Присоединяйтесь к нашим группам

Секретные ингредиенты мира во всем мире: старо как мир

Секретные ингредиенты мира во всем мире: старо как мир
Что же это: деньги, власть, секс или любовь?
18 03 2016
16:32

Дэвид Роскопф, генеральный директор «ForeignPolicy».

Однажды, в те дни, когда птеродактили все еще бороздили земные небеса, я проходил собеседование у одного нью-йоркца, которому некуда было девать деньги и свободное время. Он искал кого-нибудь достаточно сообразительного для того, чтобы подсказать ему: стоит ли прикупить некий журнал, и если стоит, то включиться в работу над его изданием. Хотя в начале разговора я выглядел всего лишь ребенком, недавно окончившим колледж, я все же мог поразить воображение любого человека при помощи компьютера (который в те времена был размером с фургон «Вольво») и сделать кое-какие внушающие доверие прогнозы. Я предоставил их магнату в блестящей упаковке в виде больших синих папок, заполненных перфорированными карточками и по сути взывающими к нему: «За этим парнем будущее!». В конце концов, он дал мне работу (кстати, я так блестяще доказал ему нецелесообразность приобретения журнала, что вскоре оказался на грани увольнения).

Тем не менее, он был богат и при этом не знал, чего он хочет. Подобный вид богатых людей очень импонирует таким служащим, каким был в то время я - учитывая, насколько молодым и бедным я был тогда, хватаясь за любую более-менее пристойную работу.

Так случилось, что мой босс был одержим теми вещами, которые считал истинным смыслом жизни: любовь, секс, деньги и власть. При этом он очень хотел узнать разницу между «западными» и «восточными» аспектами этих понятий и принес мне стопку книг двух философов – Д.Т.Сузуки и Бертрана Расселла, обязав меня проштудировать их труды и написать краткое изложение их взглядов.

Это было совсем неплохая работенка - сидеть в офисе на Парк Авеню, погружаясь в мир великих идей и умных мыслей, и периодически выходить за хот-догом, покупая его у ливанца на углу улицы, который ежедневно подкатывал сюда со своей тачкой. У моего босса висел Пикассо на стене гостиной в пентхаусе – с какой стати мне было задавать лишние вопросы?

Конечно же, закончив изложение и безмерно гордясь своим философским стилем рассуждений, я торжественно вручил свою работу моему работодателю. Он даже не стал ее читать – что вполне доступно охарактеризовало его взгляды на данный предмет. Как он объяснял мне еще раньше, все это - значительные жизненные ценности, но две их них (власть и деньги) являются «крутыми», а две (любовь и секс) – «побочными». Две были очень важны всегда, а две предназначались лишь для вечеров и выходных дней. Мое задание было из разряда обладания коллекцией шедевров модернизма в его квартире на Пятой Авеню: нужны лишь для того, чтобы его друзья и коллеги считали его утонченным и одухотворенным мыслителем, а не бездумным животным с Уолл-стрит (каким он и являлся на самом деле).

Позднее, работая в Вашингтоне, мне пришлось усвоить тот же самый урок на практике.

Вашингтон отличается от Нью-Йорка. Власть здесь превалирует над деньгами. И все же большие парни (да, преимущественно парни) уделяют все свое время «крутым» понятиям. Понятия «побочные» предназначены для общественных организаций и для ведущих различных ток-шоу.

Но чем больше я узнавал о том, как в действительности устроен наш мир, тем больше я осознавал ту ущербность, с какой мой магнат описал тогдашнее мое выполненное задание. Потому что деньги неотделимы от власти: они являются ее источником. Об этом прекрасно осведомлены во всех столицах по всему миру. Обратите внимание на текущую президентскую кампанию в США. Во всех новостях доминирует тема праймериз,  но на самом деле значение имеет только один первоначальный выбор (тот, который в действительности определит, кто же станет президентом) – та ярмарка барышей, на которой богатые определяют, кому они выделят свои пожертвования, кто из кандидатов «вполне подходящий», а кто «лишь подает надежды».

Но, возможно, самой серьезной ошибкой моего магната стало не разделение денег и власти, а отделение от власти любви.

Любовь, вероятно, самый мощный источник власти, намного превосходящий наличные деньги, военную мощь или институциональные полномочия, на которые опираются так называемые «сильные мира сего». Я сейчас говорю не о том, какое место она занимает в арифметическом соотношении в повседневном функционировании власти; я говорю о том, как любовь мотивирует и побуждает к действиям, конфликтам, разногласиям и решениям – и в гораздо большей степени, чем это могут себе позволить политические постановления или же военные инициативы.  Согласно этой оценочной микрошкале, любовь возрождает человека, связывает семьи и общества, исцеляет раны, побуждает к альтруизму, делает нас всех лучше (роль секса во всем перечисленном не менее значительна, подчас даже более значительна, чем у любви).

Однако любовь означает гораздо больше, чем все эти перечисленные вещи. Поговорим о судьбе практически любого диктатора, в распоряжении которого имеются все рычаги государственного давления для навязывания своей воли на широкие массы. Их падение неизбежно. Что приводит их к падению? Люди сплачиваются и объединяют свои ряды на основе любви к свободе, любви к справедливости, любви к своей стране, любви к ближнему. Идеи, манифесты и революционная тактика тоже имеют значение в ходе подобных протестных движений, и все же именно любовь (в различных ее проявлениях) является основой, которая объединяет всех этих людей, и движущей силой, толкающей их на борьбу. Спросите любого революционера (или любого другого борца за изменения в мире), что заставляет их требовать перемен? Хорошо обоснованные доводы или же мощная сердечная предрасположенность?

Крупнейшие мировые религии базируются на центральной идее любви – к всевышнему, к своему ближнему. Однажды, на конференции, на которой я выступал, меня спросили о моей жизненной философии, и я инстинктивно ответил: «Любите своих детей». Потому что если вы готовы отдаться этому могущественному зову, вы станете лучшим проводником на Земле, стремящимся к построению лучшего будущего. Мы часто слышим о материях, проявляющих сильные качества ради спасения своих детей, которых они любят. Мы редко слышим то же самое о людях, действующих ради своих работодателей или избранных представителей.

Даже в ходе больших войн – будь то во Вьетнаме или на Ближнем Востоке, где мы боремся с экстремистами – не оружие играет решающее значение, как не играют его и миллиарды долларов, которые мы тратим на войны. Завоевание «сердец и умов» - вот что имеет значение, вот что играет роль для социального единения, для выработки общего направления движения, для сохранения мира. В сущности, мир целиком зависит от любви. И если война считается «мощной силой», то пора осознать, что любовь гораздо сильнее войны.

Подобный подход важен в нашем желании понять и сформулировать природу власти. Для достижения этой цели необходимо определить разницу в нашей жизни между тем, что попадает под общее определение «власти», и тем, что действительно имеет власть над нами и нашими близкими. Как оказалось, влиятельность проистекает не из военных арсеналов или из сети банков, а из глубины человеческого сердца, как это и повелось с самых давних времен. Чтобы преуспеть на глобальном уровне, необходимо понимать, коснуться, дотронуться и отнестись с уважением к этим сердцам – точно также, как мы должны сделать это и у себя дома. Пока те, кто стремится к настоящей власти, как и к настоящему миру, не овладеют подобным искусством, им вряд ли удастся достигнуть желаемого.


Источник: foreignpolicy.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!