Присоединяйтесь к нашим группам

Почему Россия говорит о победе в Сирии?

Почему Россия говорит о победе в Сирии?
Что стоит за выполнением задачи, поставленной Путиным?
24 03 2016
20:46

Недавно российский президент вновь вызвал международный фурор, внезапно объявив о своем решении о начале вывода российского воинского контингента из Сирии. Россия «кардинальным образом переломила ситуацию» непосредственно на месте при участии российских военных, и ее стратегические задачи «в целом выполнены», заявил Путин на транслируемой по телевидению встрече с высшим руководством в Москве, включая министра обороны Сергея Шойгу и министра иностранных дел Сергея Лаврова. По итогам встречи верховный главнокомандующий вооруженными силами России объявил о том, что он принял решение « с завтрашнего дня начать вывод основной части нашей воинской группировки из Сирийской Арабской Республики».

Заявление, сделанное 14 марта, стало полной неожиданностью для всех - точно так же, как это было с внезапным вмешательством России в ход сирийской гражданской войны, сопровождаемым  громогласными обещаниями о вхождении в широкую международную коалицию сил по борьбе с исламским радикализмом. Не удивительно, что обозреватели склонны расценивать решение Москвы как превентивный шаг с тем, чтобы не увязнуть в трясине разрушительной сирийской войны, продолжающейся уже с полдесятилетия.

Возможно, дело обстоит именно так. Но вместе с тем, решение Путина является частью давно продуманного расчетливого плана со стороны Кремля.

С самого начала военное вмешательство России было вызвано несколькими взаимодополняющими задачами. Риторически правительство Путина представило свои действия как начало широкого «крестового похода» против террористической группировки «Исламское государство» - и попутно выставило напоказ «беспомощность» Запада. Но его реальные мотивы оказались более чем прагматичными.

Прежде всего, Кремль стремился укрепить положение давнего союзника Башара Асада, который уже уступил значительные территории своим многочисленным политическим оппонентам. Параллельно он намеревался усилить свою стратегическую позицию в восточном Средиземноморье, сосредоточенную на действующей уже многие годы российской военно-морской базе в сирийском портовом городе Тартус. В то же время правительство Путина отчаянно пыталось наверстать время, упущенное за последние месяцы в Украине, где его силам пришлось столкнуться с неожиданно упорным сопротивлением украинцев.

Спустя шесть месяцев все эти цели были достигнуты.

Благодаря российскому вмешательству, правительство Асада укрепило свою власть. Хотя сирийская правительственная армия не смогла отбить значительных территорий, ей удалось восстановить контроль над районом, известным как “Алавистан» - этническим анклавом на западе страны, в котором действующий режим сможет окопаться и выжить (хотя и в меньших размерах). В результате сегодня уже не кажется, что дни Асада сочтены.

Военное присутствие Москвы в Сирии тем временем значительно расширилось. С сентября прошлого года Россия укрепила и расширила свою действующую военно-морскую базу в Тартусе, а также основала новую военно-воздушную базу в Латакии, начав работы по сооружению еще двух военных объектов поблизости. Она доставила необходимые человеческие и материальные ресурсы и поставила на боевое дежурство военно-морские крейсеры Черноморского флота, постоянно курсирующие у берегов Сирии.

Военное вмешательство России в Сирии принесло ей очевидные политические дивиденды. С его помощью Путину удалось развернуть общественное мнение России в свою пользу, отвлекая внимание общественности от многочисленных провалов своего правительства (среди них - финансовый крах, прекращение поставок товаров из-за рубежа, растущий авторитаризм). Сирийская кампания хотя бы частично позволила России выйти из международной изоляции, в которой она оказалась из-за своей агрессии против Украины. И хотя это не привело к отмене западных санкций, тем не менее, военная миссия в Сирии сделала Москву ключевым игроком на Ближнем Востоке.

Тем не менее, Россия все же внесла свой вклад в заключение непрочного перемирия, состоявшегося в середине февраля в Женеве, и благодаря своему влиянию на Асада, продолжает добиваться его соблюдения. Это, в свою очередь, дает Кремлю право решающего голоса в вопросах региональной политики, поскольку Западу требуется содействие России для того, чтобы режим Асада не отказался от выполнения условий любого политического плана по урегулированию ситуации.

Не собирается Россия отказываться и от своих стратегических преимуществ, полученных в Сирии. Кремль уклончив в высказываниях о том, какой по размерам и мощности воинский контингент останется в Сирии после того, как «основная часть» группировки будет выведена. Пока все указывает на то, что размеры оставшихся сил будут значительными. Россия продолжает наносить авиаудары по противникам режима даже после начала вывода сил из страны. И если понадобится, Москва с легкостью вернется на прежние позиции. Как заметил сам Путин, Россия может возвратить воинскую группировку в Сирии, если того потребуют обстоятельства – и сделает это за считанные часы.

В условиях продолжающегося хаоса в Сирии хотелось бы расценивать уход российских войск как маневр строго в рамках оборонной инициативы. Однако приказ Путина имеет все признаки проведения более комплексной и более изощренной стратегии -  это обратимый процесс, направленный на сохранение важного политического влияния и стратегических преимуществ, которых удалось достичь.

Под таким углом зрения, вне всякого сомнения, задача Путина действительно была выполнена – и не в целом, а целиком.

ИГ является террористической организацией и запрещена в РФ


Источник: nationalinterest.org





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!