традиционной народной дипломатии и манипулирования общественным мнением посредством таких организаций как «Russia Today (RT)» и «Спутник», ставящих дезинформацию на поток, а также с использованием Интернет-троллинга. Кроме того, в прилегающих регионах внутренние средства массовой информации России служат мощным инструментом по социализации заграничных соотечественников и их приобщению к обширному русскому культурному миру.

В-пятых, как уже многие отмечали, реинтеграция сообществ и общин соотечественников в Россию – будь то через возвращение на Родину (что является долгосрочным и важным элементом политики России, столкнувшейся с падающими демографическими показателями и тенденциями) или через аннексию - это ослабляет их роль как инструмента влияния, снижая численность сообществ в других странах. Тот факт, что жители Крыма теперь не могут принимать участия в выборах в Украине, повлияет на результаты национальных выборов в некогда полярно разделенной стране, в которой к власти поочередно приходило то «западники», то «восточники». Отдельно отметим то, что по данным российской Федеральной миграционной службы в июле 2015 года, на территории России сейчас находится более одного миллиона беженцев из восточной и южной Украины. Они тоже вряд ли смогут принять участие в украинских выборах.

В-шестых, эта проблема вряд ли разрешится в ближайшее время. Западные и российские взгляды на систему региональной безопасности в Евразии фундаментально расходятся. В то время как защита интересов русских соотечественников выглядит больше как политическое оправдание захвата Крыма и участия в военном конфликте на востоке Украины, чем как искренняя забота о судьбах русских соотечественников, волею судеб оказавшихся за границей Родины-матери (собственно говоря, в официальной концепции России это и представлено как внешнеполитическая задача, а не как цель поддержания системы национальной безопасности), трения, сопряженные с правами русских соотечественников и с отношением к ним на местах, будут существовать и впредь.

И, наконец, в  седьмых, приняв все вышеизложенное к сведению, Соединенным Штатам и их союзникам следует попытаться понять, вступить в контакт и попробовать сгладить возможные причины недовольства сообществ русских соотечественников на всей территории бывшего Советского Союза, а также проанализировать не только инструменты и влияние России, но и их степень и пределы. Ни самоуспокоенность, ни паранойя не помогут Америке в деле защиты и продвижения своих интересов в России и в соседних в ней государствах.


Источник: nationalinterest.org





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!