Присоединяйтесь к нашим группам

Уход России из Сирии: поймет ли Асад прямой намек?

Уход России из Сирии: поймет ли Асад прямой намек?
Решение о частичном выводе воинского контингента России из Сирии многих застало врасплох. По мнению обозревателя DW Лойя Мадхуна, смысл послания президенту Асаду предельно ясен — он должен договориться с оппозицией.
22 03 2016
13:29

Вне всякого сомнения, Владимир Путин поразил в равной степени и врагов, и друзей, приняв решение о выводе больше части российской воинской группировки из Сирии.

В арабском мире почти все оппоненты Асада поприветствовали подобный шаг – прежде всего, Катар и Саудовская Аравия, являющиеся основными сторонниками «умеренной» сирийской оппозиций. Обе страны выразили надежду на то, что решение России придаст импульс переговорам по Сирии, проходящим в Женеве.

На стороне режима Асада, тем не менее, особой радости по поводу вывода российских войск не испытывают. За последние несколько дней арабская пресса многократно сообщала о существенных расхождениях во взглядах между Путиным и Асадом, возникших незадолго до того, как Путин объявил о планах по выводу воинской группировки.

Этот разлад между Асадом и его российскими покровителями в отношении целей российской интервенции стал вполне очевиден после того, как соглашение о прекращении огня вступило в силу: в интервью иностранным журналистам сирийский диктатор категорически заявил о том, что намерен вернуть под свой контроль всю территорию Сирии. Подобная откровенность вынудила некоторых российских дипломатов поставить его на место и недвусмысленно дать понять, что приоритетным является политическое урегулирование сирийского конфликта.

Этот инцидент указывает на то, что российские интересы не обязательно полностью совпадают с интересами Асада. Действительно, Путин хотел спасти режим Асада от поражения в борьбе с повстанцами. Он также стремился всячески ослабить поддерживаемую Западом «умеренную» оппозицию под предлогом борьбы с так называемым «Исламским государством», которая сыграла небольшую (или, вернее, практически никакую) роль в реализации его планов.

Однако Путин абсолютно не планировал обеспечить своему вассалу в Дамаске безоговорочную военную победу. Это повлекло бы за собой вовлечение российской армии в жесткое и дорогостоящее противостояние с суннитским большинством населения в Сирии. Второй «Афган» имел бы катастрофические последствия для экономических и политических интересов России.

Миссия выполнена

Следует признать, что сегодня Путин достиг своих целей: режим Асада укрепил свое положение, опираясь на поддержку «Хезболла» и шиитских партизанских групп. России удалось расширить стратегически важную военную базу в Тартусе; более того, была сооружена новая военная база. И смена власти по ливийскому сценарию больше невозможна. Таким образом, Россия утвердила себя в роли проводника идей неоавторитаризма, направленного на сдерживание и дестабилизацию демократических режимов власти.

Но что еще более существенно – начав свою кровопролитную интервенцию, Россия сумела продемонстрировать Западу, остававшемуся инертным в ходе развития событий в Сирии, что бывшая мировая сверхдержава, которую еще недавно американские политики называли «региональной», вернулась на арену международной политики. В любом случае, сегодня любое политическое урегулирование затянувшейся войны в Сирии невозможно без участия Москвы, намеренной диктовать свою волю.

По этой причине вывод российской воинской группировки выглядит как недвусмысленный сигнал для Асада. Путин хочет, чтобы тот, наконец, серьезно подошел к переговорам с оппозицией в целях сохранения государственной и, что еще более важно, территориальной целостности Сирии. Однако, судя по всему, Асаду не очень нравится идея о возможном отказе от абсолютной  власти.

С учетом данного факта, только переходное сирийское правительство национального единства без участия Асада может обеспечить политическое урегулирование ситуации в стране, и сегодня все надежды Запада на окончание этой жестокой войны в Сирии связаны исключительно с Путиным.

Но чтобы мир, наконец, пришел в разрушенную Сирию, Путину придется примириться с мыслью о необходимости отстранения Асада.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: dw.com





DW
На фото: Франк-Вальтер Штайнмайер и Сергей Лавров в августе на встрече в Екатеринбурге, Россия. Вскоре в Гамбурге состоится двухдневная встреча 50-ти министров иностранных дел ОБСЕ. Подготовка к встрече подразумевает строгие меры безопасности. Немецкий министр безопасности Штайнмайер обратился к российскому коллеге Лаврову с проникновенной речью.
12:19 | 08.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!